“СИСТЕМА” НИПЕЛЬ: всех впускать, никого не выпускать

Сын турецко-подданного господин Бендер жил трудно. В погоне за жалким миллионом рублей он преодолевал пустынные барханы, ударял автопробегом по бездорожью и разгильдяйству, притворялся сыном лейтенантом Шмидта и, заполучив заветную сумму, был нещадно бит пограничниками. К несчастью, бедняга не знал, что, кроме препарирования стульев и шантажа безобидного Корейки, существует еще масса способов легко и надежно заработать “трудовую копейку”. Остап Ибрагимович упустил из виду непыльный страховой бизнес. Иначе бы он непременно застраховал на кругленькую сумму свои легендарные белые штаны, в которых ему так и не довелось прогуляться по тесным улочкам Рио-де-Жанейро. Ведь, как показали события последних дней, застраховать можно то, о чем все говорят, но никто никогда не видел.

Неприметная московская фирма, некое АО “Лидер” недавно заключила сенсационную и авантюрную даже для книги рекордов Гиннесса сделку. “Лидер” получил 50 миллионов долларов за застрахованную им библиотеку Ивана Грозного, поиском которой пытливые умы тщетно занимаются уже более четырехсот лет. В этой сделке загадочно все: начиная с условия договора и источника происхождения пятидесятимиллионного страхового взноса и кончая фантастической по мировым масштабам сумме страховки в один миллиард долларов, отсутствием какого-либо разумного объяснения цели совершенной сделки.

Можно лишь предполагать, от чего застраховали это эпическое, в прямом и переносном смысле слова, литературное сокровище. То ли от того, что его никогда не найдут, то ли от того, что найдут, но нескоро, то ли от похищения, если библиотеку вдруг когда-нибудь найдут. А может быть, от того, что ее сначала найдут, потом похитят, а затем снова найдут? Во всяком случае, с уверенностью можно утверждать лишь одно: “Лидеру” нужны были пятьдесят миллионов долларов и он их получил. Пока не ясно у кого в кармане стало на пятьдесят миллионов меньше. Но есть уверенность, что найти платежки несколько проще, чем сам предмет беспрецедентного страхового договора (поскольку люди в погонах придерживаются мнения о том, что лучше один раз прочесть, чем сто раз услышать). Возможно, некоторую ясность в вопрос, кто именно подарил “Лидеру” огромные деньги, на которые можно экипировать дорогими белыми штанами (по 100 долларов за штуку) полмиллиона Остапов, может внести руководитель созданного при правительстве Москвы штаба по поискам библиотеки И.В.Грозного небезызвестный предприниматель Герман Стерлигов. Это он подписал страховой договор от имени заказчика.

Непонятно также, откуда “Лидер” возьмет обещанный миллиард в случае, если с библиотекой произойдет то, что оговорено в таинственном страховом документе. Вероятно, придется бизнесменам из “Лидера” застраховать на недостающие девятьсот пятьдесят миллионов долларов “Янтарную комнату” Петра Первого, которую тоже ищут.

Понятно, что заключать подобные контракты хотелось бы, как минимум, половине из ныне существующих коммерческих фирм, но одного желания для этого мало. Нужна могучая “крыша”. У “Лидера” такая есть.

Эта страховая компания является одной из многочисленных коммерческих структур, входящих в состав акционерной финансовой корпорации “Система”. АФК “Система” – организация во всех смыслах примечательная. Фактически корпорация, созданная на базе подразделений правительства Москвы, с 1993 года ориентировалась на приватизацию столичной недвижимости и объектов перспективных отраслей экономики города. Позже деятельность “Системы” вышла на федеральный уровень. Сегодня в недрах АФК трудится более 30 тысяч человек, которым, как говорят, в целях конспирации, запрещено приходить на работу в дорогих костюмах и ездить на иномарках. Тем не менее “Система” – организация не бедная. Только в прошлом году ее оборот превысил несколько триллионов рублей. Деятельность этой фирмы настолько специфична и закрыта, что для ее обслуживания был создан специальный банк – Московский банк реконструкции и развития.

Работники “Системы” старательно избегают всяких контактов с журналистами, предпочитая пустой болтовне тяжелый каждодневный труд. Сегодня не осталось ни одного мало-мальски прибыльного направления бизнеса в Москве, от которого бы “Система” ни получала дивиденты.

Корпорация владеет акциями более 180 самых рентабельных предприятий Москвы, среди которых “Вымпелком”, “Мобильные телесистемы”, НИИ точного машиностроения, “Интурист”, ФПГ “Кедр-М”, завод “Квант”, “Детский мир” и другие.

Крестным отцом “Системы” называют ее председателя совета директоров – Владимира Евтушенкова.

Несмотря на имидж “непубличного предпринимателя”, влиятельность Евтушенкова сродни набившим оскомину обывателю монстрам отечественного бизнеса. Примером тому служит хотя бы последнее событие на московском рынке мобильной связи. Конкурс на создание к 2001 году ведомственной сети муниципальных служб от ГУВД до такси (мобильные телефоны, радиостанции и пейджеры) выиграло АО “Росико”, являющееся одним из подразделений “Системы”. Проект включен в перечень городских целевых программ, финансируемых из бюджета столицы. Он оценивается в 70 миллионов долларов при первоначальных вложениях 23 миллиона долларов.

При этом господин Евтушенков “уговорил” фирмы “Комкор”, “Радио-лизинг”, “Мосвнешинформ” и “Останкинские радиосистемы” отказаться от прав на выделенные им радиочастоты. Одновременно “Росико” получила полную лицензию на перспективную сотовую связь стандарта, потеснив тем самым “Билайн”, имеющий на эту частоту только пробную лицензию.

Неизвестно, какие аргументы использовал в беседе с конкурентами господин Евтушенков. Информация о собственной службе безопасности “Системы” никогда не предавалась огласке, поэтому трудно судить о ее возможностях в конкурентной борьбе. Не исключено также, что эта служба на самом деле достаточно заурядна, чтобы о ней говорить. И, вероятно, жесткие “переговоры” с конкурентами “Система” проводит не без помощи третьей “неформальной” силы. В этом смысле особый интерес представляет тот факт, что становление бизнеса Евтушенкова и приобретение им нынешней финансовой мощи происходило одновременно с завоеванием лидирующих позиций в криминальном мире солнцевской группировкой во главе с Михайловым (Михасем).

В правоохранительных органах даже нашлись люди, утверждающие, что Евтушенкова и Михася связывает нечто большее, чем деловые отношения. Дружны ли на самом деле эти два респектабельных человека, нам неизвестно. Во всяком случае, корпорация – одна из немногих коммерческих структур, которую миновали крупные неприятности с бандитами и которой не пришлось в спешке искать защиты у преступных тузов.

“Друзей люблю, трачу почти все свободное время на общение с друзьями”, – признается Евтушенков. Видимо, в этом и кроется секрет успеха его корпорации. Дружить нужно уметь. Но не менее важно извлекать пользу из дружбы.

Свою карьеру Владимир Евтушенков начал на комсомольской работе, а на заре перестройки стал уже руководителем Комитета по науке и технике Москвы. В 1995 году он был включен в первую десятку наиболее богатых предпринимателей России. Примечательно, что в такую компанию можно попасть, имея личное состояние не менее 50 – 80 миллионов долларов. Дело в том, что Евтушенков является учредителем ряда коммерческих структур как физическое лицо. Его доля в разных местах колеблется от сотых процента акций до полутора десятков.

Девиз “Системы” – “Мы берем лучшее из прошлого и работаем на будущее!” Правда, что такое хорошо, и что такое плохо, каждый понимает по-своему. С точки зрения нормального человека стремление предпринимателя объединять подконтрольные ему коммерческие структуры для оптимизации бизнеса, многообразить и разветвлять свое дело не содержат ничего предосудительного. Но если из прошлого бандитского капитализма в будущее выносятся методы физического давления, устранения конкурентов, то ничего хорошего в этом быть не может.

Последний скандал, в котором в один ряд ставились фамилии Евтушенкова и Михайлова, связан с убийством директора московского производственного комбината Владимира Монахова.

Отец убитого, вспоминая последние разговоры с сыном, помимо Шафраника, открыто угрожавшего Владимиру Монахову, упоминал также Евтушенкова и солнцевскую группировку, когда речь шла об обстоятельствах, предшествовавших трагедии. Делая поправку на неизбежную эмоциональность убитого горем отца, не стоит, однако, снисходительно относиться к его воспоминаниям. Насколько нам известно, следствие активно отрабатывает все возможные версии громкого убийства.

По мнению отца погибшего директора, его сын опасался силового давления со стороны его оппонентов из-за спора с судьбе имуществ комбината (это более двухсот московских автозаправочных станций и несколько десятков магазинов автопринадлежностей).

Шафраник и Евтушенков, по версии старшего Монахова, представляли интересы Центральной топливной компании, которая рассчитывала завладеть муниципальным комбинатом. Владимир Монахов этому противился.

По идеальной для руководителя “Системы” схеме приватизации в Москве, самые лакомые куски приватизированной собственности должны были прямо или косвенно попадать под его контроль. На этом экономическом фундаменте и построена неприступная крепость “Системы”. Причем нельзя сказать, что корпорация Евтушенкова распоряжается уже контролируемым ею имуществом самым прибыльным для Москвы способом. К примеру, входящая в “Систему” бензиновая фирма “Кедр-М” за пять лет пользования более чем десятком городских АЗС не заплатила ни копейки за их аренду. В результате бюджет не получил сумму, исчисляемую миллиардами рублей.

В обществе с еще нецивилизованным рынком достижения своих целей бизнесмены добиваются либо взятками, либо угрозами. И высокопоставленные чиновники не всегда могут контролировать латентные процессы, происходящие в самом низу бюрократического аппарата. Несмотря на непримиримую борьбу ряда руководителей субъектов федерации в органах муниципальной и региональной власти, респектабельным дельцам, как правило, всегда удается добиться своего.

Особую опасность в этом смысле представляют союзы бюрократов, бизнесменов и бандитов. Такие негласные “объединения” способны оказывать немалое влияние даже на первых лиц в региональной политике. Тогда политическая карьера уважаемого человека становится зависимой не столько от воли избирателей, сколько от интересов доморощенной “мафии”.

Понятно, что организация и управление такой корпорации, как “Система”, предполагает тесный и доверительный контакт ее руководителя с чиновниками низшего и среднего звена. Так возникают “неприкасаемые”, которые, оказавшись на недосягаемой для других высоте, любому доброму и полезному начинанию придают гипертрофированные и уродливые формы. И тогда дело доходит до страхования на астрономические суммы материально не обозначенных предметов, до физического устранения отказавшихся подчиниться конкурентов, до грязной борьбы за доступ к телу могущественного политика.

Рассуждая об истоках возникновения и становления преступности в нашей стране, большинство аналитиков предпочитает сравнивать Россию конца 90-х с Америкой начала 30-х. Это не верно.

Общеизвестно, что любой крупный капитал может быть нажит лишь преступным путем. И в этом нет ничего противоестественного, поскольку в любой стране, а тем более в России, период коренных экономических реформ неизбежно связан с катастрофическим отставанием законодательной базы от динамики реальной жизни. Нельзя было строить нормальный капитализм, живя в рамках уголовного кодекса социалистического государства.

Как уже достаточно давно государственные мужи с облегчением констатировали, что первоначальное накопление капитала в России завершено. Дни, когда миллионерами становились за считанные сутки, прошли. Сейчас единственной реальной возможностью заработать сравнимые с прежними деньги стало перераспределение сфер влияния.

Борьба фактически идет за монополизм в отдельно взятом направлении бизнеса. Но монополист, будь он “бензиновый”, “автомобильный” или “мясной”, опасен не только для покупателей. Он представляет серьезную угрозу для всей экономической системы в целом. Потому как аппетит удачливого бизнесмена не может быть ограничен планкой, которую установит для него его политический покровитель. “Неприкасаемые” нарушают гармонию существования и развития цивилизованного рынка. Движения возглавляемых ими коммерческих структур становятся сродни движениям слона в посудной лавке. Достигая поставленной перед собой цели, вольно или невольно, они рушат все вокруг, и последствия таких разрушений не может предсказать даже самый прозорливый аналитик.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЧТО ТАКОЕ ОСЕНЬ? ЭТО КРИЗИС!
МОЖНО ЛИ “ОБУЗДАТЬ” АЛЛЕРГИЮ?
Бороться с преступлением, а не руководить им
Идет ли реформа армии?
БЕЗ ДУХОВНОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИЯ ОБРЕЧЕНА
Москва – 1927 год
КТО ЖДЕТ ЯРМАРКУ В БРНО?
Жители российских городов, расположенных на Крайнем Севере…
РОССИЙСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ: КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
PANTENE PRO-V – В НОВОМ ФЛАКОНЕ
МОСКВА МОЯ, СЕМЬЯ МОЯ
КАК СТАТЬ НАСТОЯЩЕЙ ЖЕНЩИНОЙ
ЕСЛИ Б Я БЫЛ СУЛТАН…
ТОЛЬКО НЕ СЖУЙТЕ ЗОЛОТУЮ ПОДУШЕЧКУ!
Оценка планов правительства по повышению пенсионного возраста
“МИЛАЯ, ЧТО ЖЕ ТЕБЕ ПОДАРИТЬ?”
КУДА ВЕДЕТ ДОРОГА С ЗОНЫ?
НОВЫЙ ПРОДЮСЕРСКИЙ ЦЕНТР ТВ-6
РОССИЙСКОЕ ТВ: ВОРОВАЛИ, ВОРУЮТ И БУДУТ ВОРОВАТЬ?
БАНК “НЕФТЯНОЙ” ИДЕТ НАВСТРЕЧУ СВОИМ КЛИЕНТАМ
РОЖДЕНИЕ ХИМЕРЫ НА РАЗВАЛИНАХ ИДЕОЛОГИИ
С бензином – дело керосин?


««« »»»