В 7-М РОСТОВСКОМ…

Моя двоюродная сестра передала мне бумаги нашей умершей тетки Виктории Звенигородской. Меня сразу заинтересовала пачка перевязанных тесемкой открыток и конвертов с проштемпелеванными почтовыми марками. Приложенная к ним записка гласила: “Письма Анастасии Ивановны Цветаевой к Жене” (так родные и близкие звали тетку по второму ее имени – Евгения).

Со времен гражданской войны она была знакома с сестрой прославленной поэтессы, известной мемуаристкой.

В коричневом футляре Жени для ученических тетрадок я обнаружил нелинованный листок с выведенными фиолетовыми чернилами стихотворением “Из памяти твоей я выну этот день…” Анны Ахматовой. Под ним инициалы “М.Ц.” Марина Цветаева! Строки:

Где видел я цветущую сирень

И ласточек, и домик деревянный

изменены:

Где видел я Виктории сирень

И ласточек, и домик деревянный.

Цветаева повернула стихотворение к Звенигородской. Я не раз слышал от тетушки, что поэтесса бывала у нее. Под окнами ее квартиры 37 (на третьем этаже) росла густая сирень. По соседству стоял деревянный домик с гнездившимися под крышей ласточками.

Женя жила в кирпичном четырехэтажном длинном, теперь уже снесенном доме № 15, некогда журналиста Каткова, близ Смоленской площади, называвшейся Смоленским рынком. В полный, так сказать, свой рост он возвышался на берегу Москвы-реки. Напротив, на другом берегу, – Киевский вокзал с часами на башенке. Справа – великолепный Бородинский мост без опор. Из больших, зеркальных окон квартиры Жени открывался чарующий вид на тихую, довольно широкую реку.

Во двор, к 7-му Ростовскому переулку, выходили лишь два верхних этажа. Два нижних упирались окнами в стену траншеи, вырытой в земле во всю длину здания. К подъездам вели мостики.

В 1921 году изолированную комнатку в квартире Жени, рядом с двумя смежными, занимала Анастасия Ивановна. Она пишет в своей книге “Воспоминания”: “В 7-м Ростовском переулке стоит дом, боком сходя с холма… Евгения Максимилиановна, милая, красивая, молодая женщина…”

К Анастасии приходила ее сестра. Ночевала. Оставалась несколько дней. Познакомилась с Звенигородской, любительницей поэзии, незаурядным человеком.

В годы первой мировой войны она, совсем юная, – сестра милосердия санитарного поезда. Позже окончила Московский университет. Получила звание кандидата химических наук без защиты диссертации – за публикации в журнале “Заводская лаборатория” – и много лет работала в Институте минерального сырья. Каждое лето ездила с дальними поисковыми геологическими партиями. Между прочим, в 1923-м открыто отказалась проголосовать на общем институтском собрании за беззаконный приговор на процессе Промпартии. Крупный специалист, старший научный сотрудник, заведующая лабораторией, она едва удержалась на работе.

Я сохранил о ней самые лучшие воспоминания и рад, что она была прикосновенна к жизни Марины и Анастасии Цветаевых. Малоизвестный эпизод их биографии.

Михаил ИСКРИН.

На фото: В.Звенигородская. 1920.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ
ПРОДЮСЕР “СПЛИНА” НЕДЕЛЮ СКРЫВАЛСЯ В ЛЕСАХ
ПОМОГИ, ЗАКОН, ВЫЖИТЬ ИНВАЛИДУ!
ПОЭТ В “РОССИИ” БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПОЭТ
АРЕСТОВАН КАВАЛЕР БАРБРЫ СТРЕЙЗАНД
“МАЛЕНЬКАЯ ДЕТАЛЬ ГРАНДИОЗНОЙ БИТВЫ”
ГУРМАНЫ – ЛЮДИ ЛЕНИВЫЕ
ДЕЛОРЕС ТАКЕР ПРОТИВ ТУПАКА ШАКУРА
БАБУШКИ-ГОЛУБУШКИ, ЭТО И ВАШ ДЕНЬ!
ВЕСЕННЕЕ “ПРИКОСНОВЕНИЕ” САБИНЫ
ГРУППА VERVE НЕДОВОЛЬНА КОМПАНИЕЙ PEUGEOT
ЛУЧШЕЕ ШОУ МЕСЯЦА
ЛИ ЭНН РАЙМС ПРОТИВ РЕКЛАМЫ
СМЕРТНЫЙ УЖАС ОБРЕТАЕТСЯ НА ЭСТРАДЕ. ИМЯ ЕМУ: ЖЕНСКИЕ ПОП-ГРУППЫ
Коротко
ЭЛТОНА ДЖОНА ПОСВЯТИЛИ В РЫЦАРИ
Уикенд
ДОННИ ОСМОНД СРАЖАЕТСЯ С БУКАШКОЙ
НИДЕРЛАНДСКИЕ НОВЕЛЛЕТТЫ
Анонсище
ХУЛИГАНЫ ИЗ OASIS
КАТЯ ЛЕЛЬ. НА ВОПРОСИКИ ОТВЕТИКИ НАЙДЕМ…
УМЕР ДЕКОРАТОР ТЕАТРА LA SCALA
БАСТАРД УСТРОИЛ СКАНДАЛ НА GRAMMY
ВАМ И НЕ СНИЛОСЬ, ИЛИ НЕМНОГО ОБ АФРОДИТЕ
ЕДИНСТВЕННЫЙ КОНЦЕРТ “BAD BOYS BLUE” В КЛУБЕ “MANHATTAN-EXPRESS”
ДИСК “Э.С.Т.” КРЕПКО ЗАСТРЯЛ НА ТАМОЖНЕ
ПОСЛЕСЛОВИЕ
ИГОРЬ И ИРИНА… ЭТОТ РОМАН НЕ ЗАКОНЧИТСЯ НИКОГДА
НА ТО ОНА И РАСПУТИНА
НА ВСТРЕЧУ С ЮНОСТЬЮ


««« »»»