ЗОЛОТО ТЫНДЫ

В наши дни поездка на Дальний Восток обходится не дешевле, чем на Багамы или Мальдивские острова. А потому желающих посетить этот край в Москве немного. Тем не менее, редакция “Социалистической России” убеждена, что было бы неправильно ограничивать взгляд на российскую действительность пределами Садового кольца, а потому систематически освещает ситуацию в регионах. Недавно наш корреспондент побывал на золотых приисках в Якутии и Амурской области. Предлагаем вниманию читателей его репортаж.

Николай ГУЛЬБИНСКИЙ

ЗОЛОТО ТЫНДЫ

О ПЕССИМИЗМЕ И ОПТИМИЗМЕ ВОЛИ

Людовик XIII (король Франции):

– Я слышал, что гасконцы по-прежнему бедны?

Де Тревиль (капитан королевских мушкетеров):

– К сожалению, Господь не даровал им

золотых россыпей, хотя ему следовало бы

сотворить такое чудо в благодарность

за ту поддержку, которую они оказали

отцу Вашего Величества в борьбе за престол.

А.Дюма

К Амурской области Всевышний оказался более милостивым, чем к Гаскони. Впрочем, амурские казаки оказали Царю и Отечеству услугу ничуть не меньшую, чем гасконцы своему монарху. С детских лет мы знаем подробности осады Ла-Рошели, но совершенно не ведаем, что одна из самых героических страниц в мировой истории войн связана с амурской крепостью Албазино, что была основана русскими казаками в середине XVII в.

4 июня 1685 г. 15-тысячное маньчжурское войско при поддержке 150 полевых и 450 осадных пушек осадило деревянную албазинскую крепость, которую защищали 450 казаков с 3-мя пушками и 300-ми мушкетами. Первый приступ был отбит с огромными потерями для осаждающих, после чего казакам удалось беспрепятственно покинуть крепость. В августе того же года они вернулись на территорию крепости с подкреплением и восстановили снесенные маньчжурцами стены. 7 июля 1686 г. к крепости вновь подошло 8-тысячное маньчжурское войско. Осада продолжалась более двух лет. По подписанному в 1689 г. Нерчинскому мирному договору албазинская крепость отошла к Китаю. Прошло немало лет, прежде чем России удалось восстановить контроль над этими землями.

3 февраля 1858 г. экспедиция, возглавляемая горным инженером штабс-капитаном Николаем Аносовым, открыла здесь богатейшие месторождения золота. Увы, его добыча так и не принесла процветания: на сегодняшний день Амурская область остается одним из беднейших, дотационных регионов России. Не удивительно, что на последних губернаторских выборах здесь одержали победу “проверенные партийные кадры” – область возглавил коммунист Белоногов. Каких-либо ощутимых перемен это событие пока за собой не повлекло.

ЛУЧШАЯ ДОРОГА В НАШЕЙ ЖИЗНИ…

Впрочем, внешний вид города Тынды, построенной как “столица БАМа”, не наводит на мысли об упадке. На въезде в город висит плакат: “БАМ – лучшая дорога в нашей жизни”. Застройки в “московском стиле” с московскими же названиями – “Новый Арбат”, “Красная пресня”. На улицах – главным образом японские иномарки – “тойоты”, “мазды”, которые здесь примерно вдвое дешевле, чем в Москве. Совсем недавно в городе открылся стационарный театр. Репертуар не лишен изысканности: “Средство добыть наследство” Жана Реньяра – современника Мольера, “Охота на крыс” А.Туррини, “Когда лошадь теряет сознание” Франсуазы Саган. Театр дает гастроли по всей области. Иногда – на бартерной основе: с актерами расплачиваются консервами, сахаром, мукой…

В перспективе Тында могла бы стать столицей горнодобывающей промышленности. Но…

БАМ строился всем Советским Союзом прежде всего как стратегическая железная дорога. В конце 60-х гг. назревал военный конфликт с Китаем, практически ежедневно происходили инциденты на границе. Непосредственная близость построенной в начале нынешнего века Транссибирской магистрали к советско-китайской границе позволяла китайцам в случае начала военных действий немедленно отрезать Дальний Восток от европейской части СССР даже без применения авиации – с помощью дальнобойной артиллерии или тактических ракет среднего радиуса действия. Естественно, ни о какой “рентабельности” речь не шла. Принцип был один: “Мы за ценой не постоим”. Однако колоссальные средства, вложенные в строительство магистрали, вполне имели шанс окупиться. Земля в этих краях богата не только золотом: здесь сосредоточены практически все известные в мире полезные ископаемые: платина, серебро, медь, железо, слюда, титан, уголь, графит – вся таблица Менделеева. Но для их освоения требовалось, прежде всего, создать инфраструктуру: провести железные и шоссейные дороги, построить электростанции, линии электропередач, города и поселки. Гайдаровская “шокотерапия” нанесла по этим краям двойной удар: была разрушена инфраструктура и одновременно убита вера людей в силу и справедливость государственной власти.

В советские времена здесь “заколачивали” огромные деньги. Те, кто помоложе, выезжали на летние месяцы “на континент” и с шумом и пылью проматывали их по московским, сочинским и ялтинским ресторанам. Люди постарше и посолиднее стремились сделать накопления: на квартиру в Москве для детей, на домик на юге для спокойной старости, на “Волгу” для себя и “Жигули” для детей – все это было тогда вполне реально.

Иногда накопительство засасывало. В городе Нерюнгри рассказывают байку об одном рабочем с рудника по добыче слюды, который за 30 лет скопил аж 120 тыс. советских рублей. И тут “незаметно подкралась” либерализация цен…

ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

Рыночные реформы сделали нерентабельной любую промышленную деятельность в Амурской области. Включая добычу золота. Высокая стоимость кредитов, непомерные тарифы на энергоносители и грузовые перевозки, отсутствие инвестиций в инфраструктуру – все это медленно, но верно добивает экономику края.

Правда, на первом этапе реформ золотодобыча привлекла множество энтузиастов: в артели потянулись учителя, врачи, адвокаты. Началась “золотая лихорадка”. Не обходилось без курьезов. Известный в этих краях журналист Владимир Куприенко рассказывал такую историю. Сплавляясь на плоту по горной речке, он где-то километрах в ста пятидесяти от ближайшего населенного пункта встретил бородатого мужика, который из последних сил тащил здоровенный рюкзак.

– Оно? – мрачно спросил мужик, показывая слиток, переливающийся всеми цветами радуги.

– Оно, – ответил журналист и поплыл дальше.

Через несколько дней он вновь повстречался с хозяином “сокровища” на железнодорожной станции. Подойдя к нему, спокойно заметил:

– Хорошей слюды ты набрал.

Без слов и без сил бородач опустился на землю. Потом очухался, встал и побрел дальше. С битком набитым “золотом” рюкзаком. Нелегко прощаться с иллюзиями…

Такими же иллюзиями оказались для многих надежды быстро разбогатеть на золотодобыче. К бестолковой правительственной политике добавилось беспрецедентное падение цен на золото на мировых рынках – с 446 долл. за унцию в 1987 г. до 295 долл. в этом году. Эксперты связывают это явление с политикой крупных банков, которые в последние годы интенсивно продавали крупные запасы золота или объявляли о намерении продать металл на мировом рынке. Известный российский специалист в области поиска и разработки месторождений золота, в прошлом – вице-премьер российского правительства, а ныне – председатель совета директоров компании “Полегор” Владимир Полеванов полагает, что речь идет о скоординированной стратегии крупнейших мировых золотодобывающих компаний, направленной на разорение мелких и средних золотодобывающих предприятий с последующей скупкой принадлежащих им месторождений. Стратегическая цель – установление мировой монополии на манер “Де Бирса”. Вопреки этой тенденции правительства таких стран, как США, Австралия и Канада поддерживают своих золотодобытчиков, благодаря чему добыча золота там за последние годы существенно выросла. В то же время в ЮАР – стране, традиционно занимавшей первое место в мире по добыче золота, наблюдались уничтожение промышленного потенциала и общая люмпенизация, что, естественно, самым пагубным образом сказалась на золотодобыче. Вопреки верованиям российских радикал-реформаторов, ни в одной стране мира процесс добычи золота не подчиняется “невидимой руке рынка”: определяющим фактором выступает политика государства. А поскольку замысел создания мировой монополии противоречит интересам многих государств – он вряд ли осуществится. Отсюда логичным было бы ожидать повышения мировых цен на золото в течение двух-трех лет. Но сначала необходимо пережить трудные времена.

Вполне очевидно, что добыча золота более рентабельна на крупных предприятиях, чем на мелких. Во всем мире наблюдается процесс их интеграции. Россия и здесь действовала вопреки мировому опыту, раздробив крупные предприятия во имя ложно понятой конкуренции на множество мелких. Последствия не замедлили сказаться: если в 1987 г. СССР занимал 2-е место в мире по добыче золота (277 тонн в год), то сегодня Россия откатилась на 6-е место (134 тонны в год).

Даже при нынешней низкой цене на золото российские золотодобытчики могли бы пережить трудные времена. Если бы не введенный в 1995 г. пресловутый “валютный коридор”. До его введения высокая стоимость кредитов в какой-то степени компенсировлась за счет инфляции, но как только коридор стал действовать, цена кредита зафиксировалась на уровне 130%. В валюте. В настоящее время она несколько снизилась и находится на уровне 80%. В то же время рентабельность золотодобычи даже на самых богатых россыпных месторождениях не превышает 15 – 20%. Естественно, при таких условиях немного желающих вкладывать средства в добычу золота. Но они есть, в том числе и среди крупных банков, которые понимают, что “вечный двигатель” государственных краткосрочных обязательств рано или поздно остановится. И тогда придется вкладывать средства в реальный сектор.

Добыча россыпного золота основана на том, что удельный вес золота (19 г/куб.см) значительно выше, чем у других горных пород. В результате промывки водой на специальных приборах золото оседает, а другие породы смываются. Потери при этом очень велики. Работа носит сезонный характер – 5 – 6 месяцев в году. Люди работают в две смены – по 12 час. Но если раньше старатели за один сезон зарабатывали на автомобиль, то сегодня зарплата – 30 – 50 руб. на трудодень. Между тем для многих людей (среди них немало с высшим образованием) старательство стало образом жизни, который они не готовы променять ни на что.

“Золото, – говорит Владимир Полеванов, – это даже не наркотик, это стиль жизни. Золотодобыча затягивает практически навсегда. Это – и каждодневное общение с природой, охота, рыбалка. Это – особое мужское братство. Это – практическое отсутствие преступности в пределах замкнутых артелей. Это – взаимовыручка. Поэтому артели имеют очень большой запас внутренней прочности. И если заводы страны при нынешней политике просто вымирают, то золотодобывающие предприятия, где число работающих невелико и где есть подсобное хозяйство, могут выжить.”

Однако сами старатели зачастую не столь оптимистичны. Посмотрите, – говорят они, – что остается после разработки месторождений. “Лунный пейзаж” – бесплодная пустыня. И если не провести рекультивацию почвы – а это требует огромных затрат, – на этом месте не вырастет уже ничего. Что же касается технологии извлечения золота из руды, она, к тому же, еще и опасна, поскольку для этого используются цианистый калий и цианистый натрий – высокотоксичные вещества. “Презренный металл” – он убивает и природу, и людей…

Запасы золота на рудных месторождениях несравненно больше, чем на россыпных. Только одно из них – “Бамское” способно дать 160 тонн золота, в то время как на россыпных месторождениях, разбросанных в районе Тынды, можно добыть всего 8 тонн золота.

“Еще год-два, – говорит генеральный директор золотодобывающей артели “Утес” Федор Панченко, – и нам придется прекращать добычу россыпного золота. Наше будущее – рудные месторождения.” С этим согласен и Владимир Полеванов, который полагает, что добыча россыпного золота будет завершена в ближайшие 2 – 3 года. Но на это время необходимо продолжать процесс золотодобычи. В противном случае пропадет оборудование, разбредутся кто-куда уникальные специалисты, будет утрачен накопленный опыт.

Однако и на рудных месторождениях рентабельность не превышает 25 – 30%. Причем, прежде чем приступить к золотодобыче, требуются начальные инвестиции не менее 2 – 3 млн долл. Где их взять? Западных инвесторов отталкивает нестабильное российское законодательство, засекреченная и непонятная классификация запасов золота и неблагоприятная экономическая ситуация в стране в целом. Что касается большинства отечественных “олигархов”, то до сегодняшнего дня игра на ГКО представлялась для них куда более выгодным бизнесом, чем инвестиции в рудные месторождения, которые принесут прибыль лишь в отдаленной перспективе.

РУССКИЕ ИНДЕЙЦЫ

Коренное население этих мест – эвенки. Проблемы, связанные с ними, возникли еще в середине прошлого века. Дело в том, что эта народность генетически не приспособлена к потреблению спиртного. Если у европейцев в организме есть ферменты, расщепляющие алкоголь и выводящие его из организма, то у эвенков их нет. Алкоголизм для них страшнее рака или СПИДа. Рождаются генетически ущербные дети, которые уже с 12 лет “хлещут” водку стаканами. Не удивительно, что эвенкийские старожилы стараются “подложить” своих жен и дочерей любому заезжему “белому человеку”. В советские времена случались авантюристы, которые пользовались этим и, прожив в эвенкийских селениях по нескольку месяцев, уезжали оттуда с чемоданом денег и мешком с собольими шкурами…

Единственным шансом на спасение эвенков, равно как и других малых народов Севера, было бы полное прекращение завоза спиртного. Что, кстати, и делалось в советское время: провоз в эти края бутылки спирта грозил тюремным заключением на долгий срок. Сегодня, во времена безвластия, низкопробный спирт потек в эвенкийские поселки бурным потоком, что обрекает этот народ на гибель. Но зато, объясняют нам идеологи радикал-либерализма, мы обрели свободу. Прямо по Галичу: “А у психов жизнь – ну так бы жил любой. Хочешь – спать ложись, а хочешь – песни пой…”

Свобода в современной России… Свобода – спиваться и умирать. Свобода – кончать с собой по методикам, разработанным фондом Сороса, которые сегодня взяты на вооружение преподавателями некоторых российских школ. Свобода – “планировать семью” и ограничивать до нуля рождаемость. В перспективе – свобода потребления наркотиков. Сколько их, этих свобод, которых не было во времена “тоталитарного режима”! Ешь – не хочу!

В свое время подобная горькая участь постигла американских индейцев, которые были истреблены европейцами не в последнюю очередь с помощью спиртного. Сегодня за 100 г водки эвенки готовы отдать все, что угодно, и этим пользуются ловкие дельцы, выменивая у них собольи и медвежьи шкуры. Кроме того, “белые люди” лишили эвенков естественных источников существования: корейские леспромхозы, работающие на территории области, опустошили запасы тайги, уничтожены оленьи пастбища. Экономический спад не позволяет эффективно развивать пушное звероводство. В случае продолжения нынешней политики эвенки обречены на вымирание. Их единственный шанс – уйти в тайгу и на пушечный выстрел не показываться вблизи русских населенных пунктов.

“НО ПОТЕРЯЛИ МЫ В ПУТИ НЕРОВНОМ

И ДВАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ НА ВОЙНЕ

И МИЛЛИОНЫ НА ВОЙНЕ С НАРОДОМ”

Эти строки Евгения Евтушенко приходят на память, когда проезжаешь под проливным дождем заброшенные поля Амурской области. Такое впечатление, что по этим краям прошла война. Сельский пейзаж напоминает картину после взрыва нейтронной бомбы: брошенная сельскохозяйственная техника, заросшие сорняками поля и скотные дворы, одиноко бредущая нетвердой походкой фигура “земледельца”. На дорогах – “доблестные воины” пограничных войск, выменивающие на стакан земляники пачку сигарет у проезжих водителей.

Промышленность в крае умерла, работы нет. В перспективе дать работу могло бы лесное хозяйство. Но для этого необходимо построить предприятия по первичной переработке древесины: вывозить “кругляк” невыгодно. Желающих заняться этим пока немного.

Чтобы поддержать российских золотодобытчиков, – говорит Владимир Полеванов, – правительство должно, прежде всего, заморозить бюджетную и внебюджетную задолженность золотодобывающих предприятий. Освободить золотодобывающую промышленность на два года от всех налогов и платежей в бюджетные и внебюджетные фонды. Потом, когда цена на золото пойдет вверх, золотодобытчики рассчитаются сполна. И, наконец, Центральный банк России обязан хеджировать (страховать) риски, то есть закупать золото у золотодобывающих предприятий на несколько лет вперед по фиксированным ценам с тем, чтобы не допустить их разорения. Если этого не сделать, то уже в этом году золотодобыча упадет на 25 – 30 тонн, а в дальнейшем мы просто потеряем “курицу, несущую золотые яйца” – в самом прямом смысле слова.

Впрочем, особых надежд с нынешним правительством Владимир Полеванов не связывает “по причине его низкой компетентности”. А будущее правительство должно разработать долгосрочную стратегию освоения региона и создать благоприятные инвестиционные условия. Оно обязано контролировать энергетические и транспортные тарифы с тем, чтобы предприятия Дальнего Востока были конкурентоспособны. И тогда золотодобыча может стать той “точкой роста”, с которой начнется возрождение региона.

Слушая все это, мне вспоминались некрасовские строки: “Жаль, только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе”. Как говорят в этих краях, “БАМ будет востребован… через 50 лет. Но к этому времени уже разберут рельсы”. Впрочем, говоря словами Антонио Грамши, “пессимизм мысли” сочетается у жителей края с “оптимизмом воли”. А пока он сохраняется – есть надежда на лучшее будущее.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Судьба президента и президентства
“Крыши” на ремонте
ЖИЗНЬ – ЭТО ЧЕТЫРЕ БУХАНКИ ЧЕРСТВОГО ХЛЕБА
Изменения в уставе
ВЫХОД ИЗ КРИЗИСА НЕ НА РЕЛЬСАХ, А НА ПУТЯХ ПРАВА
Сколько на свете лахт?
Помогут ли вывести российскую экономику из кризиса договоренности с МВФ?
Сладка ягода
ОБРАЩЕНИЕ
СПАСЕТ ЛИ КРЕДИТ МВФ РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ?
Минус электрификация страны
Чай не пил – какая сила?
Россия – Индонезия: несостоявшийся гамбит


««« »»»