СВОДКА-10-95

МВФ решил стать посредником в переговорах между Россией и Украиной по вопросу зачета долгов. Официальные лица МВФ считают, что решения вопросов о выделении кредитов двум славянским республикам тесно связаны друг с другом и основываются на координации программ стабилизации экономики обоих государств. Помогая одному государству, МВФ хочет быть уверенным, что соблюдены интересы другого. Кредит, выделяемый Украине, должен помочь покрыть долги этой республики перед Россией и обеспечить их дальнейшие взаиморасчеты. Дипломаты говорят, что МВФ играет активную роль в формировании добрососедских отношений этих двух стран.

Financial Times.

Молдова, которая довольно успешно ведет свою экономику после распада СССР, подписала предварительное соглашение с МВФ об оказании финансовой помощи для покрытия дефицита бюджета. Молдова уже сейчас получает положительные результаты жесткой политики, проводимой правительством. Инфляция в прошлом месяце снизилась до 2,3% по сравнению с 11% в России, и лей, денежная единица Молдовы, составляет 4,42 пункта по отношению к доллару, что не намного отличается от 3,85 пунктов, которые он составлял по отношению к доллару в ноябре 1993 г., когда он был введен в обращение. В России, где правительству еще только предстоит проводить строгую финансовую и денежную программу, рубль обесценился наполовину за последние 6 месяцев.

Business Week.

В течение многих лет скромное желтое строение российского министерства атомной энергетики оставалось центром власти и интриг. Во времена “холодной войны” армия секретных работников министерства, насчитывающая более 2,5 млн. человек, шла в ногу со своими американскими коллегами, разрабатывая материалы для атомных бомб. В 1986 г. они боролись с взорвавшимся Чернобылем – это был самый ужасный несчастный случай за всю историю атомной энергетики. После развала Советского Союза они боролись за свою жизнь, получая мизерные зарплаты и старались привыкнуть тому, что их престиж быстро падает.

Сейчас министерство опять занимает прочную позицию – на этот раз занимаясь коммерцией и налаживая экспортные операции, а не производя оружие. Руководители министерства хотят организовать экспортную продажу своего урана и радиоактивных изотопов для использования их в медицине и промышленности, а ядерных реакторов – для коммерческих электростанций. С этой целью в министерстве были созданы управления, занимающиеся маркетингом.

Эта новая затея русских ошеломила Запад. Официальные лица США были в шоке, узнав о контракте стоимостью 1 млрд. долларов, заключенным между Россией и Ираном, на строительство четырех ядерных реакторов. Вашингтон понимает, что реакторы могут быть использованы Ираном для производства ядерного оружия, что позволит мусульманскому миру использовать его в своих террористических актах. Западные дипломаты в Москве узнали, что Иран предоставил российскому министерству перечень необходимых ему материалов, состав которых заставляет опасаться намерений Ирана создать ядерную бомбу.

Business Week.

Крыло реформаторов в российском правительстве вздохнуло с облегчением, когда Государственная Дума наконец утвердила российский бюджет. Теперь бюджет должен пройти свой сложный путь в Совете Федерации, однако, принятие бюджета государственной Думой уже открывает путь для кредита МВФ в Россию.

Реформаторы в правительстве России не скрывают своей радости, так как считают, что решение государственной Думы – сигнал того, что программа экономической стабилизации получит возможность успешного развития.

В начале года большинство обозревателей считало, что бюджет не получит поддержки. Последняя, четвертая, версия бюджета определяет дефицит в 73,180 млрд. рублей, но западные экономисты считают, что эта цифра очень приблизительна, так как расчеты были произведены осенью и не учитывают безумного роста инфляции и падения рубля за последние месяцы.

Financial Times.

Темплтон, одна из крупнейших компаний-инвесторов на развивающихся рынках, отложила свои планы создания Российского фонда из-за неспособности российского правительства обеспечить адекватную защиту акционеров.

В октябре прошлого года Темплтон обещала открыть свой офис в Москве и основать Российский фонд, вложив 300 млн. долларов. Однако компания Темплтон считает, что привлечению инвестиций в Россию мешает бесцеремонное отношение директоров российских компаний к своим акционерам. Права владельцев не соблюдаются, а продажа акций может осуществляться прямо по телефону, без выдачи сертификатов, которых просто не существует и единственное доказательство владения акциями это запись в регистрационной книге, хотя эта процедура не имеет защиты от ошибок или подделки. К главным причинам отказа компания причислила отсутствие надежных аудиторских служб, хаотичную продажу акций и опасность того, сто будущее правительство ренационализирует активы.

Financial Times.

Обзор подготовила Марина МЕДВЕДЕВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Десять лет спустя
Стимулы и подводные камни постсоветской интеграции
Сравним…
Как вы относитесь к реформам
Вид на экономику изнутри
Письмо Рыбкину
Крым: потерянный шанс?
В какой мере демократичен новый закон “О выборах депутатов Госдумы”?
Обреченный Рыбкин


««« »»»