“ОБЛОЖИЛИ МЕНЯ, ОБЛОЖИЛИ…”

После выборов в Госдуму российский политический процесс вошел в новую, чрезвычайно острую стадию. Вопрос о том, как адаптироваться к социально-психологическому перелому, происшедшему в сознании россиян, стал в настоящее время коренным для властвующей элиты, явился главной причиной последних, достаточно резких политических поворотов в российских верхах.

ЛИНИИ СУДЬБЫ

Налицо два основных подхода к решению этой проблемы. Первый можно назвать “линией Черномырдина“. Суть этой линии можно выразить формулой “реформы ценой государственности”. Судя по многочисленным заявлениям премьера в декабре и в начале января, он вполне искренне полагал, что, какими бы ни были итоги выборов, состав Кабинета и содержание курса должны оставаться неизменными. Единственное, что надо менять, настаивают поддерживающие премьера “радикальные демократы”, так это чеченскую политику, ибо война в Чечне стала “черной дырой” российской экономики.

Логика в общем-то вполне понятная, ибо вдохновляется не только надеждой на то, что реформы, непопулярные в стране, но крайне важные для “мировой экономики”, могут стать более приемлемыми и для россиян, если им будет сопутствовать популярная “миролюбивая” политика. За показным пацифизмом, однако, скрыта и вполне эгоистическая логика тех, кто проиграл выборы, утратил свой политический вес и готов, чтобы удержаться на плаву, пожертвовать кем угодно и чем угодно. Примерно по такой логике был развален и СССР.

И хотя все понимают, что удар по национальному инстинкту государственности, который нанесет россиянам капитуляция перед сепаратистами в Чечне, удесятерит энтузиазм сепаратистов в других частях России, однако те, кто сегодня призывает к “поражению собственного правительства в империалистической войне”, заведомо ставят “финансовую стабилизацию и продолжение реформ” выше государственности.

Остается, правда, одна неясность: как сдержать недовольство россиян этими реформами, ясно выраженное в итогах голосования именно по социально-экономическому курсу правительства, как политически реализовать “неуклонные” реформы и при этом не потерять власть, проиграв президентские выборы? Может быть, сторонники “замирения” в Чечне надеются, что мир развяжет им руки для отмены президентских выборов в России? По крайней мере, это было бы вполне последовательно…

Второй подход связан с курсом Президента, который после неудачного выступления на парламентских выборах В.Черномырдина, И.Рыбкина, Ю.Скокова, Ю.Петрова остался единственным реальным кандидатом “партии власти” на выборах 1996 года. Линия, которую проводит Президент, нацелена на решение дилеммы “реформы или государственность” в конечном счете в пользу последней. Ельцин – политик, а не правительственный чиновник и понимает, что его власть – власть общенационального лидера – это прежде всего власть общественного мнения. Он уже дал ясно понять, что не намерен и дальше слушать ” разговоры о стабилизации и остановке инфляции” и главной своей задачей считает “выполнение требований избирателей” (по защите социально-экономических прав и наведению порядка). Эта линия президента, уже оговоренная с рядом региональных лидеров, была публично подтверждена на встрече с главами республик в составе РФ.

Чтобы реализовать эту линию и подтвердить себя в качестве общенационального лидера, Ельцин должен в самое короткое время решить две проблемы: с достоинством прикрыть “чеченскую проблему”, не потеряв Чечни, и отыскать способ резко усилить социальную политику государства, быстро улучшить условия жизни все более нищающего населения.

То, какие ходы сделает президент на Cеверном Кавказе, зависит от многих факторов. В том числе и от весьма субъективных, “специфических”. Что же касается второй проблемы, то очевидно, что ее решение зависит не только от общеполитических указаний Б.Ельцина, но и от оперативности правительства, от его “лояльности” по отношению к первому лицу государства. Так, принятое недавно решение Кабинета министров урезать с сорока до десяти число финансируемых общегосударственных программ, по-видимому, мало вписывается в рамочные условия президентской избирательной кампании.

Между тем есть доводы в пользу того, что недостаток “лояльности” у правительства и у тех “завлабов”, которые, забыв свои былые обиды на В.Черномырдина, начали активно поддерживать его линию, далеко не случаен. За их “Фрондой” стоят мощные групповые интересы.

“…А ЧЕЛОВЕК ИГРАЕТ НА ТРУБЕ”

На первый взгляд, условиям президентской кампании чуть ли не идеально отвечает фигура премьер-министра, тесно связанного с основным ныне источником национального богатства России – с “трубой”, нефтегазовым комплексом, фигура человека, сидящего на “мешке с деньгами”. Однако при всем том В.Черномырдин представляет линию, которая существенно разнится от президентской, и уже поэтому далеко не ясно, согласится ли он стать гарантом и заложником нового, чреватого инфляцией курса президента. Есть все основания предполагать, что у премьера, на словах конечно же поддерживающего президента, социально-экономические и политические ориентиры последнего не вызывают особого энтузиазма. Более того, попытавшись их “лояльно” реализовать, премьер рискует утратить свои собственные властные позиции и репутацию “главного лоббиста ТЭКа”.

И наоборот, как в стране, так и за рубежом есть мощные силы, не связанные с миром нефтегазовых монополий, способные активно поддерживать премьера, если он окажет сопротивление предвыборным планам президента. Выработанные Б.Ельциным контуры организационной и социально-экономической стратегии на предстоящий период борьбы за голоса избирателей могут оказаться неприемлемыми для весьма влиятельных слоев элиты. Тем более, что воплощение этих установок будет сопровождаться серьезными изменениями в кадровом составе администрации и правительства, сдвигом в сторону большего представительства интересов высокотехнологичных отраслей промышленности, ВПК, “оборонки”.

Очевидно, что нынешняя “информационная война” против Б.Ельцина, развязанная в “либеральных” СМИ, уход “либералов” из Президентского совета не могут рассматриваться вне проблем, которые поставила перед российским истеблишментом избирательная кампания Б.Ельцина. Думается, что подлинные мотивы развода между либеральным крылом российской политической элиты и Президентом заключаются не в разном отношении к путям решения чеченской проблемы. Эти мотивы лежат гораздо глубже.

ЧТО ИМ НЕ НРАВИТСЯ В ЕЛЬЦИНЕ?

Предлагаемая президентом модель электоральной кампании может ознаменовать начало, рубеж нового этапа реформ, основанного на вполне осознанном отходе от многих черт предшествующей практики функционирования экономики в режиме “переходного периода” или эпохи “первоначального накопления”.

Так, по мере приближения выборов должны резко усилиться перераспределительные функции государства в области доходов, поскольку лишь переложив с помощью налогов социальные расходы на имущую часть населения (ныне 20% россиян располагают 80% всех доходов), можно как-то выправить драматические последствия “либеральной эры” и расположить к президенту те самые 80% населения, которые живут сегодня если не в нищете, то в нужде.

Тем самым, очевидно, может начаться процесс движения российской социально-экономической модели в сторону “шведского социализма”, приемлемого далеко не для всех слоев общества.

Такая политика способна оттолкнуть от президента значительную часть российских “имущих” слоев, стремящихся к сохранению своего привилегированного положения. Попытки президента установить взаимопонимание с этими слоями, убедить российскую олигархию в том, что ей разумнее было бы поделиться своими доходами, в ином случае рискуя потерять все, едва ли найдут сочувствие в этих кругах. К тому же все понимают, что речь идет не о “временных жертвах”, а о политике с весьма долгосрочными последствиями. Она, например, неосуществима без обуздания небывалой коррупции государственного аппарата, делающей вполне реальной перспективу разбазаривания средств, отпущенных на социальные нужды. Нужно принять во внимание и то, что, раз взяв курс на “реформы с человеческим лицом”, будет весьма непросто отыграть назад, вернуться вновь к нынешней политике “свободы рук” (“laissez-faire”), весьма устраивающей криминализированную предпринимательскую среду России.

Новый курс может стать курсом “всерьез и надолго”, поскольку он разбудит социальные ожидания, пробудит оптимизм у весьма широких слоев населения, а попытки вновь отобрать у него предвыборные “подарки” вызовут яростное сопротивление общества, так называемую “революцию ожиданий”.

Возможно, единственными источниками финансирования президентского проекта “общества благоденствия”, относительно которых у правительства не возникло бы серьезных конфликтов с привилегированной частью населения, явились бы инфляционные доходы бюджета и эмиссия.

Всем, однако, известно, что масштабное использование этих средств обернется подрывом международного доверия к России, и неприятными последствиями для самого президента, так как инфляция в первую очередь ударит по положению малоимущего большинства, а кратковременный психологически позитивный эффект от роста заработной платы противники президента, прежде всего в парламенте, припишут своему воздействию на исполнительную власть.

Чтобы сделать свой курс реальным, Ельцину придется “лезть в карман” как к богатым “импортерам”, так и к не менее богатым “экспортерам”, сопротивление которых президенту начинает выстраиваться в единый фронт.

Скорее всего, обвиняя Ельцина в отходе от курса реформ, “либералы” выражают свою обеспокоенность возможностью развития ситуации в России в только что описанном направлении. В этих условиях симбиоз Ельцина и Черномырдина, политиков, имеющих весьма различные, если не сказать противоположные, взгляды на пути дальнейшего движения страны и преследующих далеко не совпадающие цели, становится весьма удобной мишенью для “либеральных” критиков президента.

Вместе с идеологами “челночничества” против Ельцина могут выступить и нефтегазовые монополии, чью линию представляет премьер. Этим отраслям инфляция пошла бы на пользу, однако риск проиграть, поддерживая Ельцина, гораздо больше, чем возможная прибыль от увеличения экспорта. Весьма вероятно, что президент начнет “трясти” их инвестиционные фонды и возложит на них основное бремя расходов, которые предполагается направить на социальные нужды.

Крупнейшие российские корпорации ТЭКа уже вынесли на себе тяжесть избирательной кампании премьера, поддерживая, вопреки собственным экспортно ориентированным интересам, “валютный коридор”, выгодный для импортеров. Однако, как уже предупреждали, “Боливар не выдержит двоих”: широкомасштабные планы президента не выгодны и не нужны ни “экспортерам”, ни импортерам”.

Возможно, поэтому-то их поведение – и линия премьера (главного на ниве экспорта), и линия либералов, идеологических отцов “челночничества” – в ходе очередного кризиса оказалось как бы синхронизированным: премьер достаточно неприкрыто дал понять, что не вполне одобряет силовые действия, получившие полную поддержку президента. По некоторым слухам, премьер пытался взять под свою защиту и А.Чубайса. Это сразу же сделало Черномырдина объектом пристального внимания со стороны радикально-демократического фланга, для которого кизлярско-первомайский кризис стал удобным поводом для окончательного разрыва с президентом. Напротив, отказавшись видеть в Ельцине сторонника реформ, Е.Гайдар и С.Ковалев дали понять, что они не отождествляют позицию президента с точкой зрения премьера и готовы поддержать кандидатуру последнего на июньских выборах.

* * *

Думается, что совместного натиска “новых русских” и “газовых генералов” нынешние кремлевские мечтатели в одиночку не выдержат. Им необходимы надежные партнеры, связанные с интересами большинства населения, способные мобилизовать против зарвавшихся “прихватизаторов” мощное народно-патриотическое движение, сильные, свежие личности, могущие брать на себя ответственность, популярные политики, имеющие действительно широкий электорат. Пока же, к сожалению, президент вынужден тасовать все ту же колоду своего окружения – милых, исполнительных и удобных, но политически “серых” и не всегда морально чистоплотных личностей.

Aлексей ЕЛЫМАНОВ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПРОДАТТЕСТАТ МАЙОРА СВЕТЛОВА
ГОСУДАРСТВЕННИК ШАККУМ
ЖУЛЬЕ ДЛЯ РЫКЛИНА
ОСЕНЬ ПАТРИАРХА. ПОСЛЕЮБИЛЕЙНЫЕ ЗАМЕТКИ
НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ЛОЖКА ДЕГТЯ В ОБЕЩАЕМОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ БОЧКЕ МЕДА
Закончится ли когда-нибудь дело “Елены из ящика”?
ЭКСПРОМТ МИХАИЛА ДУДИНА
Интересы регионов
КТО ИДЕТ ПОСЛЕ МОСКВЫ?
КИТАЙ – НЕ РОССИЯ, НО ВСЕ ЖЕ …
ДЕПУТАТЫ РАССАЖИВАЮТСЯ…
И ГДЕ-ТО Я ВАС ВИДЕЛ
ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ – НАЙДЕТЕ МУЖЧИНУ!
ХРАНИТЕ ДЕНЬГИ В “ПЛАСТИКОВЫХ КАРТОЧКАХ”
БЕЗЫМЕНСКИЙ ОСТАЕТСЯ В КОМСОМОЛЕ


««« »»»