ЖИЗНЬ – ЭТО ЧЕТЫРЕ БУХАНКИ ЧЕРСТВОГО ХЛЕБА

ИЗГНАННИКАМ ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО ТЕРПЕТЬ

Развал Советского Союза вызвал к жизни тысячи сложнейших проблем. Но, может быть, самой острой из них стало появление миллионов беженцев и переселенцев на всем постсоветском пространстве. Каждое из вновь образовавшихся государств как-то пытается разрешить ситуацию с беженцами на собственной территории и с учетом своих ресурсов. И все равно потери людей, ставших в одночасье неприкаянными изгнанниками, неисчислимы. Беды их, похоже, везде одинаковы – что в России, что в Грузии или Армении. А вот универсального решения этой проблемы пока нет.

Наш корреспондент, только что вернувшаяся из Азербайджана, попыталась проанализировать ситуацию с азербайджанскими беженцами из пяти районов, граничащих с Нагорным Карабахом.

ЛЮДИ НА ЧЕМОДАНАХ

Попав в Баку, вы убеждаетесь, что в Азербайджане по-прежнему остра затянувшаяся проблема Нагорного Карабаха и пяти приграничных азербайджанских районов, которые контролируются армией Нагорного Карабаха. Почти 15% населения Азербайджана составляют беженцы и вынужденные переселенцы.

В начале 90-х в Азербайджан хлынул поток приехавших из Нагорного Карабаха, Армении и приграничных районов. К тому же из Узбекистана прибыло 48 тыс. турков-месхетинцев. Несколько лет назад беженцы даже самовольно вселялись в квартиры. По сообщению посла РФ в Баку Александра Блохина, в 95 г. было 142 случая захвата квартир, где жили русские семьи. Теперь такого не бывает. Квартиры, в большинстве своем, уже вернули законным жильцам, однако в 35 квартирах так и остались “захватчики”. Чтобы их переселить, местные власти обязаны предоставить им другое жилье, а это – большая проблема.

Сейчас в стране с населением 7,65 млн более 1 млн изгнанников. Они живут почти во всех районах. Больше всего их в Баку и пригороде столицы – 750 тыс. Беженцы заняли санатории, дома отдыха, детские лагеря. На пустовавших землях появились их временные домики. Уже шестой год люди живут “на чемоданах”.

В Билясуварском районе (до 1990 г. он назывался Пушкинский) более 26 тыс. беженцев и вынужденных переселенцев. Из них лишь 2 тыс. живут в населенных пунктах, остальные в новых городках.

Власти стараются им помочь. Выплачивают ежемесячное пособие – 7 тыс. манат на человека (меньше 2 долл.), на которые можно купить 4 буханки хлеба. Зимой же бесплатно раздают по 20 л солярки на семью, чтобы люди могли обогревать свои домики. Раньше каждому давали в месяц по 15 кг муки, а теперь – всего 4 кило. По указу президента сюда привезли более 3 тыс. учебников для начальных классов девяти школ.

Оказывают помощь и благотворительные организации – Всемирная продовольственная программа и Международный Комитет Красного Креста. Местные коммерческие фирмы тоже не остаются в стороне – передают продукты и деньги.

ПАЛАТКИ И МАЗАНКИ

Мы побывали в одном из городков переселенцев, выехавших из двух оккупированных районов — Джебраильского и Физулинского.

Выжженная солнцем каменистая безжизненная степь. Унылый пейзаж украшает странный городок. Серые неказистые домики, окруженные заборами из камыша.

Кое-где стоят автомобили и старенькие трактора, принадлежавшие когда-то колхозам и совхозам.

Говорят, что приехав сюда, люди долго не хотели строиться – надеялись, что скоро вернутся домой. Многие жили в маленьких палатках, полученных от Комитета Красного Креста. Но шло время, и ничего не менялось. Пришлось возводить глиняные мазанки и стайки для животных, благоустраивать свои хозяйства. У некоторых семей появились коровы, овцы, курицы.

Школа раньше располагалась в палатках. В феврале представители Комитета Красного Креста построили новую каменную школу. Учителя свои же, тоже беженцы. Они получают неплохую по здешним меркам зарплату – около 50 долл.

Школьный учитель Али доволен, что у него есть работа, ведь у него 9 детей, а из всей семьи только он один трудоустроен. Когда-то он работал в Карелии художественным руководителем в пионерском лагере, а потом преподавал испанский и русский языки. Вместе с семьей жил в Физулинском районе. Пять лет назад, когда война докатилась до его родного села, пришлось уехать, бросив дом, хозяйство, нажитое имущество.

Природа не благосклонна к изгнанникам: летом здесь жарко и душно, зимой же холодно. Во время заморозков спасают керогазы, с помощью которых обогревают глиняные мазанки. Во время дождей крыши могут протечь – выручает полиэтилен. Влажный пол также покрывают клеенкой: из земли почему-то постоянно выступает вода.

Питьевой воды и воды для хозяйственных нужд не хватает: единственный источник воды – канал от реки Араз. Хорошо, хоть провели колонку. Сюда за водой ходят все хозяйки, а в жару здесь собираются дети.

Супруги Джабраиловы, имеющие четырех детей, давно сидят без работы. В этом районе и среди местных жителей много безработных, а ехать на заработки в другие районы рискованно, да и детей не с кем оставить. В их доме, как и у всех товарищей по несчастью, обстановка более чем скромная: они успели на своем автомобиле вывезти только некоторые вещи.

Большинство изгнанников раньше работали в сельском хозяйстве. Теперь они безработные. Работой обеспечены только учителя, врачи. Молодежь занимается мелким бизнесом. Остальные просто убивают время.

Многие во время переезда потеряли паспорта и другие документы. Восстановить утраченные документы вряд ли удастся: в оккупированной зоне архивы, наверняка, не сохранились.

Эти люди живут своей особой жизнью, фактически в изоляции от остального мира. Кое-кто иногда бывает в Билясуваре или в соседних поселках. Даже имеющие автомашины ездят только по важным делам – берегут бензин. Новости сюда доходят с опозданием: ни газет, ни радио здесь нет.

ВСЮДУ ЖИЗНЬ

Руководитель района Али Бабаев сказал, что беженцы – одна из больных проблем района. Они живут плохо, но власти не в состоянии предоставить им постоянное нормальное жилье. К тому же люди хотят вернуться на свою родную землю. Им помогают, насколько это возможно, однако, как обычно, не хватает средств…

Районные власти провели в домах электричество (правда, свет бывает лишь в определенные часы). Они же открыли медпункты, лекарства дают бесплатно, но в основном турецкие и американские. Российские медпрепараты, которые здесь считаются самыми надежными, – дефицит. Их можно достать только за деньги в магазине.

Не все могут терпеливо переносить лишения. Многие не могут выйти из состояния отчаяния и безысходности.

Не удивительно, что нервные срывы и скандалы здесь – частое явление. К тому же ослабленные люди, живущие в антисанитарных условиях, часто болеют. Два года назад была эпидемия малярии, к счастью, очаг инфекции быстро погасили. Каждый год в городке умирает около 80 человек, зато рождается около 70. Поэтому тут очень уважают акушерок.

Малыши, живущие в таких невеселых поселках, ничем не отличаются от других детей. Они играют, бегают, смеются. Но дети постарше и подростки, уже все понимающие, гораздо серьезнее и грустнее своих ровесников.

Младшей дочери Назилы ИбрагимовойАйгюль всего четыре месяца, она родилась в лагере беженцев. Здесь же умерла от воспаления легких ее старшая дочь, которой было пять лет. Назила и ее муж Агиф молят Аллаха, чтобы их сын и дочка выжили.

За последние годы в лагерях беженцев родилось 30 тыс. детей. Что ждет их впереди? Тоже скитания и страдания?

ВЛАСТЯМ ПОРА ДОГОВАРИВАТЬСЯ

На встрече с журналистами премьер-министр Азербайджана Артур Расизаде отметил, что правительство да и сами беженцы уверены, что их земли будут освобождены.

А вице-спикер парламента Яшар Алиев подчеркнул:

– Наш народ терпелив, может перенести все тяготы во имя суверенитета. Мы принимаем меры, чтобы улучшить жизнь беженцев. Однако кардинально эту проблему можно разрешить лишь при разрешении вопроса о Нагорном Карабахе.

Такая же точка зрения и у президента Гейдара Алиева:

– Они должны вернуться на свои места. Территориальная целостность Азербайджана должна быть восстановлена…

Думаю, пока вопрос не решится мирным путем, эти люди должны терпеть. Понимаете, мы не можем строить для них сейчас какие-то благоустроенные дома… У нас просто нет такой возможности. Те возможности, которые у нас есть, позволяют нам оказать им помощь, чтобы они жили…

И я благодарен всем этим беженцам, пострадавшим, всем этим мужественным людям, патриотам своей Родины за то, что они терпят такое положение. Я благодарен им за то, что они верят в то, что вопрос этот будет мирно решен, в то, что мы сумеем добиться их возвращения на свои родные места.

В декабре 1996 г. на международном саммите ОБСЕ в Лиссабоне были утверждены принципы мирного урегулирования конфликта: признание территориальной целостности Азербайджана и Армении, предоставление Нагорному Карабаху статуса самоуправления в составе Азербайджана, обеспечение безопасности для всего населения Нагорного Карабаха. Руководство Азербайджана согласилось с этими принципами. Бывший президент Армении Тер-Петросян также признал их как основу мирного урегулирования, но затем в Армении мнения разделились. Теперь в Армении новый президент — Роберт Кочарян, начался новый виток переговоров.

Руководство Азербайджана отказывается обсуждать с лидерами Нагорного Карабаха вопрос о статусе этой республики, требуя, чтобы сначала были освобождены граничащие с Карабахом азербайджанские земли. Однако армянскую сторону это не устраивает: она настаивает, чтобы прежде были даны гарантии независимости Нагорного Карабаха. Никто не хочет идти на уступки. Изгнанникам же снова остается только ждать…

Ольга ДУМБРОВСКАЯ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Россия – Индонезия: несостоявшийся гамбит
Судьба президента и президентства
“Крыши” на ремонте
Изменения в уставе
ВЫХОД ИЗ КРИЗИСА НЕ НА РЕЛЬСАХ, А НА ПУТЯХ ПРАВА
Сколько на свете лахт?
Помогут ли вывести российскую экономику из кризиса договоренности с МВФ?
Сладка ягода
ОБРАЩЕНИЕ
СПАСЕТ ЛИ КРЕДИТ МВФ РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ?
Минус электрификация страны
Чай не пил – какая сила?
ЗОЛОТО ТЫНДЫ


««« »»»