ЧТО НАРИСУЮ НА ПОЛОТНЕ?

Сцена ДК “Меридиан” с недавнего времени стала одной из престижных площадок столицы. На ней выступают такие признанные мастера эстрады, как Юрий Антонов, Лайма Вайкуле, Вахтанг Кикабидзе и др. Здесь всегда рады талантливым исполнителям.

20 апреля “Меридиан” приглашает поклонников эстрады на творческий вечер композитора, поэта, певца, саксофониста и… художника Сергея МаНи. И хотя Сергей МаНи лауреат многих международных и всесоюзных джазовых фестивалей, его нельзя отнести к разряду всем известных, так называемых “раскрученных” исполнителей. Да он и не стремится к этому: человек всесторонне одаренный и необычайно скромный, он живет в своем мире – мире звуков, поэзии, красок.

Сольный вечер, который Сергей приурочил к якобы “30-летию своей сценической деятельности”, дал повод поговорить о его творчестве и жизни в целом.

– Скажите, Сергей, когда это вы, молодой человек, успели приобрести 30-летний рабочий стаж? Вы что, с пеленок начали музицировать?

– В общем-то да! Забегая вперед, хочу сказать, что МаНи – это мой псевдоним, получился от сочетания двух имен – Мария и Нина, так зовут моих дочерей. Настоящая моя фамилия Иванидзе. Кстати, это очень старинный грузинский княжеский род, где таланты были не редкостью. Я очень горжусь своими корнями. Бабушка моя, Нина Васильевна Колесникова, была примадонной оперной сцены Екатеринодара. Она рано ушла со сцены и занялась педагогической деятельностью. Обычно мою коляску она ставила рядом с роялем, а иногда просто укладывала меня спеленатого на инструмент. Так я принимал участие в ее занятиях с учениками, в полном смысле слова “с пеленок”.

Со временем эти занятия стали моим любимым времяпрепровождением.

– Значит, бабушка была вашим первым педагогом?

– Да, и каким требовательным! В довольно юном возрасте я уже играл 2-ю рапсодию Листа и “Лунную сонату” Бетховена.

– С этого времени вы и отсчитываете свой творческий стаж?

– Да нет, это я с юмором говорю “30 лет на эстраде”. А вообще какая-то доля правды в этом есть. В семь лет мы с братом начали петь в школьном ансамбле. Это было замечательное время: мы захватили эпоху битломании, вобрали в себя ароматы тех дней. Они живут во мне. Кстати, инструменты для своих выступлений мы делали сами: гитары, барабаны.

Помню, в начале 70-х брат сделал себе классную гитару. Он вообще гитаристом был от Бога. И кто-то тогда донес в милицию, что он срезал для нее телефонный аппарат. Но мы этого никогда не делали, другие ребята грешили, действительно использовали для гитар элементы телефонных аппаратов. Нам же из Нальчика отец привез звукосниматель, и ему потом пришлось это доказывать в милиции, чтобы спасти брата от наказания.

Тогда мы с ним твердо решили стать музыкантами. Потом он стал врачом, но гитаре остался верен до конца своих дней. К сожалению, он умер очень рано. Я же стал художником.

– Как так? Настоящим живописцем?

– Да. Когда я сейчас говорю, что музыка – этой мой мир, моя жизнь, – это действительно так. Но музыка для меня не только звуки, а и цвет, и объем, и перспектива. Я думаю, это говорит во мне художник.

Я уже упомянул, что мой род отличался талантливыми людьми, так вот один из моих дедов был художником. Жил и творил он в Париже, а когда умер, часть его картин переслали в нашу семью. Я тогда учился в 8-м классе. Когда увидел полотна деда, со мной что-то случилось… До этого я и не помышлял о живописи, и вдруг… начал рисовать. И не мог остановиться. Рисовал, как дышал… Конечно, о другом для себя пути тогда и не думал. После школы сразу поступил в художественное училище.

Видимо, уж такой я весь “сам с собой несогласный”. В училище я понял, что именно музыка – мое истинное призвание.

– И ушли из училища?

– Нет. Я всегда иду до конца. Окончил училище и даже какое-то время преподавал рисунок, потом работал художником-декоратором в театре. А потом поступил в музыкальное училище на эстрадно-джазовое отделение.

– Вы занимались фортепьяно, а почему, поступая в училище, выбрали саксофон?

– Я влюблен в группу “Пинк Флойд”. Их пластинка “Темная сторона Луны” стала образцом качества звукозаписи. Они использовали саксофон – он был яркой блюзовой краской на полотне их партитуры. Так что неудивительно, почему я тогда мечтал о саксофоне.

Хотя был в этом определенный риск. Я в детстве болел астмой, и инструменты, связанные с дыханием, для меня были под запретом – грозил туберкулез. А меня, как назло, тянуло. Труба и тромбон для меня не подходили, а саксофон стал частью меня самого.

– И как сложилась ваша дальнейшая жизнь?

– Пишу музыку: классическую, эстрадную, джазовую. Вышел мой альбом “Что нарисую на полотне?”. Так думаю назвать и мою сольную программу. Сейчас на выходе компакт-диск. Название еще не придумал. Сотрудничаю с Борисом Дубровиным, Виктором Соколовым, Мариной Варфоломеевой, Александром Хадарцевым, Александром Шушариным. Время от времени обращаюсь к поэзии Шекспира, Петрарки, Леонардо да Винчи, Лермонтова. Сам пишу стихи, но поэтом себя не считаю.

– У кого из исполнителей есть в репертуаре ваши песни?

– Я горжусь, что мой романс “Далекое-близкое” поет Николай Сличенко, мои песни исполняют Вячеслав Ольховский, Елена Кузьмина, Виктор Есин – артист театра “Сатирикон”, Сергей Полянский.

Если быть до конца честным: я с трудом расстаюсь со своими песнями. Мне нравится их петь самому.

– У вас есть педагог?

– Конечно. Я считаю, что вокалист, как и танцор, должен шлифовать свой дар каждый день. Мне очень много дают занятия с педагогом по вокалу Светланой Андреевной Савенковой. Раньше я увлекался эстрадной музыкой, много пел на английском. Это, конечно, сказалось на артикулярном аппарате. В русском согласные более твердые, и это требует определенных упражнений.

– Я помню, вы работали с группой…

– И даже с двумя. Но со временем понял, что не люблю тусовок и коллективного творчества. Согласен с Дали: любой союз разрушает индивидуальность. Да и со мной нелегко, человек я непредсказуемый. Вот очень долго не занимался живописью, и вдруг сейчас опять что-то произошло. И кто знает, что нарисую я на полотне?

Помните, как говаривал герой Мастроянни: желание-то у меня есть…

Беседу вела Галина ЗАМКОВЕЦ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

АЛЛА: НАЧНЕМ СНАЧАЛА
АИДА, ГЕРМАН И АНДРЕЙ – “ХРИПИН И Ко”
СЕЛИН ДИОН ХОЧЕТ ВЫСТУПИТЬ ПРЯМО В МОРЕ
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА РУССКОЙ ГЛУБИНКИ
У МАЙКЛА ДЖЕКСОНА РОДИЛАСЬ ДЕВОЧКА
ЭТО МУЗЫКА SOUL
Уикенд
НАШ РОМАНТИЧЕСКИЙ ВЕРНУЛСЯ!
КЛЭПТОН ОТПРАЗДНОВАЛ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ВО ВРЕМЯ ГАСТРОЛЕЙ
ПОПУЛОГИЯ – АССОРТИ
БЛАГИЕ ВЕСТИ ОТ “КИНОТАВРА”
1998 ГОД, ПРИБЛИЗЬ РЕАЛЬНОСТЬ!
ВЛАД ТАРАСОВ КАК ФАКТ НАШЕЙ ЮМОРИСТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
НАГРАДА НАХОДИТ ГЕРОЯ!
ПАТРИЦИЯ КААС ВО ПЛОТИ
АНИТА ЦОЙ ДОЛГО СКРЫВАЛА, ЧТО ЕЕ ЛУЧШАЯ ПОДРУГА – ПЕВИЦА
“ЭТО НЕ Я ТАНЦУЮ ГОЛОЙ!”
“СПЛИН” ПРОТИВ ПИРАТСТВА
ЛЮБИМАЯ ГРУППА МНОГИХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЗВЕЗД ПРИЕЗЖАЕТ В МОСКВУ
ПРЕКРАСНЫЕ ГОЛОСА И МЭРУ ПО ДУШЕ
ДВА ПОВОДА ДЛЯ РУКОПОЖАТИЙ, ОБЪЯТИЙ, ЛОБЫЗАНИЙ
ЦЕЛАЯ ЖИЗНЬ АЛЛЫ ПУГАЧЁВОЙ НОН-СТОПОМ
У ДИРЕКТОРА ТАНИ БУЛАНОВОЙ “ОТВАЛИЛАСЬ ЧЕЛЮСТЬ”, КОГДА ОН УСЛЫШАЛ ПЕСНЮ ЛЕБЕДИНСКОГО


««« »»»