Эмиль Лотяну: Даже огурец нуждается в определенном тепличном режиме

В рамках фестиваля “Хиты нашей памяти”, который проходит в Центральном Доме кинематографистов, ведущие режиссеры и кинокритики обсуждали вопрос: “Что же нужно для того, чтобы кинокартина стала “хитом”, и почему “хитов” так мало производится сегодня?”

С цифрами, увы, не поспоришь. Специалисты привели данные за период с 1 февраля по 12 марта этого года о тридцати самых кассовых картинах. В числе лидеров оказались американские ленты “Сбежавшая невеста”, “Шестое чувство” и другие. В тридцатке – всего один европейский фильм, занявший лишь 26 место – “Черная кошка, белый кот”. Никаких российских лент в перечне нет в помине, хотя в это время в прокате шли картины “Хорошие и плохие”, “Любить по-русски-3″ и другие. В прошлом году только “Сибирский цирюльник” можно было бы назвать “хитом” – он поделил первое место со “Звездными войнами”. Но (!) маленький нюанс – на картину было затрачено 40 миллионов долларов, а собрала лента в прокате лишь 2 миллиона – в России и около 8 миллионов – за границей. В Америке такая ситуация считалась бы абсолютным провалом, считают специалисты.

В чем же причина? Их было названо несколько. Первая – резкое падение доходов населения и изменение состава зрительской аудитории. Если раньше билет в кино стоил тридцать копеек, а средняя зарплата составляла сто двадцать рублей, то сегодня билет стоит сто рублей, а зарплата, в среднем, – тысяча рублей. То есть соотношение изменилось в сорок (!) раз. Кино из массового, стало элитным видом искусства. Кинотеатры посещает элита, но отнюдь не интеллектуальная, а та, у которой есть деньги.

За последние годы изменилась не только структура зрительской аудитории. Сегодня мы пожинаем плоды этапа, на котором объективно находилось все наше общество и кинематография как часть его. Один из критиков назвал этот период “детской болезнью кривизны”. Ребенок до трех лет живет в мире, не осознавая, что он как личность существует. Наблюдает, фиксирует окружающий мир, но не осознает себя. И для ребенка является величайшим открытием факт, что “он есмь”. Далее начинает в его жизни работать формула “я сам”. Это “я сам” он вставляет где нужно и где не нужно. Приблизительно этот переломный момент испытало большинство наших творцов в кино после развала единого кинематографического пространства бывшего союза.

Рассказывает Игорь МАСЛЕННИКОВ, автора знаменитого сериала о Шерлоке Холмсе и “Зимней вишни”:

– Некоторое время назад во ВГИКе считалось дурным тоном снять что-нибудь такое, что было бы понятно людям. Я знаю это по практике на “Ленфильме” – режиссеры робели, находясь под постоянным суровым взглядом критики, боялись, чтобы, не дай Бог, не выпустить что-нибудь “на потребу толпе”. И только “недоумки”, “белые вороны” делали зрительское кино в этот период. Фильмов на экраны выходит много. Особенно зарубежных. Но интересно, что пробивались к сердцам нашего отечественного зрителя только вот такие “белые вороны”. Такие ленты и становились хитами. Беда была именно в том, что перед студентами ставилась задача: “Да ты себя покажи”, а не “Ты сделай так, чтобы было внятно и понятно”. А ведь суть профессии – сделать кино профессионально.

Наш кинематограф, увы, не пошел тем путем, которым двинулся американский кинематограф: человек, начиная за океаном свою карьеру в кино, должен был сделать картину, которая обязана была познать коммерческий успех. Иначе во второй раз с ним никто не желал разговаривать о финансировании. Потом, пройдя эту ступень семь раз, режиссер мог уже рассчитывать, что будет снимать то, что хотел. Проверку на “народный интерес”, проходил в Америке каждый режиссер.

Мнения “за круглым столом” разделились. Отдельные журналисты пытались даже рассматривать высокопрофессиональное кино как опиум для народа, как некую загадку мироздания, неопознанный летающий объект, который и анализировать как явление не стоит, а стоит принимать его как данность. Так, например, один из критиков сообщила, что разговоры о “народном кино” у нее сразу навевают мысли о теле. В том смысле, что народ – это тело государства.

– А тело требует конкретных вещей, – сказала она. – Оно хочет и должно получать удовольствие от еды, удовольствие от секса, удовольствие от спокойного сна и так далее. Когда прекрасные фильмы делали Гайдай, Рязанов – это были люди, которые не стеснялись в любые времена быть самими собой, – они не стеснялись своего тела. О теле невозможно судить критически. Это – не Дух. Тело можно только констатировать, ублажать, лечить, заботиться о нем. “Шерлок Холмс” – это лекарство. Оно либо действует, либо нет. И если оно действует, то можно только количественно проследить, как это происходит. (Кстати, этим занималась американская критика в отношении всех своих хитов.) Вы не найдете критических статей, скажем, об инопланетянине, так же, как нет ни одной критической статьи и у нас о ленте Игоря Масленникова о Шерлоке Холмсе. (Этот факт подтвердил сам Игорь Масленников. – Е.К.) Шерлок Холмс – это лекарство. И речь здесь может идти только о количестве зрителей, посмотревших фильм в первый, во второй уик-энд или в течение года во всем мире.

Эмиль ЛОТЯНУ, автор картины “Табор уходит в небо”, затронул проблему, которую по большому счету волновала всех присутствующих режиссеров.

– Я думаю, что причина отсутствия хитов сегодня гораздо глубже. Как мне хочется увидеть за нашим “круглым столом” не только “бедных родственников”, которые блистают умом перед друг другом! Как хочется увидеть людей, которые скажут: после вашего обсуждения нам ясны пути возрождения кинематографа и вот вам деньги на это. Дерзайте! Но суть нашей болезни в том, что мы – страна глухих. Никто никого не слышит. Все разговаривают сами с собой. Диалог никому не нужен. Хитов нет, как я считаю, потому что они не нужны. Потому что страна глухих не нуждается в хитах. Потому что люди, которые руководят кино, получают зарплату за свое руководство, а не за производство хитов. Мне выпало огромное счастье снимать в объединении Григория Чухрая, который хотел видеть кино на экране и имел возможности создавать в своем объединении все условия для творчества при минимальной бюджетной основе. Вот секрет. Вот, что мы утратили! Чтобы был хит, должен быть Лидер, который вам, как режиссеру, верит, который имеет и дает вам деньги и создает условия для вашей работы. Даже огурец нуждается в определенном тепличном режиме.

Те фильмы, которые стали хитами, пробились, как трава сквозь асфальт официоза, вопреки критике. Сколько ругали Данелию, Гайдая, Рязанова! А народ их фильмы смотрел с удовольствием.

Марк Захаров, которого я очень уважаю, сказал однажды: “Я считаю Искусство только по количеству билетов, проданных в кассе”.

Кинодраматург Валентин ЧЕРНЫХ высказал еще один взгляд на проблему:

– Я был на Выборгском фестивале. И посмотрел на кинематографистов, которые приехали. Это были люди от 60 до 75 лет. И зрители с восторгом принимали этих актеров, режиссеров. А ведь эти кумиры уже получили свою славу. Раньше были хиты. Теперь они закончились, на мой взгляд. Потому что наступили новые времена. Я с радостью узнал из статистических опросов, что среди молодежи, например, пользуется популярностью фильм “Иван Васильевич меняет профессию”. Почему? Это удивительный фильм, потому что он абсурдный, показывающий по тем временам почти виртуальную реальность. А молодежь такие вещи чувствует. И ценит. Понимаете? Она ценит все новое на любом отрезке исторического пути. А вот правдивое, честное, но без юмора и абсурда, без ломки старого кино – зритель не смотрит. И тут вспоминаются слова барона Мюнхгаузена: “Улыбайтесь, господа! Серьезное лицо – это еще не признак ума”.

Кстати, когда мы смотрели ленты Гайдая, то ведь думали, что это все – несерьезно. А оказалось, что это и есть классика. Несерьезное кино оказалось более востребованным, чем серьезное. Абсурдное более востребованное, чем реальное. Оказалось, что с легкомысленным выражением лица легче говорить о высоких материях.

Как рождается хит? Надо очень хорошо знать не только проблему времени, не только выбрать язык повествования, но и знать сам материал. “Табор уходит в небо” – никто не смог бы снять, кроме Эмиля Лотяну. Я убежден. Потому, что никто так не знает жизнь цыган, как он. Профессионализм нужен во всем! Даже в знании жизни, если ты – художник.

Елена КУРБАНОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МУЗЫКА ДЛЯ ИСЦЕЛЕНИЯ
ПАФФА ДЭДДИ ЖДЕТ ТЮРЬМА
С иголкой в XXI век
ХИЗЕР МИЛЛС СТАНЕТ БОГАЧЕ
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, СОЗДАТЕЛЬ «БИ ЛАЙНА»!
На людей посмотреть. Себя показать
ХЬЮСТОН СПАСАЕТ СВОЮ РЕПУТАЦИЮ
ЧТО НОВЕНЬКОГО, “КИНОТАВР”?
Я ОТ ДЕДУШКИ УШЕЛ, Я ОТ БАБУШКИ УШЕЛ
НЬЮДЖЕНТ ОСКОРБИЛ ЛАТИНОАМЕРИКАНЦЕВ
Коротко
И ПОМНИТ МИР СПАСЕННЫЙ…
СЕЛИН ДИОН КУПИЛА ОСОБНЯК
СТРАННЫЕ ДНИ
Энциклопедия, целиком посвященная Джону Леннону, …
УЭЛЛЕР ПРОТИВ СТАРЕЮЩИХ ЗВЕЗД
MUSE – ЖЕСТКИЙ RADIOHEAD ДЛЯ ТИНЕЙДЖЕРОВ
САМ СЕБЕ КОНЦЕРТ
НАРКОТИКИ ЗА КУЛИСАМИ
ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ ПО-АМЕРИКАНСКИ
МИК ДЖАГГЕР В РОЛИ ПРОДЮСЕРА
ПОЖАР В ТРЕЙЛЕРЕ
ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ АЛЬБОМ МАЛИКОВА
ПОЛИЦЕЙСКИЙ ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ НА КОНЦЕРТЕ
АБРАМ ПРЕДСТАНЕТ ПЕРЕД СУДОМ
КИНО с 1 по 14 МАЯ
Уикенд
СПИРС СОШЛА С ДИСТАНЦИИ
ТЕАТРЫ И КОНЦЕРТНЫЕ ЗАЛЫ с 1 по 14 МАЯ
ПРОРЫВ ВИКТОРА ЦОЯ
TRAVIS “СДЕЛАЛИ” OASIS
Питерские гости в Доме Нащокина
БАРАБАНЩИК MAVERICKS ПОПРАВЛЯЕТСЯ


««« »»»