В поисках хозяина

Дальнейшее развитие реформы требовало разрешения возникающих проблем и ее постоянной подпитки новыми идеями. Уже первые шаги по расширению прав предприятий и их коллективов показали, что это отнюдь не делает их реальными хозяевами производства. Потребительские интересы и стремление к получению “сиюминутной” выгоды брали верх над интересами технического совершенствования производства, повышения его эффективности.

Становилось все более очевидным, что решение проблемы не в организационных перестройках, не в новых лозунгах, а в коренном обновлении базисных экономических отношений.

ВСЕОБЩЕЕ – ЗНАЧИТ НИЧЬЕ

Всеобщее огосударствление экономики (необходимое и даже эффективное в чрезвычайных ситуациях) имело органический порок – оно делало собственность ничейной, а экономику неэффективной. Говорят, что в этой ситуации складывались корпоративные структуры и реальной собственностью командовали министерства. Да, командовали. Но какие же это собственники, если любого министра (начальника главка, генерального директора крупнейшего комбината) можно было в любой момент снять с работы, перевести в другое место или просто отстранить от этой собственности “по состоянию здоровья”?

Углубление реформы требовало поиска реальных, полновластных и ответственных хозяев, причем для каждого объекта собственности. Выражаясь несколько мудреным языком, нужна была персонификация собственности, четкое распределение ее функций.

Все это – не результат сугубо кабинетных размышлений, а ответ на требования жизни. И начавшийся процесс разгосударствления шел путем поиска, испытания и отработки форм, рождаемых практикой и предпринимательской инициативой. Сдвиг начался с передачи предприятий в аренду трудовым коллективам с правом их последующего выкупа. Так родился, в частности, “Бутэк”, возглавляемый М.Бочаровым и ставший полигоном для испытания возможностей новых форм хозяйствования. Таким же путем возник и широко известный Институт микрохирургии глаза, инициатором создания и бессменным руководителем которого является С.Федоров.

Преодоление “ничейного” характера собственности, формирование реального хозяина на производстве вовсе не предполагает всеобщей и немедленной ликвидации государственной собственности. Есть высокоразвитые страны с рыночной экономикой (Франция, Италия, Австрия), где доля госсектора достаточно велика. Причем здесь существуют обычно два типа государственных предприятий: чисто коммерческие предприятия, имеющие, как правило, акционерную форму, и общественные или, как часто говорят, публичные предприятия, находящиеся под прямым государственным управлением. Последние охватывают в основном инфраструктуру народного хозяйства: энергетика, железнодорожный и авиационный транспорт, телерадиокоммуникации, почта.

Тем не менее, разгосударствление собственности, создание многоукладной экономики и, соответственно, различных собственников, развитие конкуренции все более выдвигалось на первый план осуществления радикальной реформы.

КООПЕРАТИВНЫЙ ПРОРЫВ

Наиболее существенным шагом в этом направлении явилось зарождение и бурное развитие кооперативного движения в стране. Поощряемое общим духом радикального обновления, оно началось снизу, еще до принятия официального Закона о кооперации.

Этому во многом способствовали простота организации кооперативов, открываемая ими возможность массового проявления инициативы и предприимчивости, столь привлекательная для людей, истосковавшихся под гнетом административного контроля. Немаловажным обстоятельством были и глубокие традиции кооперативного движения в России. Сегодня мало кто знает о богатейших и славных страницах истории кооперации в нашей стране. А ведь к 1917 году только потребительская кооперация охватывала свыше 80 млн.человек – более половины населения!

…Как-то мне позвонил М.Горбачев и спросил, имеются в Институте экономики материалы об истории кооперации, о причинах ее ухудшения, о возможностях на современном этапе. Заделы по этому вопросу у нас имелись. На их основе и был подготовлен обширный аналитический доклад (Л.Никифоров, Т.Кузнецова, Н.Фигуровская и др.), направленный руководству страны. Были востребованы и опубликованы работы крупнейших теоретиков кооперативного движения, проведены научные обсуждения. Много сделали для разработки концепции возрождения кооперации академик А.Никонов, другие ученые и практики.

Об огромном интересе к становлению и перспективам развития кооперации свидетельствовало широкое обсуждение опубликованного проекта Закона о кооперации. В нем заинтересованно участвовали представители всех слоев населения. Колоссальная нагрузка по учету вносимых предложений, отработке нормативного механизма функционирования кооперативов, окончательной “доводке” проекта Закона выпала на рабочую группу, возглавляемую академиком С.Ситаряном.

В мае 1988 г. на заседании Верховного Совета СССР с докладом “О роли кооперации в развитии экономики страны и проекте Закона о кооперации в СССР” выступил глава правительства Н.Рыжков. Именно в этом докладе были впервые сформулированы принципиальные оценки роли рынка и конкуренции в концепции радикальной экономической реформы. Во многом они воспроизводили логику “концепции совершенствования”, о которой говорилось в предыдущей статье, и непременно сопровождались прилагательным “социалистический”.

Но вот как звучит соответствующий раздел доклада, если заменить упомянутое прилагательное многоточием: мы строим экономику, “в которой государство с помощью инструментов … рынка всемерно стимулирует саморазвитие производителей, их нацеленность на потребителя, на высокую эффективность и качество. Сутью … рыночных отношений на деле должна стать состязательность товаропроизводителей, а рынок призван служить движущей силой и эффективной формой развития производства, иначе он потеряет реальный смысл.

В качестве важнейшей формы состязательности выступает … конкуренция. Она должна побуждать всемерно использовать возможности экономического и технического прогресса, оказывать противодействие монопольным тенденциям. А в конечном счете – вести к удешевлению и улучшению качества товаров и услуг, повышению эффективности общественного производства. Поэтому создание условий для … конкуренции, ее всемерное развитие – одна из крупных экономических и социальных задач на современном этапе”.

Тогда (а это было семь лет назад!) многие были шокированы столь прямой и резкой постановкой вопроса о рынке и конкуренции. Но это был необходимый шаг по подготовке общественного мнения к восприятию идеи перехода к рыночной экономике. Разумеется, речь тогда шла о переходе к современной, то есть регулируемой и социально ориентированной рыночной экономике. Потом об этом как-то подзабыли. А сегодня вновь начинают писать и говорить именно о таком понимании рынка, как бы заново открывая для себя элементарные истины. Такова, видимо, природа нашей короткой памяти…

Кооперативы там, где они получили развитие, подорвали монополию государства, вовлекли в оборот дополнительные ресурсы, наполнили рынок товарами, способствовали развитию предпринимательства и хозяйственного отношения к делу. Они довольно быстро доказали свою эффективность в производстве стройматериалов, строительстве, общественном питании, сфере услуг. Многим памятен первый кооперативный ресторан “Кропоткинская, 38″, ставший своеобразной Меккой и одновременно школой для нарождающейся волны предпринимательства нового типа.

Лично мне запомнилась прекрасная выставка продукции подмосковных кооперативов и малых предприятий, организованная на ВДНХ энтузиастом этого дела В.Новиковым. Сколько выдумки и находчивости проявили ее участники, сколь оригинальны и дешевы (именно дешевы!) были представленные на ней образцы мебели, посуды, одежды, домашней утвари! Сюда приезжали учиться опыту даже из Прибалтики, которая во многом была пионером нового движения.

Подъем кооперативного движения был бурным, хотя само его развитие шло отнюдь не по прямой, а, как и вся реформа, зигзагами. С самого начала кооперация была весьма неоднородной и на ее базе развились многие современные формы хозяйствования. В целом возрождение кооперации стало мощным прорывом к этим новым формам, реальным началом разгосударствления и становления многоукладной экономики. Многие из ныне известных предпринимателей выросли из кооперации. К сожалению, не все удалось осуществить из намеченного. Прежде всего – восстановить подлинно кооперативные начала колхозного движения и потребительской кооперации. Они долго оставались лишь внешней формой по существу государственного хозяйства.

Со временем и под влиянием сугубо идеологического давления и апологетов частной собственности кооперацию отодвинули на задворки, даже “забыв” упомянуть о ней в Конституции при перечислении форм собственности.

ТЕОРИЯ “НИШ”

В ходе радикальных преобразований, особенно на переломных этапах, всегда возникает потребность подняться над вопросами, диктуемыми “злобой дня”, обратиться к теории. Иначе существует опасность оказаться в плену готовых схем, выбрать тупиковый вариант развития.

Это в полной мере относится к обновлению отношений собственности, преодолению мифов, сложившихся в данном вопросе. Миф 1: хорошо работает тот, кто является собственником средств производства. Миф 2: из двух форм собственности – государственной и частной – бесспорными преимуществами обладает вторая.

Начнем с первого. Во всех высокоразвитых странах собственниками являются 10-15, в лучшем случае 20% населения. А работает хорошо, то есть производительно и эффективно, подавляющее большинство. Значит, проблема не в обладании собственностью (нельзя же всерьез представлять современную экономику в виде совокупности мелких лавочек и частных ферм!), а в построении эффективного механизма хозяйствования.

Что касается деления собственности на частную и государственную, то такое можно встретить разве что в популярных учебниках. Мир отношений собственности намного богаче и красочней. Наряду с упомянутыми формами в нем существуют муниципальная и кооперативная собственность, собственность пенсионных, страховых, благотворительных и иных фондов, собственность церковных организаций, разнообразные смешанные ее формы, в том числе транснациональных корпораций.

Вопрос о преимуществах той или иной формы собственности, в том числе государственной и частной, снят историческим развитием. Можно с пеной у рта и до бесконечности спорить об этом. Но вопрос-то снят, его в реальной жизни не существует. Современная ситуация лучше всего описывается с помощью теории “ниш”, в соответствии с которой каждая форма собственности занимает то место, где именно она оказывается наиболее эффективной. Причем эффективной не в примитивном экономическом понимании, а в широкой трактовке эффективности с учетом социальной стабильности общества, уровня занятости населения, решения экологических и других проблем.

Противопоставление одних форм собственности другим неконструктивно и противоречит глобальным мировым тенденциям. Успех обеспечивается на пути естественно-исторического отбора, в ходе которого, поставленные в равные условия (без политических, идеологических или иных привилегий), различные формы собственности и типы хозяйствования находят свою нишу, свое “место под солнцем”.

Этот исторический урок большинству из нас еще только предстоит освоить в процессе обновления и возрождения российской экономики.

СОБСТВЕННОСТЬ И УПРАВЛЕНИЕ

В те годы, о которых идет речь, поиск путей разгосударствления экономики отодвинул на задний план другую не менее важную сторону создания хозяина – реального представителя делового мира, наделенного полномочиями распоряжения и управления собственностью.

Под флагом критики действительных и мнимых недостатков административной системы приступили к травле и разгону профессиональных кадров управления, начиная от работников центральных экономических ведомств и кончая теми, кого окрестили “красными директорами”. Чуть позже приступили к бездумной ломке и самих структур управления, не создав ничего взамен их. Сегодня же мы сетуем на всеобщую потерю управляемости экономики, словно это произошло само собой.

Пора бы уже понять, что без отлаженной системы управления и высокопрофессиональных кадров эффективной экономики нет и не может быть. Зададимся вопросом: сколько в мире стран, где почти нет государственной собственности и где правят бал законы рынка? А сколько среди них действительно высокоразвитых?

В современных условиях совпадение в одном лице собственника и реального распределителя ресурсов, управляющего – явление крайне редкое. Если, разумеется, не учитывать мелких фермеров, владельцев частных кафе и бензоколонок. С развитием системы акционерных обществ и банков произошло разделение собственника и управляющего. Кстати, директор банка, которого никак не лишить права называться распорядителем и предпринимателем, вовсе не является собственником находящегося в его управлении капитала.

Реальные права по распоряжению собственностью и функции хозяина перешли к менеджеру или управляющему вместе с техническими специалистами. Это уже давно доказал один из величайших экономистов современности – Дж.Гэлбрейт.

В крупных корпорациях или финансово-промышленных группах, являющихся опорными столпами современной рыночной экономики, качественно меняется вся мотивизация хозяйственной деятельности. Это уже далеко не примитивная погоня за прибылью, а стабильность, лидерство в техническом совершенствовании производства, создание новых рынков, престиж фирмы. Успех обеспечивают доступ к информации, профессионализм, инициатива, умение работать с персоналом и взаимодействовать с общественностью.

За собственником остаются функции стратегического управления, но прежде всего – подбор именно тех предпринимателей-управляющих, которые способны обеспечить эффективное распоряжение собственностью. Это относится и к государству, управляющему своей собственностью через контрольный пакет акций, но опять-таки с помощью профессионалов в этой области.

Кстати, следует избавиться и от примитивных представлений о мотивах поведения самого собственника. Обладание собственностью – это не просто богатство, а прежде всего головная боль. Собственник – это не мот, а накопитель. Даже дивиденд интересует его не столько как доход, а как свидетельство надежной курсовой стоимости акции.

Действительный или, как сейчас говорят, эффективный собственник по своей природе прижимист, бережлив, экономен. Он совсем не похож на “новых русских”, готовых транжирить деньгами налево и направо.

Словом, до настоящих собственников и настоящих хозяев нам еще далеко.

Так постепенно, по кирпичикам формировались теоретические основы радикальной экономической реформы, накапливался опыт ее практического осуществления. Нужен был новый шаг – создание целостной концепции реформы и механизма управления процессом ее осуществления. Об этом и пойдет речь в следующей, четвертой статье.

Леонид АБАЛКИН,

академик


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Я боюсь…
Хан перестройки
Чеченский след в Америке
Соглашение с МВФ не отвечает интересам России
О бюджете-95
Пенсионным фондам нужны правила игры
Человек банальных истин
СВОДКА
Насколько целесообразно делать государственное телевидение частным?
Когда усталые подлодки…


««« »»»