ОТ “ТЬМЫ” ДО “СВЕТИТ…”

Читая критику на премьеру спектакля “Светит, да не греет” А.Островского и Н.Соловьева в Театральном Центре им.Ермоловой, поражаешься однообразию оценок.

Все без исключения упоминают Чехова, несомненно знакомого с пьесой Островского и Соловьева, ибо фабула “Вишневого сада” весьма близка пьесе “Светит, да не греет”. Для того, чтобы дать сравнительные характеристики двух этих пьес, спектакль Центра вполне может служить неким “трамплином. В самоом деле: многие ли знакомы с творением Островского и Соловьева, написанным задолго до “Вишневого сада”? Но для подобного исследования требуются усердие и серьезность, зачастую отсутствующие у нашей критики. А так, походя, почти и не обсуждая собственно сам спектакль, размышления о сходстве или различии пьес, разделенных двумя десятилетиями, наводят на печальные мысли о пишущих. Печальные, потому что ими единодушно не замечено главное, что отличает спектакль “Светит, да не греет” от всех последних премьер в Москве.

А именно: подлинно трагедийный его финал. Все промахи спектакля: невнятная сценография, неоправданная статика мизансцен, несколько не вписавшихся в актерский ансамбль исполнителей, – все тонет в ноте внезапной трагедийности, масштаб которой, видимо, недооценивают и сами актеры, точно исполняющие, как ни странно, математически выверенный режиссером финал. Такой прорыв к высокой трагедии не то, чтобы не часто, а весьма и весьма редко встретишь в современном русском театре, не склонного обращаться к сердцу зрителя. Энергетическая волна, исходящая со сцены в финале “Светит, да не греет” такова, что выступают – прошу прощения за прозаизм, – по выражению моей знакомой, “вот такие (ладонь отведена сантиметров на десять от локтя) мурашки”. Причем, в общем-то догадываешься, чем все, происходящее на сцене в течении двух часов, завершится: она, как водится, бросится в реку, он, сам себя приговоривший – вслед с обрыва. Но по тому, как после этих досадных происшествий оставшиеся в живых актеры двигаются, говорят, молчат – ловишь себя на том, что режиссерская воля захватывает тебя врасплох, такой финал становится неожиданностью, к переживанию подобного ты просто не был готов. Ушат трагедийного, вылитый на тебя, оглушает, и только после того, как покидаешь зал, становится очевидным, что надорванный крик, ясно прозвучавший в тишине – крик о самоценности каждой человеческой души. Накаленный размах финала только подчеркивает остальные удачи спектакля.

К ним отношу шесть крашеных белым кресел-качалок, по ходу действия населяющих, то какой-то игрушечный трамвайчик, то палубу уцененного лайнера, а то и нагруженных собственным смыслом: в самом деле, стоит подставить сапог, и остановленный маятник непоправимо меняет окружающее пространство.

Удачно найденный ритм спектакля во втором акте дает сбои: мгновенно ослабевает напряжение между актерами, и, как реакция – внимание зрительного зала.

Но этот недостаток устраним, так как актерский ансамбль спаян (воображение подсказывает многомесячную кропотливую работу, впрочем, не видную зрителю), за редким исключением. Из любви к актерскому труду вынесем за скобки подробный разбор – лишь несколько слов о тех, кто поразил. Их трое: Анжела Белянская (Ренева), Анна Маркова (Ольга) и Геннадий Галкин (Залешин). Белянская – тем, что, ни на миг не забывая о масштабности роли, удивительно точна и скрупулезна в деталях: это создает объем, еще невиданный в других ролях актрисы. Напротив, Марковой идет на пользу именно ее неопытность (далекий от мысли, что опыт приходит с годами, не могу тем не менее пропустить тот факт, что Маркова – студентка Щукинского училища), ибо наивность, детскость и чистота не наигранны актрисой, а присущи ее духовному миру.

И, наконец, Галкин в спектакле “Светит, да не греет” обуреваем столь подлинными страстями на такой головокружительной высоте, что приходится с удовлетворением отметить появление на столичной сцене настоящего мастера. Я испытывал подобное захватывающее удовольствие дважды: когда следил за игрой Юрия Екимова в роли Свидригайлова и Олега Меньшикова в роли Нижинского.

Все вышеперечисленное я ставлю в заслугу постановщику спектакля “Светит, да не греет” в Театральном Центре им.Ермоловой Галине Дубовской. Осенью прошлого года в другом Центре – Центре Челси Дубовская вместе с актерами первого в Лондоне русского театра “Чайка” выпустила спектакль “Тьма” по рассказу Леонида Андреева. Мне удалось посмотреть видеозапись этой постановки. Удивительная работа! Однако следует, видимо, дождаться гастролей “Чайки” в Москву, дабы не попасть впросак вкупе с критиками, пишущими о том, чего никто не видит. Кстати, второе название “Светит…” – “На Родину!” Так что, до встречи, “Тьма”!

Алексей БУРЫКИН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГЛУХО, КАК В БАНКЕ
“НЕ ШЕКСПИР ГЛАВНОЕ, А ПРИМЕЧАНИЕ К НЕМУ”
“ЗАКУЛИСЬЕ” “ОБОЗА”
КОГДА НЕ МОЖЕТ ПОМОЧЬ ГОСУДАРСТВО
ЭТО ТВОИ ПАСЫНКИ, РОССИЯ?
ИГРЫ НА ГРАНИ ФОЛА
Премьер-министр Ирландии застыл в ожидании…
ПРОТИВОСТОЯНИЕ ОЖИДАЕТСЯ ЖЕСТКОЕ
ПОМОЖЕТ ЛИ РОССИИ ПЕРЕХОД К “БОЯРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ”?
“ЗВЕЗДЫ” ПАДАЮТ НА ЗВЕЗД
ПОСЛЕДНИЙ МИНИСТР ИМПЕРИИ
Шансы объединения России и Белоруссии в единое государство
ЧЕЧНЯ: МОСКВА РИСКУЕТ НАСТУПИТЬ НА ОДНИ И ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ
ЦЕНТРИЗМ РОССИИ ПРОТИВОПОКАЗАН
СОЦИАЛИЗМ НА КАЧЕЛЯХ ИСТОРИИ
ШОУ – ОНО… И В “РОССИИ” – ШОУ
ПОКРОВИТЕЛЬ МОСКВЫ ИВАН КАЛИТА


««« »»»