“НАШ ДОМ – РОССИЯ”. РЕГИОНЫ НЕ В ВОСТОРГЕ

Движение “Наш дом – Россия” на организационном этапе задумывалось как единая корпорация властных элит на региональном и федеральном уровнях. Поначалу НДР действительно выглядел как объединение подавляющего числа региональных лидеров под руководством В.Черномырдина. Однако уже летом в деятельности НДР произошел надлом, и кризис этой суперсистемы осенью стал очевидным. Причины этого заключаются в нефункциональности НДР как предвыборного блока. Ведь большинство высокопоставленных чиновников из структур исполнительной власти отнюдь не желают менять свое кресло на сомнительный статус депутата Государственной Думы. Стали заметно ослабевать и позиции федерального руководства НДР, прежде всего премьер-министра. Дистанцирование от движения Президента Б.Ельцина привело к тому, что НДР стал восприниматься как частное политическое предприятие премьер-министра, обеспокоенного своим собственным будущим. Стало неочевидным соблазнительное единство В.Черномырдина и топливно-энергетического комплекса.

Одновременно от НДР стали отворачиваться региональные лидеры, видящие в этом блоке теперь уже не более чем временную лоббистскую структуру, значение которой после выборов скорее всего станет нулевым (популярная точка зрения глав администраций, без обиняков высказываемая ими избирателям: “НДР нам нужен только для защиты интересов области”).

Уже в ходе формирования региональных отделений НДР обнаружилась любопытная тенденция: чем слабее позиции главы администрации, тем активнее он участвует в работе НДР. Сказалась и совершенно непродуманная “политика открытых дверей”, не предусматривавшая отбор лидеров местных отделений НДР, отдававшая все на откуп действующим администрациям. Не мудрено, что этот процесс сопровождался скандалами. Сначала удар по НДР нанесло поражение главы администрации Свердловской области А.Страхова, который изначально уступал как лидер общественного мнения Э.Росселю и держался за НДР как за “последнюю соломинку”. Затем тень на НДР бросило увольнение лидера движения в Брянской области, главы областной администрации В.Карпова, который оказался связан с криминальными структурами. Наконец, сказался сокрушительный разгром команды полковников Л.Рохлина в “Сталинградской битве” за пост мэра и за места в городской думе.

Разворачивающаяся избирательная кампания наглядно демонстрирует, что региональные элиты, объединение которых планировалось в рамках амбициозного суперпроекта, стали утрачивать интерес к НДР. Функционеры исполнительной власти оказались в списках множества блоков, включая КРО, АПР и КП РФ. Региональные элиты вместо дружного объединения под флагом НДР тихо “рассосались”.

В регионах НДР из “партии власти” медленно, но верно превратился в партию вузовской интеллигенции, малозначимых функционеров местных администраций и немногих хозяйственников, повторяя судьбу ПРЕС на прошлых выборах. Более того, даже для них “партия ректоров и профессионалов” стала неудобным прикрытием. Есть факты, когда, подписываясь за кандидата от НДР, избиратели в массовом порядке отказывались подписаться за список движения. Множество кандидатов, выдвинутых НДР, выставляется теперь в качестве независимых. Если это и “хитрая тактика”, то говорит она отнюдь не о популярности движения на местах (в 1993 г. подобным образом маскировался “Выбор России”).

Заметим, что НДР начинает проигрывать в регионах, отличающихся традиционной лояльностью электората. Конгресс русских общин перехватывает инициативу в Свердловской и Челябинской областях, на родине премьера – в Оренбургской области. Не проявляет интереса к НДР администрация самой “демократической” области Центральной России – Ярославской. Пока неясны перспективы НДР в таких важных для движения регионах, как Санкт-Петербург, Московская, Нижегородская и Самарская области. Фактически НДР остается без региональных “бастионов”, которые небезуспешно перехватываются конкурентами (остается надеяться разве что на такие вотчины ТЭК, как Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский округа, но этого явно маловато). Администрации же предпочитают заигрывать с многими политическими партиями, в том числе с коммунистами.

Надо отметить и фактическую потерю движением села, которое гипотетически при определенной стратегии избирательной кампании могло бы дать НДР немалое число голосов (в силу ориентации многих селян на действующую власть, на “крепких хозяйственников” в стиле В.Черномырдина, за счет популярности в их среде многих глав администраций, поддержавших НДР). Но массового избирателя на селе НДР фактически потерял, сделав ставку на фермеров В.Башмачникова и предложив определиться с частной собственностью на землю на референдуме. Это был поистине царский подарок АПР и КР РФ.

Основной надеждой НДР становятся одномандатные округа, поскольку гарантий массового голосования за партийный список движения уже нет, как нет действенной поддержки региональных элит. Из огромной элитной корпорации НДР в сознании избирателя все более превращается в партию “Черномырдина-Михалкова”, очередную причуду российской многопартийности. Но в округах перспективные кандидаты есть и их немало.

Значительное место среди кандидатов от НДР в округах занимают работники администраций, но заметно отсутствие в числе выдвиженцев НДР крупных функционеров. Большинство кандидатов от НДР в принципе относится к категории “неплохих парней” с хорошими объективными данными и авторитетом в трудовом коллективе. Однако большинство из них в 1993 г. в выборах не участвовало, и требуется их серьезная направленная раскрутка (многие явно пасуют перед опытными и “наглыми” соперниками). В качестве “тяжелой артиллерии” НДР в округах планировались мэры Тулы (Н.Тягловый) и Красноярска (В.Коздняков), но, по последним данным, участвовать в выборах они не намерены. Остается еще второй эшелон региональных элит, включающий управляющего делами московской областной администрации, заместителей глав региональных администраций (Псковская и Томская области, Коми-Пермяцкий округ). Более распространенной категорией оказались главы районных, городских и поселковых администраций, известность которых часто ограничивается собственными “вотчинами”, заместители глав районных и городских администраций, второстепенные работники региональных администраций. Иногда выдвижение чиновника от НДР больше напоминает почетную ссылку “в депутаты”.

Таким образом, избирательная кампания НДР начинает пробуксовывать. Это связано с явным или тайным саботажем региональных элит, снижением политического статуса движения. Если использовать параллели с прошлыми выборами, то НДР можно сравнить с “Выбором России” и ПРЕС одновременно. Но списывать со счетов НДР пока рано, поскольку движение имеет все шансы для уверенного преодоления пятипроцентного барьера и проведения в Думу значительной группы одномандатников. НДР остается фаворитом избирательной кампании, но уже не является изначально задуманным колоссом и даже не “первым среди равных”.

Ростислав ТУРОВСКИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

РОССИЯ – ИРАН: ПОПЫТКА ТОРПЕДИРОВАТЬ НЕФТЯНОЙ КОНСОРЦИУМ ПО КАСПИЮ
РОССИЙСКИЕ ВЫБОРЫ, ЧТО ЗА ЗАНАВЕСОМ?
САМ СЕБЕ СУДЬЯ
КОНКРЕТНЫЙ ЧЕЛОВЕК МАРТИН ШАККУМ
КТО ЗАПЛАТИТ?
Перефразируя древних, скажем: истина познается в сравнении
ПЛОХОГО ЕЛЬЦИНУ НЕ ЖЕЛАЕМ, НО ЕЩЕ РАЗ ПРЕЗИДЕНТОМ ЕМУ НЕ БЫТЬ
КРАСНОВ С КРАСНОЙ ПРЕСНИ
ОТГОВОРИЛА РОЩА ЗОЛОТАЯ…
НОВАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НЕ СВЕРШИЛАСЬ… ПОКА
Насколько совершенно действующее избирательное законодательство?
РЕФОРМЫ ПО ПЕТРУ
И ПОЛИТИКИ СТАНОВЯТСЯ ЭКОНОМИСТАМИ
ДИСКУССИЯ В ФОНДЕ “РЕФОРМА”
КТО БОИТСЯ ВЫБОРОВ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ?


««« »»»