ЭТО ТВОИ ПАСЫНКИ, РОССИЯ?

ГРУСТНЫЕ ЗАМЕТКИ О СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЕ

Все несчастные люди несчастны по-своему. И хотя бедность становится нормой жизни, а равнодушие – способом выживания, находятся люди, которые воспринимают помощь другим как свой профессиональный долг. Но им тоже нужна поддержка.

ПРИКАЗАНО ВЫЖИТЬ!

В условиях экономических реформ наша страна переживает ситуацию, в чем-то похожую на периоды кризисов в европейских странах. Однако резкое снижение уровня жизни и тотальное обнищание людей еще раз подтверждают известную истину – у России во всем путь особый, в том числе и в выборе способов конструирования рынка.

Десятилетие назад активные идеологи реформ преподносили рынок как саморегулирующийся механизм создания более эффективной экономики и благополучного общества. На деле переход к рыночной экономике оказался очень болезненным процессом. Он создал и довел до предельного обострения целый набор социальных недугов, таких как безработица, социально-экономическая поляризация общества, преступность, наркомания, бедность, “утечка мозгов”.

Кризис в экономике отразился на всех аспектах жизни общества. Первыми под удар попали дети, в том числе – нерожденные. По оценкам специалистов, за период 1990-1992 годов под влиянием кризиса рождаемость снизилась на 10 процентов, а в 1993 году – уже на 20-25 процентов. Начался процесс депопуляции, сейчас он, правда, приостановлен. Однако число детей в семьях из года в год уменьшается – иметь ребенка стало роскошью.

Одновременно резко увеличилась смертность. Это и понятно: экономический кризис принес постоянные нервные стрессы, разрушение системы бесплатного здравоохранения, высокие цены на медицинские услуги. Борьба за выживание занимает слишком много времени и сил. Их уже не остается на заботу о собственном здоровье. А сколько человеческих жизней унесли экологические катастрофы, рост преступности, “горячие точки”… Средняя продолжительность жизни мужчин сейчас 57 лет: многие умирают, не достигнув даже пенсионного возраста.

Новая политика доходов привела к стремительному расслоению общества по уровню материального достатка. Если в 1991 году доходы 10 процентов наиболее обеспеченного населения в 4,5 раза превышали доходы такой же наименее обеспеченной части, то в 1992 году – в 6,5 раза, а в 1994-м – уже в 15 раз. В прошлом году разрыв еще более увеличился. Теперь в категорию бедных, помимо традиционно уязвимых групп – пенсионеров, инвалидов, учащихся, – попадают работники бюджетной сферы. Об их низкой зарплате, которая к тому же не выплачивается месяцами, вспоминают только в периоды предвыборных кампаний.

Исследования, проведенные в девяти регионах России мониторинговой группой Министерства социальной защиты населения летом 1995 года, показали: 54 процента населения имеет доходы ниже прожиточного минимума. Это не бедность и даже не нищета, это – вымирание. Таким образом, население столкнулось с проблемой выживания в кардинально изменившихся условиях и необходимостью адаптации к ним.

С ПРОТЯНУТОЙ РУКОЙ

Какую бы политическую систему не выбирало общество, какие бы идеологии оно не провозглашало, главным в иерархии ценностей должен оставаться человек. Об этом необходимо помнить, принимая любые политические решения, но прежде всего принцип заботы о человеке должен отразиться в социальной политике государства. Серьезная социальная политика всегда имеет несколько измерений. Одно из них – общественно-политическое – предполагает гармонизацию общественных отношений, снятие критической энергии противостояния полярных социальных групп. Другое – чисто человеческое – направлено на конкретную заботу о конкретной личности, на тех, кто беден, слаб, несчастен и болен.

Нынешняя социальная политика носит пока еще слишком общий, размытый характер. Необходим пересмотр ее принципов в сторону большего учета интересов семьи, создания условий для ее самообеспечения, воспитания детей, формирования национального механизма реализации семейной политики. Не менее важной остается проблема особой защиты и поддержки пожилых людей, тех, кто уже отдал обществу все свои силы и здоровье, а сейчас еле-еле сводит концы с концами.

Еще одна группа, остро нуждающаяся в адресной социальной поддержке, – это инвалиды. Долгие годы проблема инвалидности практически была закрыта для обсуждения в средствах массовой информации. Люди с психическими заболеваниями, физическими недостатками, инвалиды детства были изгоями общества, “неприкасаемыми”. Оторванные от мира, они жили своей собственной жизнью, тихо и замкнуто. Перемены в обществе, с одной стороны, позволили высветить эту проблему, с другой – еще больше подорвали материальные условия инвалидов. На крошечную пенсию, без специализированных средств передвижения, а зачастую и без медицинской помощи они влачат жалкое существование. Вот и стоят с протянутой рукой в метро, подземных переходах и у церквушек те, кому наше государство не смогло, или не захотело, создать нормальные, не унижающие человеческое достоинство условия жизни.

По официальной статистике, в России инвалидами являются 4,5 миллиона человек. Александр Ломакин, председатель Всероссийского общества инвалидов, утверждает, что в действительности их гораздо больше – 8,5 миллиона. Напрашивается вывод: далеко не все инвалиды имеют официально признанную инвалидность и, соответственно, положенную пенсию. Опять же по статистике, только у 650 тысяч инвалидов есть рабочие места, остальные замкнуты в четырех стенах своих жилищ – без общения, денег и надежды. Размер пенсии – около 200 тысяч рублей. Это значит, что никаких условий для учебы, лечения, профориентации у них нет, и уж совершенно недостижимы путешествия, культурные развлечения… Только половина из 300 тысяч детей-инвалидов учится в школах. Остальные сидят дома, а вместе с ними – несчастные матери, вынужденные ухаживать за больным ребенком и потому не имеющие ни постоянной работы, ни нормальных доходов.

В древности некоторые первобытные племена убивали больных и старых соплеменников или бросали их на произвол судьбы. Гуманизм, прогресс и культура научили человеческое сообщество заботиться о своих наиболее обездоленных членах, и степень цивилизованности во многом определяется уровнем этой заботы. Примером могут служить Германия, Испания, Финляндия, где ведется целевая государственная политика, направленная на то, чтобы интегрировать инвалидов в общество, дать им полноценное образование, помочь приобрести профессию. В России же проблема социализации инвалидов, вовлечения их в активную жизнь оставлена пока на откуп энтузиастам-одиночкам, хотя она имеет государственное значение и масштаб.

ДЕЛО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ

Опыт показывает, что социальная защищенность каждого человека может быть достигнута только благодаря государственным формам поддержки и помощи. Частная благотворительность, о которой так много говорится в последние годы, способна лишь дополнить, но не заменить их. Только государство располагает необходимыми финансовыми ресурсами, которые могут быть направлены на комплексные и масштабные программы социальной защиты. Оно должно обеспечить гарантированную, законодательно закрепленную, адресную социальную помощь. Однако расходы на социальные программы до сих пор остаются бюджетными аутсайдерами. Что касается частных благотворителей и меценатов, то их участие в деле помощи нуждающимся, безусловно заслуживает благодарности. Однако далеко не всегда выделяемые средства расходуются разумно и попадают к тем, кому они действительно необходимы. Есть и такие “благотворители”, которых заботит только собственная реклама: тот же господин Мавроди, устроивший несколько лет назад бесплатные проезды в метро, мог бы получить приз за самую корыстную, унизительную и глумливую “благотворительность”.

Как ни покажется странным, но система социальной защиты населения начала складываться в России всего несколько лет назад. Это не значит, что раньше социальная работа не велась вообще. Она проводилась разными структурами – медицинскими, образовательными, культурными, социального обеспечения, но не имела ни комплексного характера, ни концептуального оформления.

Принятый недавно Закон “Об основах социального обслуживания населения” юридически закрепляет многие виды социальной помощи, дает возможность более активно развивать разнообразные формы социальных услуг, определяет статус социальной работы. Министерством социальной защиты населения РФ разработаны положения по функционированию различных типов социальных учреждений, проводится стандартизация их деятельности. Иными словами, социальная работа постепенно начинает рассматриваться как объективно необходимое явление, как практика социальной жизни.

Причем эта практика имеет самые разнообразные формы: в стране действует более двух тысяч центров социального обслуживания, помощи семье и детям, социально-психологических служб, реабилитационных центров. Развивается сеть телефонов доверия, социальных приютов, открылись первые кризисные центры. Можно сказать – “лед тронулся”. Одним уже дали шанс на выживание, другим – на реабилитацию в новых условиях, третьим оказали материальную поддержку, кому-то помогли уладить семейный конфликт. И все это одинаково важно: за каждым случаем стоит чья-то боль, забота, потеря, отчаяние, возможно – жизнь.

Хочется привести несколько конкретных примеров. Очень результативно и творчески работает в Москве Центр социального обслуживания “Раменки”. Здесь создан обширнейший банк информационно-аналитических материалов, разработана и апробирована модель семейной муниципальной социальной службы. Сотрудники центра оказывают помощь трем тысячам семей, в том числе многодетным и семьям с детьми-инвалидами. Центр осуществляет не только материальную поддержку, здесь можно получить консультацию у психолога, юриста или педагога и, наконец, просто организовать семейный праздник.

Подобные центры есть в Зеленограде, Выборге, Сыктывкаре, Челябинске. Но все-таки – еще не в каждом городе и не в каждом районе. Многое зависит от региональных властей, инфраструктуры регионов, сложившихся традиций. Соответственно, и модели организации таких служб различны: они могут быть и комплексными, и специализированными. Важно, чтобы они возникали, развивались, работали и повышали уровень человечности в нашем жестком и суровом обществе (хотя такой показатель и не предусмотрен в должностных инструкциях).

ЗАЩИТНИКИ И ЗАЩИТНИЦЫ

Одно дело, подать нищему по дороге на работу, навестить больную соседку, отдать в детский дом старые вещи. И совсем другое – изо дня в день сосредоточенно, целенаправленно и милосердно помогать страдающим людям. Горе непривлекательно: одинокие старики, бомжи, беспризорные дети, больные, инвалиды. Но именно они больше всего нуждаются в помощи профессионалов – социальных работников. Начиная с 1991 года социальная работа в России определена как самостоятельный вид профессиональной деятельности. Изначально ряды социальных работников формировались за счет представителей – а чаще представительниц – тех профессий, которые в результате реформ попали под сокращение. Например, воспитательниц детских садов. Но скоро стало ясно: социальная работа требует не только особой подготовки, но и особых нравственно-гуманистических качеств.

Сейчас специалистов по социальной работе готовит более 60 учебных заведений России. Это многопрофильный вид деятельности, который востребует и психологов, и юристов, и экономистов, и педагогов. Но если задача подготовки кадров уже как-то решается, то проблема повышения престижа профессии встает все более остро. И дело прежде всего в оценке этого труда.

Парадоксально, но сами социальные работники практически находятся за чертой бедности.Заработная плата квалифицированного специалиста в системе социальной защиты не достигает 300 тысяч рублей, а работника среднего звена – 90 тысяч. Тут впору самим просить помощи. Недавно созданная Ассоциация работников социальных служб пытается решить хоть часть этих проблем, например выделить гранты для лучших соцработников. Но и у ассоциации средств немного, потому грант 1-й степени определен в размере всего 400 тысяч рублей. “Новые русские” тратят такую сумму за один ужин в ресторане.

В президентской кампании участвуют многие политические партии и движения, и все предлагают социальные программы, дают обещания. Представители этих партий уже заседают в Государственной Думе. Что мешает им прямо сейчас выступать с конкретными законодательными инициативами, направлеными на совершенствование социальной защиты, контролировать выполнение социальных программ? Помогать нужно вовремя, и это время уже наступило.

Евдокия ХОЛОСТОВА,

доктор исторических наук директор Института социальной работы


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Шансы объединения России и Белоруссии в единое государство
ЧЕЧНЯ: МОСКВА РИСКУЕТ НАСТУПИТЬ НА ОДНИ И ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ
ЦЕНТРИЗМ РОССИИ ПРОТИВОПОКАЗАН
СОЦИАЛИЗМ НА КАЧЕЛЯХ ИСТОРИИ
ШОУ – ОНО… И В “РОССИИ” – ШОУ
ПОКРОВИТЕЛЬ МОСКВЫ ИВАН КАЛИТА
ГЛУХО, КАК В БАНКЕ
“НЕ ШЕКСПИР ГЛАВНОЕ, А ПРИМЕЧАНИЕ К НЕМУ”
“ЗАКУЛИСЬЕ” “ОБОЗА”
КОГДА НЕ МОЖЕТ ПОМОЧЬ ГОСУДАРСТВО
ИГРЫ НА ГРАНИ ФОЛА
ОТ “ТЬМЫ” ДО “СВЕТИТ…”
Премьер-министр Ирландии застыл в ожидании…
ПРОТИВОСТОЯНИЕ ОЖИДАЕТСЯ ЖЕСТКОЕ
ПОМОЖЕТ ЛИ РОССИИ ПЕРЕХОД К “БОЯРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ”?
“ЗВЕЗДЫ” ПАДАЮТ НА ЗВЕЗД
ПОСЛЕДНИЙ МИНИСТР ИМПЕРИИ


««« »»»