КИТАЙ – НЕ РОССИЯ, НО ВСЕ ЖЕ …

В конце прошлого года во главе небольшой делегации мне довелось побывать в Китае. Поездки по стране, встречи на разных уровнях, обсуждения с китайскими коллегами хода социально-экономических преобразований, идущих в этой громадной стране, произвели на меня и моих товарищей сильнейшее впечатление. За прошлый год многие политики и аналитики из России посетили эту страну и высказались по поводу китайских реформ. Не хочу быть оригинальным и, хотя и с небольшим опозданием, также попытаюсь отметить наиболее важное из того, что мне удалось понять в происходящем в этой стране. Учитывая ограниченность пространства моей колонки, остановлюсь лишь на самом важном.

Суть китайских реформ, способ и темпы их проведения выражены в знаменитой формуле Дэн Сяо Пина: ”переходя реку, надо ощупывать камни под ногами”. Это означает, что и через шестнадцать лет реформ китайское руководство понимает необходимость сохранения управляемости экономических и социально-политических процессов в стране, стабильности и преемственности курса. Во всех сферах общественной жизни очевиден динамизм, однако динамика везде разная по скорости, изменения управляемые, а их результаты предсказуемые. В отличие от нас именно китайцы оказались наиболее последовательными учениками Берка, Шатобриана, Де’ Местра, Хаека и Поппера, западной традиции органического консерватизма, которая рассматривает общество как тонкий организм и предупреждает, что любые попытки быстрых механических перестроек на основе умозрительных схем могут привести к прямо противоположным результатам. Не перестает удивлять меня тот факт, что как российские противники большевистской революционности, так и западные либералы, критикуя темпы и методы китайских реформ, абстрагируются от реальных условий этой страны и невольно стараются подталкивать китайское общество по пути большевистской революционности, хотя уже известно по опыту горбачевских реформ в СССР, что это путь к распаду, хаосу и неуправляемости.

По-своему решает современный Китай и проблему последовательности реформ в экономической и политической сферах. Сознательно китайское руководство придерживает реформы в политической сфере, для того чтобы вновь освобожденные рыночные силы и появившиеся новые интересы в обществе могли быть вовлечены в процесс конструктивного взаимодействия в рамках определенного политического поля, заданного господствующей, партией проводящей реформу. Этот процесс чрезвычайно тонкий и требует особой осторожности и взвешенности, чтобы, с одной стороны, сохранить общую устойчивость социальной системы и общую управляемость в стране, а с другой, дать возможность новым силам динамизировать политическую систему. При этом преследуется цель обеспечить притирку и конструктивное взаимодействие между различными социально-политическими и региональными интересами. Очень бережно и постепенно, по мере формирования новых интересов их пытаются приручить в рамках китайского парламента, осторожно наполняя его работу новым содержанием, и в рамках Народного политического консультативного совета Китая, который координирует работу компартии Китая и восьми других партий, выражающих интересы различных слоев населения. Китайское руководство в ходе реформ пытается сделать то, что не удалось в России из-за убийства Александра II. Целью так и не принятой Конституции Лориса – Меликова было приручение в рамках ограниченного в правах парламента различных этнорегиональных и социальных интересов. Этого не удалось сделать и в период перестройки, но теперь уже по другой причине. Сила, которая должна была приручать и обеспечивать стабильность и преемственность процесса преобразований – КПСС, рухнула в результате суетливых и неумелых действий реформаторов. И в первом и во втором случае раскрепощенные социально-политические силы, вместо того чтобы превратиться в конструктивный фактор социально-политической жизни, стали разрушителями социальной системы, превратившись в антисистемные. Сегодня Россия и Китай находятся на разных фазах трансформации своих социально-политических систем, и то, что отмеченный положительный опыт китайских реформ не удалось реализовать в период горбачевской перестройки, вовсе не означает, что он не может быть использован после того, как нам удастся консолидировать государственную власть и восстановить контроль над ключевыми сферами жизнедеятельности общества.

И в заключение несколько слов о российско-китайских отношениях. Ряд российских политиков в недавних публикациях в печати рассматривают Китай в качестве возможного противника России. На мой взгляд, на данном этапе нет никаких оснований, чтобы видеть в Китае противника. В течение ближайших десятилетий Китай будет занят исключительно внутрикитайскими делами: собиранием земель (Гонконг, Макао, Тайвань), борьбой против нищеты и бедности, модернизацией промышленности и сельского хозяйства. Ему потребуются не военные или иные авантюры, а стабильность внутри страны и стабильность на границах. Если Россия останется такой же слабой и неэффективной и через несколько десятилетий, то для нее станет угрозой не только Китай, но и любая страна, начиная с Эстонии, с которой мы также имеем, по мнению эстонцев, серьезные территориальные проблемы. На данном этапе, когда идет процесс становления монополярной системы международных отношений при доминировании США, Китай скорее может быть партнером России по совместной борьбе против любых форм гегемонизма в мире.

Андраник МИГРАНЯН


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Закончится ли когда-нибудь дело “Елены из ящика”?
КТО ИДЕТ ПОСЛЕ МОСКВЫ?
Интересы регионов
ДЕПУТАТЫ РАССАЖИВАЮТСЯ…
И ГДЕ-ТО Я ВАС ВИДЕЛ
ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ – НАЙДЕТЕ МУЖЧИНУ!
ХРАНИТЕ ДЕНЬГИ В “ПЛАСТИКОВЫХ КАРТОЧКАХ”
БЕЗЫМЕНСКИЙ ОСТАЕТСЯ В КОМСОМОЛЕ
ПРОДАТТЕСТАТ МАЙОРА СВЕТЛОВА
ГОСУДАРСТВЕННИК ШАККУМ
ЖУЛЬЕ ДЛЯ РЫКЛИНА
“ОБЛОЖИЛИ МЕНЯ, ОБЛОЖИЛИ…”
НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ЛОЖКА ДЕГТЯ В ОБЕЩАЕМОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ БОЧКЕ МЕДА
ОСЕНЬ ПАТРИАРХА. ПОСЛЕЮБИЛЕЙНЫЕ ЗАМЕТКИ
ЭКСПРОМТ МИХАИЛА ДУДИНА


««« »»»