ВОПРОСЫ МЕСЯЦА

1. Что вы думаете по поводу отставки Виктора Геращенко?

2. Как вы оцениваете отказ председателя Совета Федерации Сергея Миронова от встречи с Ясиром Арафатом?

3. Надеетесь ли вы по-прежнему на улучшение отношений с США?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, зампред Госдумы:

1. С одной стороны, очевидно, что пора уходить: есть проблема возраста и психологического старения под тяжестью гигантской ответственности. Для такой работы нужны новые, свежие люди. А с другой стороны, уход Геракла обусловлен политическими интригами, которые неустанно ведут определенные силы в стране, недовольные укреплением государства.

2. Правильным был отказ от встречи. Разве мы обязаны со всеми подряд встречаться? Нормальный процесс, когда политик не стремится встречаться с кем-либо. Тем более это касается Ближневосточного региона. Там война идет 50 лет и еще столько же будет продолжаться, поэтому знакомство Миронова с Ясиром Арафатом никакого значения не имеет. Не случилось сегодня – произойдет завтра.

Вряд ли террористы прекратят наносить удары, если Миронов проведет переговоры с Арафатом.

Петр РОМАНОВ, зампред Госдумы:

1. Претензий к деятельности Центрального банка за последние десять лет накопилось много. Банковская система нестабильна, вкладчики практически не защищены. В 1998 году большинство предприятий и многие граждане почувствовали это на собственной шкуре. Увлекшись сооружением финансовых “пирамид” и других высокодоходных операций, Банк России слабо стимулирует развитие отечественного производства, не предлагает никаких эффективных механизмов инвестирования ресурсов коммерческих банков и сбережений граждан в реальный сектор экономики, не способствует получению российскими предприятиями западных инвестиций, хотя подобных предложений от иностранных финансовых компаний и банков более чем достаточно. И при этом деятельность Центрального банка, его собственные премиальные и пенсионные фонды, запредельный фонд оплаты труда абсолютно непрозрачны, недоступны для контроля со стороны государства и общества. К сожалению, смена руководства Центрального банка в последние годы не вела к исправлению перечисленных недостатков, радикальному изменению его финансово-кредитной политики.

Сумеет ли новый руководитель Центрального банка наконец начать и довести до конечного результата банковскую реформу на благо отечественной экономики? Это мы увидим в недалеком будущем.

2. Считаю это серьезной ошибкой. Экономические и политические интересы России требуют нашего взаимодействия с арабским миром. Поддержка лишь одной из сторон ближневосточного конфликта вряд ли заставит палестинцев отступить, но может привести к настоящей войне с большим количеством жертв.

3. Никогда на это не надеялся. Всегда считал и считаю, что равноправные, уважительные отношения у такого государства, как США, могут быть только с сильным партнером, мощным в военном отношении, со здоровой, динамично развивающейся экономикой и стабильной политической властью. Таким партнером для США все более становится Китай. А слабые рано или поздно оказываются “зоной политических и экономических интересов США” со всеми вытекающими последствиями.

Стратегические интересы США состоят в максимальном использовании природных ресурсов других стран с минимальными затратами. А манипуляция вечными понятиями добра и зла, свободы, демократии – лишь идеологическое прикрытие для достижения этой цели.

Россия – страна несметных природных богатств, которые ни в коем случае нельзя оставлять без надежной охраны и защиты. Только рост реального сектора экономики и поддержка наиболее перспективных направлений военно-промышленного комплекса смогут обеспечить в перспективе нормальные отношения с США.

Мартин ШАККУМ, зампред Комитета Госдумы по кредитным организациям и финансовым рынкам:

1. Виктор Владимирович Геращенко, как старый опытный руководитель, в последнее время не мог не ощущать отсутствия поддержки со стороны президента Путина по самым острым и злободневным вопросам. В былые годы он подробно рассказывал о своих встречах с президентом и о том, что на них обсуждалось, однако в последнее время стал ограничиваться краткими комментариями: мол, президент сказал, что Центральный банк он в обиду не даст. Увы, такая лексика была очень характерна для прежнего президента Бориса Ельцина, а вот для Владимира Путина она совсем нетипична.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения Геращенко, стало обсуждение поправок к Закону “О Центральном банке РФ”. Геращенко делал все возможное, чтобы национальный банковский совет не стал органом управления ЦБ. Однако в своей борьбе поддержки президента он не нашел. Тогда он сделал ставку на альянс с правительством. Центральный банк пошел на серьезные уступки правительству, прокредитовав через Внешторгбанк “Газпром”.

Тем не менее и здесь Геращенко постигла неудача. 11 марта правительство наконец представило в Государственную Думу свой вариант поправок к закону “О Центральном банке”, которые предусматривали создание национального банковского совета в качестве органа управления ЦБ. Осознав, что заручиться поддержкой правительства ему не удалось, Геращенко 12 марта подал в отставку.

2. Прерогатива оценивать действия председателя Совета Федерации принадлежит президенту. Судя по всему, президент по достоинству оценил первый шаг Сергея Миронова на дипломатическом поприще. Очевидно, у них состоялся серьезный разговор. О том, насколько он был серьезным, мы можем судить по тому факту, что Миронов немедленно заверил всех в своем глубочайшем уважении к палестинскому народу и его лидеру Ясиру Арафату в особенности.

Правильно сказал по этому поводу Игорь Иванов: Россия, как страна, к которой прислушиваются в мире, не может говорить разными голосами. Мы слишком много времени и сил потратили на завоевание уважения в арабском мире, чтобы вот так взять да и растерять его в результате “красивых” жестов. Хорошо, что там понимают, что Сергей Миронов действовал в данном случае как частное лицо, а не в качестве официального представителя России.

3. Надеюсь. Но для этого мы должны ясно сформулировать наши собственные интересы и жестко их отстаивать. США отлично понимают такой прагматичный подход, поскольку действуют точно так же.

Односторонние уступки очень опасны. С одной стороны, они вызывают в российском обществе ненужную восторженность и завышенные ожидания, которые, не сбываясь, приводят к трагическому разочарованию. С другой стороны, эти уступки ведут к ослаблению наших позиций и объективно побуждают американцев усиливать давление на Россию.

Важно еще и другое. Нам нет смысла во всем копировать Запад: копия всегда хуже оригинала. Мы должны здесь, в России, своими силами создать такую модель жизни, которая вызывала бы уважение на Западе.

СССР 30-х годов был беднее, чем сегодняшняя Россия, но на него с восхищением смотрел весь мир. Обретение Россией самобытности, неповторимости, собственной “субъектности” только и может стать основной для самостоятельной внешней политики.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

И блины, и шоколад
Слово не воробей
ГОРЬКИЙ ПЛОД
СТРОНГУ – ДЕСЯТЕРИК, БЕЗ ПРИКУПА
Веселый и хмельной Пурим!
Уважаемая редакция!
Русская мечта Марка Рудинштейна
“ЗОЛОТО КАЙЗЕРА” СНОВА В РОССИИ
НОВЫЙ КУТЮРЬЕ МАДОННЫ
ЦЕНА ВОПРОСА
33 РАССКАЗА ЧИТАЮТСЯ ЗАПОЕМ


««« »»»