ВОПРОСЫ МЕСЯЦА:

1. Способно ли, на ваш взгляд, правительство Касьянова предложить стратегию экономического роста, которая позволит преодолеть отставание от развитых стран Запада?

2. Следует ли отменить мораторий на смертную казнь за преступления, подобные тому, которое было совершено в г. Каспийске 9 мая?

Николай БЕЗБОРОДОВ, зампред Комитета Госдумы по обороне:

1. Стратегия экономического роста, которая позволит России преодолеть отставание от развитых стран Запада, предполагает: подчинение кредитно-денежной политики росту инвестиционной активности; пересмотр налоговой политики в интересах отечественного товаропроизводителя и экономического производства; развитие производства на основе наукоемких технологий; отказ от политики ускоренной выплаты внешнего долга; реструктуризацию задолженности в целях направления высвобождаемых средств на развитие фундаментальных и прикладных исследований и ряд других составляющих. Такую стратегию правительство М. Касьянова предложить не сможет, поскольку это для него противоестественно. Такую стратегию может предложить правительство, опирающееся на два начала: комплексное, последовательное научно обоснованное проведение экономической реформы с одновременным отстаиванием и защитой национальных интересов. Благоприятный момент для формирования такого правительства в России уже давно наступил.

2. В России однозначно следует отменить мораторий на смертную казнь за особо тяжкие преступления. Этому есть свои причины. Главная из них в том, что прочного социалистического государства со стабильным обществом у нас уже нет, а к созданию и развитию в Российской Федерации государства демократического и правового, социального и светского мы только-только приступаем. При этом мы допустили то, что разрушительные процессы в нашем государстве и обществе превалируют над созидательными. Не учитывать это, слепо следуя только “декларации прав и свобод человека и гражданина”, непростительно и близоруко.

Каадыр-оол БИЧЕЛДЕЙ, зампред Комитета Госдумы по делам национальностей:

1. Считаю, что правительство Касьянова способно выработать и предложить стратегию экономического роста, позволяющую преодолеть отставание России от развитых стран Запада, иначе президент РФ В.В. Путин, как реалист и прагматик, не стал бы ставить такую задачу перед правительством России. Иной вопрос создаст ли оно эту стратегию в те сроки и в том виде, в котором это нужно стране и ее президенту. Важно, чтобы правительство не попало опять в русло изречения В. Черномырдина: “Хотели как лучше, а получилось как всегда!”

2. Вновь отмечаю: я не сторонник отмены смертной казни в России, но и не приемлю ситуацию, когда одно принципиальное решение принято и оно может быть отменено даже по такому жестокому и циничному случаю, как преступная акция в г. Каспийске 9 мая. Тем не менее и в законах, и в таких принципиальных решениях, как мораторий на смертную казнь, могут быть изъятия и исключения.

Михаил БУГЕРА, зампред депутатской группы “Регионы России”:

1. Считаю, что нет. Во-первых, согласно российской Конституции предлагать стратегию не входит в компетенцию правительства. Во-вторых, такой рост, который позволил бы преодолеть отставание от Запада, требует сильного государственного воздействия, а соответствующих рычагов государство российское сейчас просто не имеет. В-третьих, в правительстве нет “подвижников” идеи преодоления отставания.

2. Конечно, мораторий следует отменить, причем по кругу преступлений значительно более широкому, а не только за подобные совершенному в Каспийске. Если Европейское сообщество и после Каспийска не поймет этого шага, тем хуже для него: дождутся чего-нибудь аналогичного и в своем “евродоме”.

Павел БУРДУКОВ, зампред Комитета Госдумы по безопасности:

1. В сегодняшних условиях России необходимо ликвидировать не отставание от Запада, а зависимость, в первую очередь продовольственную.

На достижение этой цели должны быть мобилизованы все силы страны.

К сожалению, у сегодняшнего правительства РФ нет своего решения этой проблемы.

2. Смертная казнь не означает массовые расстрелы. Это вынужденная и исключительная мера наказания, которая направлена на предотвращение особо тяжких преступлений против общества и человека.

Террористический акт в Каспийске отозвался болью в сердце каждого гражданина. Отмена моратория на смертную казнь в России должна быть произведена потому, что уровень преступности, циничности и античеловечности некоторых преступлений в нашем обществе, к сожалению, не позволяет пока жить по иным законам.

Анатолий КУЧЕРЕНА, адвокат:

2. Не следует. Хочу напомнить слова выдающегося русского юриста сенатора Н.С. Таганцева: «Нельзя забывать, что, какими бы гарантиями ни было обставлено человеческое правосудие, оно всегда подвержено ошибкам: на это мы, к несчастью, имеем свидетельства из уголовной летописи всех государств. Но как же мы исправим такую ошибку по отношению к казненному? Восстановление памяти может служить утешением его семье, но мертвые не оживают».

Но еще страшнее другое. Смертная казнь – это мнимое «простое решение» сложнейших общественных проблем. Когда становится ясно, что конфликт в Чечне не имеет простого и одномоментного разрешения, немедленно раздаются призывы: вешать боевиков на площадях! Кстати, а что это даст практически, даже если отбросить всякие юридические и моральные соображения? Ведь боевик ежечасно подвергается опасности погибнуть в бою, стало быть, вряд ли можно надеяться его «запугать». Практическое воплощение в жизнь этой идеи приведет лишь к тому, что боевики будут драться еще ожесточеннее, любыми путями избегая сдачи в плен, даже в самых безвыходных ситуациях, а ненависть к федеральным силам со стороны местного населения утроится. Поможет нам это решить чеченскую проблему? Ответ, думаю, очевиден.

Когда выясняется, что нет четкой государственной и региональной политики по борьбе с наркоманией, немедленно находятся депутаты и губернаторы, которые говорят: даешь смертную казнь наркоторговцам! Не знают они, вероятно, как часто наши правоохранительные органы «обнаруживают» наркотики у тех, кто не только ими никогда не торговал, но и в глаза этого зелья никогда не видел! А много ли у нас поймано и осуждено настоящих воротил этого преступного бизнеса? Кстати, в тех странах, где смертная казнь за наркоторговлю применяется, казнят, как правило, потребителей или мелких посредников – главари наркомафии на свободе.

А уж введение смертной казни за так называемые экономические преступления, к чему нас зовут иные представители левых сил, – это и вовсе 1937 год, причем немедленно! Что у нас только под эти преступления не подводят – от отсутствия лицензии на вывоз валюты до «незаконной» мелкой торговли! А «крупным размером» считается сумма, превышающая 200 МРОТ, то есть около 1 000 долларов. Так ведь иные ретивые «юристы» и за торговлю цветами под «вышку» подведут!

Ни одной проблемы борьбы с преступностью смертная казнь не решит. Просто станет еще больше жертв нашего жестокого времени – виновных, безвинных да еще тех, кто по долгу службы вынужден приводить в исполнение смертные приговоры. Эти люди самой своей «работой» обречены на физическую и нравственную деградацию, хотя они-то уж точно ни в чем не виноваты. Как отмечал дореволюционный правовед Богдан Кистяковский, «палач – лицо отверженное, одно прикосновение к нему считается осквернением; преступник может легче вернуться в лоно общества и примириться с ним, чем палач». Известно, что многие палачи сталинских времен либо сошли с ума, либо покончили с собой. Так что, помимо всего прочего, смертная казнь – это еще и бессудное наказание заведомо невиновных. Кто-нибудь скажет: «Лес рубят – щепки летят». Но ведь все это уже было. По числу исполненных смертных приговоров внутри страны в ХХ веке Россия опередила весь мир. Давайте остановимся и задумаемся.

Петр РОМАНОВ, зампред Госдумы:

1. Думаю, что не способно. Это подтверждают два года работы правительства, которые прошли впустую. Во-первых, для разработки и воплощения такой стратегии нет первоначального толчка – политической воли высшего руководства страны. Во-вторых, проводимая в последние годы кадровая политика не допускает в состав правительства настоящих специалистов.

Страна сидит на нефтегазовой игле, постепенно превращается в сырьевую колонию Запада и полностью зависит от мировой конъюнктуры цен на углеводородное горючее. Для того чтобы догнать развитые страны Запада, необходимо, чтобы рост внутреннего валового продукта не только ориентировался на нефть, газ, экспорт черных и цветных металлов, но и обеспечивался всем производственным потенциалом Российской Федерации. Это и угольная отрасль, и военно-промышленный комплекс, и сельское хозяйство, и дорожное строительство – все то, что мы понимаем под производством.

Для подъема производительных сил, обновления основных производственных фондов необходим большой объем инвестиций. Правительство не в состоянии ни создать условия для возвращения огромных вывезенных из страны капиталов, ни обеспечить приток западных инвестиций. Российские банки, как коммерческие, так и государственные, призванные способствовать этому, подобно торговой мафии, не допускающей на городские рынки дешевые сельхозпродукты, препятствуют получению отечественными предприятиями относительно недорогих западных финансовых ресурсов, стремятся сами выдавать кредиты стабильно работающим предприятиям по значительно более высоким процентным ставкам.

2. Любой здравомыслящий человек проголосует за смертную казнь не только террориста, но и любого другого предумышленного убийцы. Человек, по своей наглости, прихоти или из корыстных побуждений отнявший жизнь у другого человека, не должен жить на земле. Сторонники сохранения моратория на смертную казнь обычно ссылаются на западный опыт и возможность судебных ошибок – осуждение на смертную казнь невиновных. Но во-первых, далеко не во всех развитых странах смертная казнь отменена. В США, например, высшая мера к преступникам применяется. Ни в одной из западных стран нет такого, как у нас, разгула преступности и незащищенности граждан. Сведение же к минимуму судебных ошибок – это задача серьезной судебной реформы, предусматривающей в числе прочего и реализацию на практике уголовной ответственности судей за ошибки. Есть, например, статистика – определенный процент гибели пассажиров воздушного, железнодорожного и автомобильного транспорта, представителей различных видов спорта, работников опасных производств. Стремясь к уменьшению этих показателей, люди, однако, не прекращают летать самолетами, ездить в поездах, заниматься футболом, горными лыжами или боксом.

Александр ЧЕРШИНЦЕВ, зампред депутатской группы “Регионы России”:

1. Способно, если правительство уйдет от монетаристской модели развития, а возьмет курс на восстановление собственной экономики, собственного производства, если будет сделана ставка на прорывные отечественные технологии, если будет учтен опыт не только НЭПа, но и стран, переживших Вторую мировую войну и нашедших в себе силы взять лучшее из мировой практики и собственной истории.

2. События в г. Каспийске еще и еще раз подтвердили мое личное мнение, что смертная казнь должна быть.

Мартин ШАККУМ, председатель Комитета Госдумы по промышленности, строительству и наукоемким технологиям:

1. На мой взгляд, разработка такой стратегии – чрезвычайно сложная задача, требующая системного и одновременно нетривиального подхода. Эта задача не может быть решена в недрах правительства. На Западе для решения стратегических проблем существуют специальные исследовательские центры, как, например, созданная вскоре после войны для разработки американской оборонной доктрины «Рэнд корпорейшн». Их там называют thihk tanks, что переводится у нас как «фабрики мысли» или «мозговые центры». Основу этих центров составляют, с одной стороны, молодые ученые, специалисты в области физики, математики, кибернетики, а с другой – специалисты-предметники именно в тех областях, стратегию развития которых разрабатывает центр, а также отставные военные, руководители крупных корпораций и т.д. Они работают по заказу правительства и финансируются им через гранты, стипендии и т.д. При этом «техническое задание», даваемое правительством, как правило, формулируется в достаточно общих терминах.

Совершенно очевидно, например, что качественный экономический рост может быть достигнут только на основе целенаправленной промышленной политики, то есть государственной поддержки именно тех отраслей, где Россия все еще располагает ресурсным и интеллектуальным потенциалом мирового уровня. Но решение о том, какие это будут отрасли, должно стать результатом креативного процесса, а не директивы чиновника. Принципиально важна технология эффективного доведения этих средств до получателя, иначе не в коня пойдет корм.

Президент Путин поставил стратегическую задачу – сокращение отставания России от развитых экономик Запада, и ее решение требует системного, стратегического, а главное, творческого подхода.

2. Не только преступления, подобные совершенному в Каспийске, но и другие преступления насильственного характера, совершенные с особой жестокостью, должны, на мой взгляд, караться смертной казнью. Еще дореволюционные российские юристы подчеркивали, что это мера временная, но Россия, к сожалению, в отличие от европейских стран ни по уровню преступности, ни по правосознанию граждан не подошла к ее отмене.

Но я бы ни в коем случае не сбрасывал со счетов те мотивы, которыми руководствуется президент Путин, выступая против отмены моратория на смертную казнь. Отмена смертной казни – одно из условий членства России в Совете Европы. Можно возразить, что во многих штатах США смертная казнь применяется и на Европу они не оглядываются. Но Соединенные Штаты в отличие от России в Совет Европы вступать не собираются: им это не нужно. А для России членство в этой организации имеет принципиально важное значение, в том числе и в плане развития экономического сотрудничества со странами Евросоюза.

Но я бы хотел сказать и о другом. Смертная казнь – это не способ наказания преступника в целях его исправления, а метод устрашения. Нам нужно шире использовать такой институт устрашения, как пожизненное заключение. Террористам и серийным убийцам, отбывающим пожизненный срок, надо создать такие условия, чтобы жизнь им показалась хуже смерти. В отношении лиц, совершивших террористические акты, повлекшие за собой многочисленные человеческие жертвы, не должны учитываться обстоятельства, смягчающие наказание. Недопустимо также, когда лица, совершившие особо тяжкие преступления, выходят на свободу, не отбыв назначенный срок до конца.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Слово не воробей
НУЖЕН ЛИ “СРЕДНИЙ КЛАСС”?
ТРИНАДЦАТЫЙ, НО ВСЕ РАВНО СЧАСТЛИВЫЙ
Монолог майского кота
“БОГОМАТЕРЬ ТЕРМИДОРА”
Уважаемая редакция!


««« »»»