О бюджете-95

ПЛЮСЫ

В парламенте любой страны мира вокруг бюджета всегда кипят страсти и сталкиваются интересы.

Начну с повторения очевидного: бюджет – главный государственный документ, закон, “стыкующий” расходы государства с его доходами. В бюджете определяется, сколько получат денег госпредприятия, сколько уйдет на образование, медицину, оборону, охрану порядка, там же определяется размер финансовой помощи регионам, попадающим в категорию “нуждающихся” и “особо нуждающихся”. Бюджет готовится Министерством финансов и, согласно Конституции, представляется на утверждение в Государственную Думу и после утверждения в ней – в Совет Федерации, затем подписывается президентом. Такова процедура утверждения закона.

Одобрение 22 марта Советом Федерации бюджета 1995 года по времени фактически совпало с обнародованием экономической программы Правительства РФ на ближайшие три года и подписанием документов по 6-миллиардному кредиту МВФ. Главным изменением в экономической политике стали ее большая определенность и предсказуемость, проявленные тем не менее на фоне явно инерционных тенденций прошлого года.

Несмотря на то, что официальное рассмотрение бюджета в верхней палате парламента заняло лишь три дня, практическая работа с проектом велась депутатами и экспертами, начиная с первого чтения в Государственной Думе. Отклонение бюджета означало бы необходимость принятия закона о финансировании расходов II квартала (иначе с 1 апреля бюджетные предприятия оставались бы без денег), влекло бы за собой осложнения с МВФ и ряд других негативных последствий.

Главное достижение “нашей” части бюджетного процесса заключается в том, что в непростом положении, в котором оказалась верхняя палата парламента, удалось найти некоторые точки взаимопонимания с коллегами из бюджетного комитета Государственной думы и правительством. Конкретные споры возникли прежде всего из-за 10 процентов подоходного налога, которые в этом году должны перечисляться в Центр. Удалось договориться об использовании их на нужды регионов, о снижении “потолка” доли налога от прибыли, оставляемой в субъектах Федерации с 25 до 22 процентов, об авансировании закупок зерна и некоторых других проблемах. То, о чем нам удалось договориться с правительством, было представлено в проекте постановления Совета Федерации, подготовленном нашим комитетом и дополненном в процессе обсуждения.

Бюджет представлен Совету Федерации в марте, что, конечно, слишком поздно для нормального бюджетного процесса, но и это является большим достижением по сравнению с прошлым годом. С проектом бюджета проведена большая работа в Госдуме и правительстве. В период с декабря 1994 г. по март 1995 г. бюджет прошел четыре чтения в Государственной Думе. В ходе чтений и на их основе в проект федерального бюджета был внесен ряд конструктивных поправок, позволивших улучшить некоторые из первоначальных проектировок.

К сожалению, наши возможности участвовать в подготовке бюджета были ограничены отсутствием у депутатов Совета Федерации права решающего голоса при голосовании в Думе. Тем не менее, был учтен и ряд поправок депутатов Совета Федерации.

Подавляющее большинство поправок учтено не было, т.к. потребности по расходам превышают ожидаемые доходы в несколько раз.

При этом почти все депутаты, вносившие поправки, предлагали финансировать социально значимые программы. Например, из-за того, что МВД России сократило расходы на 500 млрд.рублей, была ослаблена программа по борьбе с преступностью. Министерство обороны просило дополнительно 5 трлн. рублей на обеспечение военнослужащих питанием, исходя из фактической (т.е. постоянно растущей) стоимости пайка – у армии сейчас денег хватает на “полутораразовое” питание солдат. Проблемы есть у аграрного сектора, Севера, социальной сферы – практически все ограничены в расходах. Москва как столица получила на триллион рублей меньше, чем первоначально планировал Минфин. А ведь Москва собирает налогов больше, чем любой регион России.

МИНУСЫ

Нынешний бюджет повторяет многие ошибки бюджета прошлого года. Расходы инерционны, то есть отрасли экономики, прежде всего промышленность, энергетика, дорожное хозяйство, связь и т.д. продолжают финансироваться на покрытие части своих затрат, а не на внедрение новых технологий и структурные преобразования. А ведь все устарело…

Для конкретности возьмем московский пример. Метрополитен рассчитывал получить порядка 3,5 трлн. рублей – этого бы хватило и на развитие, выделено меньше триллиона – хватит на покрытие части расходов по эксплуатации. А что делать с развитием? Консервация обходится не дешевле. Вагоны, пути, эскалаторы, коммуникации – все требует обновления. Думаю, сегодня вложить в московский метрополитен достаточные средства было бы в итоге дешевле.

Покрытие дефицита бюджета предполагается за счет роста внутреннего и внешнего долга страны, и это сужает и без того ограниченные возможности по восстановлению производственного потенциала. В части мобилизации ресурсов на внутреннем финансовом рынке государство должно привлечь 30,6 трлн. рублей. Доля дефицита, покрываемая в облигационной форме, увеличивается с 10% в 1994 году до 42% в 1995 году. По мнению ряда экспертов, такое стремительное наращивание внутреннего государственного долга ограничивает внутренние инвестиционные возможности.

Отдельная тема – рынок ГКО. Можно говорить об относительно низком риске работы на этом рынке. Государственные казначейские обязательства являются на сегодня достаточно эффективным инструментом привлечения денежных средств для финансирования дефицита бюджета. С ними, например, охотно работают крупные банки. Однако ГКО притягивают к себе значительные средства и отвлекают их от других инвестиционных каналов.

НАЛОГИ

Сейчас налоги дают около 80 процентов доходов бюджетам. Собираемость их низка – по разным оценкам собирается от 50 до 70 процентов налогов. Поэтому правительство вынуждено финансировать расходы по мере поступления доходов и фактическое финансирование оказывается ниже запланированного. В этом и одна из первоначальных причин задержек зарплаты.

Причин низкой собираемости налогов несколько. Главная из них – несовершенство налоговой системы. Она построена в традициях плановой экономики и ориентирована на работу с законопослушным налогоплательщиком, с которого легче всего собирать налоги. Один из директоров рассказывал у нас на парламентских слушаниях, как у него на предприятии из рубля прибыли забирают 93 копейки налогов.

Фискальный характер налогообложения заставил даже многие госпредприятия искать пути уклонения от налогов. Что говорить о предпринимателях… Многие, особенно небольшие коммерческие структуры, предпочитают работать на так называемом “черном нале” – полностью уходя от налоговых органов.

Еще одна проблема – налоговое многообразие. Налоги, дающие в денежном выражении меньше 10 процентов всех поступлений, отбирают три четверти времени налоговых инспекций. В итоге за год налоговая инспекция в состоянии проверить от силы пятую часть налогоплательщиков.

Наконец у налогов есть и региональное многообразие. Среди финансистов уже стали избитыми примерами налог на содержание районной футбольной команды и сбор за выдачу справок органами власти, налог на вывоз леса за пределы области и т.п. Это – примеры из практики прошлого года.

Впрочем, последние изменения налогового законодательства способствовали рационализации налоговой системы. Ведется работа над Налоговым кодексом Российской Федерации. Это будет документ прямого действия, в который предполагается собрать все налоговые законы. Сейчас они “разбросаны”, и неискушенному налогоплательщику зачастую невозможно разобраться, где и что он нарушил.

Наконец, очень помог бы реестр всех местных налогов. В нем было бы отражено и то, какие налоги могут вводиться на местах, а какие – не могут. Пока же практически ничто не мешает администрации какого-нибудь сельского района ввести налог, например, “на вывоз овец за пределы района”.

ВАЛЮТНАЯ ПОДПИТКА

Думаю, все понимают, что за те кредиты, которые нам дают, рассчитываться придется не сегодня-завтра. На металлы, нефть и газ надеяться мы особенно не должны – большого роста цен на них не ожидается.

Чтобы вернуть долги, надо добиться подъема производства, в первую очередь, в отраслях, где мы были традиционно сильны, конкуретоспособны. Например, в авиационной промышленности, в производстве вооружений. Несколько лет назад СССР ушел с мирового рынка торговли оружием. Мы не досчитались многих миллиардов долларов, США и Западная Европа резко увеличили свои продажи. На мировом рынке вакуума не бывает. Возвращаться теперь гораздо труднее. Тем более, что конкуренты наших фирм активно поддерживаются своими правительствами. В любой стране мира американское посольство сделает все, чтобы помочь продать именно американское оружие.

Выбраться из долговой ямы сможем только сами. Бесконечно давать деньги и отсрочки по долгам “на поддержку реформ” России никто не будет. Поэтому рассчитывать на политические механизмы особенно не стоит.

Это же относится и к национальной валюте. Пора понять: это не доллар растет, это рубль падает. Причина та же – в спаде производства. Мы все больше ввозим. Возьмите простой пример – ввезли банку немецкой тушенки. И тем самым поддержали немецкого фермера, немецкого владельца консервного завода и даже немецкого пенсионера. Курс национальной валюты растет, если эта валюта становится привлекательной для тех, кто хочет вложиться в экономику страны.

ИНФЛЯЦИЯ И ЛОББИРОВАНИЕ

Главный механизм сдерживания инфляции – последовательная экономическая политика. Правительство продемонстрировало стремление ее проводить. “Жесткость” бюджета, ограничение расходов государства также работает против инфляции. Но есть много контрфакторов. Например, военные действия в Чечне работают против стабилизации.

Роль же Центробанка заключается, в первую очередь, в обеспечении быстроты прохождения платежей, чтобы деньги не “зависали”, в контроле за курсом рубля на валютной бирже. После октября 1994 г. Центральный банк курс контролирует, не допуская больших скачков.

Что же касается лоббирования интересов отдельных отраслей, которое в бюджетном процессе выливается в усилия по увеличению конкретных цифр в бюджете, то оно естественно для нормальной экономики. Задача правительства и парламента – сопоставлять интересы, определяя наиболее значимые. И этим требованиям необходимо максимально идти навстречу. К “приоритетным” отраслям отношу космическую и оборонную индустрию, авиапромышленность, переработку нефти и газа, отдельные направления машиностроения. С них надо начинать подъем производства. Надо помогать законодательно, в том числе предоставляя и льготы этим отраслям. Недавно нашей рабочей группой подготовлен проект закона о финансово-промышленных группах. Он ориентирован на создание режима наибольшего благоприятствования для “прорывных” направлений экономики, на облегчение экономической интеграции.

Николай ГОНЧАР, председатель Комитета по бюджету Совета Федерации РФ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Когда усталые подлодки…
Я боюсь…
Хан перестройки
Чеченский след в Америке
Соглашение с МВФ не отвечает интересам России
В поисках хозяина
Пенсионным фондам нужны правила игры
Человек банальных истин
СВОДКА
Насколько целесообразно делать государственное телевидение частным?


««« »»»