ПРОТИВОСТОЯНИЕ ОЖИДАЕТСЯ ЖЕСТКОЕ

Признаюсь, я несерьезно воспринял постановление Государственной Думы о денонсации Беловежских соглашений. “Несерьезно” – надо понимать так: не ожидал, что решение это вызовет цепь бурных событий, в результате которых законодательная и исполнительная власти войдут в острый клинч. Впрочем, не один я оказался настроен столь благодушно. Как только Дума приняла свое знаменитое постановление, то факт этот многими политологами, журналистами, политиками квалифицировался как “глупость”, “нелепость”, “бред”, “казус” и даже как “идиотизм”, вице-спикер Александр Шохин выразился так: “Дума поставила себя в идиотское положение”.

Что ж, действительно, представлялось более чем очевидным: как ни всхлипывай по Советскому Союзу, какие доблести ни приписывай канувшей в толще истории великой державе, все-таки СССР – это факт прошлого, восстановить его в настоящем невозможно. Ни мирным путем, ни тем более силой. Ничего юридически значимого из решения Думы не проистекало. И для мирового сообщества демарш Думы имеет нулевой эффект: новые государства – бывшие советские республики – стали субъектами международного права, членами ООН, и все (за исключением, как показали дальнейшие события, Белоруссии) ни при каких условиях не собираются отказываться от независимости и вливаться в новый Союз.

Абсурдная сторона решений Думы тоже очевидна: если принять, что Беловежские соглашения отменены, тогда не существует и Содружества Независимых Государств, исчезает с карты мира Россия, а следовательно, и нет российского парламента. То есть Госдума упразднила себя – не абсурд ли? И как это не парадоксально прозвучит для инициаторов, постановление Думы означает, что единственным законным должностным лицом на территории России предстает Ельцин. Смотрите: поскольку становится неясным статус нашего государства (на территории России восстановлен СССР, а этот факт можно толковать как угодно), то вся власть сосредоточивается в руках президента Бориса Ельцина, так как он был избран на этот пост, еще когда существовал Советский Союз. Анатолий Лукьянов настаивает на том, что решение Думы имеет юридические последствия, тогда он должен согласиться с этой логикой и сложить с себя депутатские полномочия. Он этого не делает, стало быть, его утверждению, что Дума приняла юридически грамотный итог, нет веры.

Примеры абсурдности можно приводить и приводить. Потому понятен тон первых комментариев – бесперспективное дело затеяли думцы-коммунисты. Но далее события начали разворачивается весьма тревожным образом. Наши властители – как в Охотном Ряду, так и в Кремле – использовали факт денонсации, чтобы вступить на тропу войны. Инициатива противостояния принадлежит коммунистам. Их лидеры – люди хладнокровные, и точно рассчитали последствия своего, на первый взгляд, нелепого шага. Руководство КПРФ знает, чего и как добиваться. Программу-минимум выразил Геннадий Зюганов в узком кругу своих соратников: “Наша задача в том, чтобы наша оппозиция политике режима превратилась в противостояние между ее законодательной и исполнительной структурами”. Тоже понятно, что стоит за этим. Для коммунистов самое сладостное желание на сегодняшний день – создать обстановку неопределенности и хаоса, возбудить в народе революционную горячку. Все разговоры и решения о восстановлении Советского Союза – лишь инструмент, с помощью которого коммунисты пытаются возбудить нетерпимость масс. Цель коммунистов – вывести из равновесия Ельцина. И, кажется, им это удалось. Он своими высказываниями, рубящими жестами начинает напоминать прежнего Ельцина – напористого, способного к самым диким поступкам.

События накалялись день ото дня. Ельцин реагировал на решение Думы о денонсации Беловежских соглашений, под которыми стоит и его подпись, нервно и жестко: “Дума посягнула на российскую государственность, что преследуется Конституцией… Она должна ответить за свои безответственные действия”.

Руководители стран СНГ осудили решения Думы и настойчиво просили Ельцина принять “соответствующие меры”. Они намерены собраться, чтобы обсудить создавшееся положение.

Спикер Госдумы Геннадий Селезнев пригрозил, что в таком случае он созовет законодателей из других республик, чтобы поставить на место зарвавшуюся исполнительную власть от Минска до Алма-Аты. Но, думается, Ельцину удастся собрать своих коллег, а вот Селезневу – вряд ли. Несмотря на то, что, как и в России, во многих государствах Содружества существует антогонизмм между законодательной и исполнительной властями, все-таки вряд ли главы парламентов откликнутся на приглашение Селезнева. Внутренние распри – это одно, а подыгрывать российским коммунистам в их политических интригах – совсем другое дело. Это могут расценить и как попытку мятежа по свержению существующего строя со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Сквозь пелену последних событий проступают зловещие очертания 1993 года и его трагический апофеоз – кровавый октябрь. Противостояние между Верховным Советом и президентом тоже началось с войны постановлений и указов, со споров, кто находится на конституционном поле, а кто – нет. Съезд народных депутатов (был такой грандиозный орган власти, которым виртуозно манипулировал Руслан Хасбулатов) имел право менять статьи Конституции. За два года в Основной Закон было внесено около трехсот поправок! Ельцин, естественно, противился этому процессу. И вскоре все затянулось в такой тугой узел, что кроме как разрубить его одним ударом вариантов не осталось.

Как ни трагично, но, кажется, возвращаются те злобные времена, все признаки налицо – споры о конституционности действий, выпады в адрес друга друга, угрозы собрать под свои знамена всех и вся, недовольство со стороны Думы (в 1993 году в этой роли предстал Верховный Совет) прессой и телевидением. Геннадий Селезнев обвинил их в дезинформации и искажении сути судьбоносного постановления Думы, а вся шумиха, по его мнению, поднялась из-за недобросовестных журналистов. Странное заключение: печать и телевидение лишь информировали о том, что произошло в Думе, а уж обостренная реакция на это политиков как внутри страны, так и за рубежом, реакция российского общества – тут средства массовой информации совершенно ни при чем.

Но самое опасное последствие решения Думы от 15 марта – возникла и укрепилась тема отмены или переноса президентских выборов. Эту карту начали разыгрывать обе стороны – и Кремль, и парламент. Стороны обменялись по этому поводу рядом жестких обвинений. Зюганов предупредил публику, что Кремль готовится примерно наказать парламент, вот-вот вступит в действие “силовой вариант” решения проблемы: “Есть горячие головы в окружении президента, которые намерены запретить деятельность Думы и уже пытаются давать команды силовым министерствам о приведении их частей в повышенную боевую готовность и, по сути, вводить чрезвычайное положение”. Ельцин отреагировал на это утверждение с иронией: “Пусть коммунисты не пугаются, и пусть Зюганов на БТР на работу не ездит”.

Однако разрядки напряженности не наступило. Подогрел обстановку один из руководителей кампании по переизбранию Ельцина Сергей Филатов, который сделал заявление, будто бы вполне возможна ситуация, что Ельцин будет вынужден отменить выборы 16 июня: “Все будет зависеть от развития событий и от того, насколько многое в результате этих событий изменится в стране и в мире”. Слова эти, согласитесь, не настраивают на мирный лад.

Тем не менее не очень ясно, а кому, собственно, выгоднее переносить или отменять выборы – Ельцину, который в противостоянии явно набирает очки, поскольку занял позицию отстаивания российской государственности и Конституции, или коммунистам, которые продемонстрировали всему свету, что не в состоянии просчитать ближайшие и очевидные последствия своих поступков? Селезнев выразил удивление, с чего вдруг подняли бурю в стакане воды. Ну, если спикер-коммунист не понимает, что значит решение о восстановлении СССР, то как вообще коммунистам можно доверять страну?

Как бы там ни было, а власти переступили некую опасную черту, за которой вполне можно ждать самого трагического развития событий.

Николай АНДРЕЕВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ЗАКУЛИСЬЕ” “ОБОЗА”
“НЕ ШЕКСПИР ГЛАВНОЕ, А ПРИМЕЧАНИЕ К НЕМУ”
КОГДА НЕ МОЖЕТ ПОМОЧЬ ГОСУДАРСТВО
ЭТО ТВОИ ПАСЫНКИ, РОССИЯ?
ИГРЫ НА ГРАНИ ФОЛА
ОТ “ТЬМЫ” ДО “СВЕТИТ…”
Премьер-министр Ирландии застыл в ожидании…
“ЗВЕЗДЫ” ПАДАЮТ НА ЗВЕЗД
ПОМОЖЕТ ЛИ РОССИИ ПЕРЕХОД К “БОЯРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ”?
Шансы объединения России и Белоруссии в единое государство
ПОСЛЕДНИЙ МИНИСТР ИМПЕРИИ
ЦЕНТРИЗМ РОССИИ ПРОТИВОПОКАЗАН
ЧЕЧНЯ: МОСКВА РИСКУЕТ НАСТУПИТЬ НА ОДНИ И ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ
ШОУ – ОНО… И В “РОССИИ” – ШОУ
СОЦИАЛИЗМ НА КАЧЕЛЯХ ИСТОРИИ
ГЛУХО, КАК В БАНКЕ
ПОКРОВИТЕЛЬ МОСКВЫ ИВАН КАЛИТА


««« »»»