Когда усталые подлодки…

(К началу общероссийского избирательного марафона)

Возникновение политических лидеров, партий, блоков современной России подчас можно уподобить маневрам подводных судов различного водоизмещения, времени выпуска, вооружения и крепости корпуса. Они внезапно всплывают перед глазами изумленной публики, совершают несколько более или менее удачных маневров и снова погружаются в недра политических глубин, туда, где “тина, раки и прочая тварь водяная”, кто на время, а кто и навсегда.

Урожай, ожидаемый зимой 1995 г. и летом 1996 г. в надводной части нашего политического “огорода”, значительно активизирует эти маневры. Лязг корпусов друг о друга одновременно всплывающих субмарин все чаще раздается в средствах массовой информации и на различных политических ристалищах.

Как же должны выглядеть команды и основные маневры подлодок, претендующих на главные призы грядущих избирательных гонок – президентское кресло и “свою” фракцию в Федеральном собрании?

Капитан.

Обветренный, как скалы. Давно не новичок на политическом Олимпе, постоявший уже за штурвалом Правительствующего Дредноута и повидавший как лицевую, парадную сторону высшей государственной власти, так и обратную, темную ее сторону. Уж он-то знает реальные механизмы ее функционирования и не строит по этой причине иллюзий о своих и чужих возможностях. Тем не менее Капитану не чужд легкий юмор, и горькая всезнающая усмешка все чаще касается его высокого лба, когда он сталкивается с такими людьми или явлениями жизни, за которые ему стыдно.

Суета и обезьянство, разумеется, для него полностью исключены – открытое море не любит мельтешенья.

Капитанство естественным образом подразделяется на два основных подвида – охранительное и ниспровергательное.

Капитан-охранитель – человек серьезный. Он, как правило, в настоящее время находится у руля Правительствующего Дредноута или курсирует в ближайшей близости от него, сам, тем не менее, появляясь из тумана на аудиторию весьма не часто. Главный рефрен его выступлений: “Правильным курсом идем, товарищи!”. Но в то же время: “Кое-кто, кое-где у нас порой честно жить не хочет, значит, с ними нам вести незримый (открытый) бой, так положено самой судьбой…” и т.д. В этом плане даже бывший вчерашний пламенный революционер должен выглядеть весьма консервативно. Для нас, мол, главное – преемственность и стабильность политического курса, общественное спокойствие и вековечные традиции подчинения нашего Человека нашему Государству, как бы сильно оно его ни раскачивало.

Появление Капитана-ниспровергателя на экране телевизора должно вызывать у массового зрителя не только симпатию и неравнодушие, но и определенное сочувствие. В идеале это Герой, который чудом поднялся к нам из холодного мрачного трюма, чтобы поведать, что есть вещи поважнее, чем горячая похлебка из рыбьих голов и ритуальный ежевечерний телевизор. Вместе с тем он ни в коем случае не должен выглядеть слабоумно или жалко. Никого другого так не уничтожает жалость, как политического деятеля. Поэтому Капитан-ниспровергатель должен стремиться закрепить за собой репутацию пострадавшего от неправедных властей твердокаменного борца за правое дело и могущего воздать им за злодеяния, по крайней мере, не слабее, чем сам получил в свое время от них.

Именно в таком персонаже значительная часть нашего народонаселения сможет увидеть орудие, чтобы посчитаться с “нечестивыми” правителями уже за свои собственные нужды и бедствия.

Очень не помешает Капитану-ниспровергателю и образ Удачливого Идеалиста. Удачливого потому, что у нас вообще любят везунчиков и тяготеют к ним. В условиях тотальной подводной охоты это качество вообще незаменимо. Идеалиста же потому, что люди все-таки хотят внутренне опереться хоть на какие-то моральные подпорки, а не только на “зеленые бабки”, а до веры в Бога основной их массе еще ой как далеко.

Команда Капитана.

Должна быть ему верна (хотя бы до конца избирательной кампании). Вместе с тем она должна быть такой, чтобы с первого взгляда было невозможно определить, является ли ее Хозяином Капитан-охранитель или же Капитан-ниспровергатель, то есть деловая, подтянутая и исполнительная. Ее состав может быть сколь угодно разнообразен – как сама Природа, но в нее обязательно должен входить Боцман-руководитель аппарата, он же Главный Бюрократ, Штурман – ответственный за прокладку идеологического курса, а также за всяческую эксперитизу и аналитику (в наших условиях он весьма часто принимает форму Умного Еврея при Губернаторе) и Второй Помощник Капитана – ответственный за наблюдение над Штурманом, Боцманом, явными друзьями и тайными врагами.

Все названные персонажи во время выступления, предположим, на телевидении, совершенно не обязательно должны выглядеть так же роскошно, как их Капитан. Их функции заключаются в том, чтобы создавать фон для харизматических заходов своего Хозяина. Штурман в мягкой форме задает оптимальную амплитуду колебаний языка Капитана (то есть, говоря по-человечески, чтобы тот не сильно зарывался во время своего выступления) и оттеняет его высказывания с точки зрения своевременной доставки аргументов и фактов, цифр, фамилий и источников. Он же мягко, нежно ему оппонирует в необходимых случаях.

Бюрократ все основное время пребывания на экране ТВ многозначительно молчит, как бы показывая, что все, что говорит его Капитан, есть истинная правда, которая может быть исполнена, стоит лишь приложить голову и руки.

Присутствие Второго Помощника Капитана на телеэкране возможно, но не обязательно.

Подготовка к всплытию.

Ответственнейший момент, от которого зависит успешность последующих “игр”.

Во-первых, время всплытия не должно совпадать по времени с сезоном показательных стрельб с Правительствующего Дредноута (чтобы тут же не стать мишенью для таковых). Следует опасаться также и глубинных бомб, относясь к ним, тем не менее, по-философски – они как Судьба, от которой трудно убежать.

Во-вторых, необходимо твердо помнить, что в твоем распоряжении имеются всего несколько торпед, распорядиться которыми надо так, чтобы потом не было мучительно больно.

В-третьих, при всплытии надо четко представлять себе, для чего же ты, собственно говоря, всплываешь, чего несешь ты людям. Вариантов есть несколько: напрочь потопить Правительствующий Дредноут со всеми людишками и бумажками; взять его на абордаж, сохранив в рабочем состоянии камбуз, кассу, гальюн и даже, возможно, часть кают-компании; всласть попугав Капитана-охранителя, залезть-таки в его команду и попытаться в ней закрепиться.

Перед тем,как всплывать самому, не худо было бы запустить на пробное всплытие парочку-троечку “учебных” субмарин с целью прояснения обстановки там, над поверхностью моря.

Торпедная атака.

Итак, Капитан, Вы решились атаковать торпедами Правительствующий Дредноут, предположим, для того, чтобы взять его потом на абордаж. Для этого необходимо прицельно выпустить по его корпусу пару торпед, которые в случае, если не подведут глаз и рука, выведут из строя часть бортового оружия и слегка притопят его на один борт (левый или правый). Серьезный разговор вообще начинать легче, когда к оппоненту поступает за обшивку соленая морская водичка. Самыми удачными для этой цели являются снаряды типа “долой проворовавшуюся администрацию” и “борьба за социальную справедливость”.

В наше время особенно актуальной и эффективной является вторая “торпеда”, так как основная часть нашего населения уже давно выгребает по жизни черт-те на чем: на бревнах, досках, матрасах, а иные так и вовсе идут на дно – “на рыбное пропитание”. Вместе с тем по океанской глади, ничуть не прячась стыдливо от посторонних глаз, величаво скользят белоснежные лайнеры, и есть серьезное подозрение, что их владельцы и содержанцы не столько там производительно работают, сколько предаются безудержному гедонизму.

Огромное большинство нашего населения очень далеко от рефлексии по причинам экономических трудностей – всех этих “разрывах единого экономического пространства” и т.д. Основное внимание обращается на их последствия, а именно на собственное снижение уровня жизни и на углубляющийся разрыв в потреблении бедных и богатых: “У них денег куры не клюют, ну а нам на водку не хватает”. Поэтому сейчас у нас в стране мало кто будет возражать, если “толстым чуток подрежут жирку”.

Вот Правительствующий Дредноут дал небольшого крена, и на нем началось шевеление: какие-то вспышки, кто-то бросается в воду – это значит, наступает время идти на абордаж.

Абордаж.

Насколько подводная лодка приспособлена для существования в подводных условиях и для запуска с нее торпед, настолько она не годится для того, чтобы с нее ходить на абордаж даже притопленного Правительствующего Дредноута.

Чтобы красиво ходить на абордаж такого солидного корабля, экипажу подводной лодки сначала необходимо овладеть промежуточной целью, например фрегатом “Государственная Дума”, приспособленным для плавания в надводном состоянии. Противостояние тем самым переносится с группового уровня на институциональный, возникает ситуация не борьбы Правительства с кучкой амбициозных маргиналов или ретроградов (как в 1991 и 1993 гг.), а борьба двух конструктивных политических курсов и двух команд, каждая из которых является реальной альтернативой другой.

Абордажные крюки крепко впиваются в борта Правительствующего Дредноута; у оппонентов есть 9 секунд, чтобы посмотреть в глаза друг другу.

Потоки кипящей смолы, изливаемые на атакующих, сменяются горячей пшенной кашей, а потом и вовсе мешками с какими-то подозрительными бумажками. Это значит, что для всех наступило самое хорошое время, чтобы тихонько сесть рядом и решить миром все возникшие проблемы, а именно: куда плыть дальше Правительствующему Дредноуту и кому быть его Капитаном.

И только большое количество дохлой рыбы, плавающей кверху брюхом, сор и шляпы неудачников напомнят нам о том, что только что здесь кипел ожесточенный морской бой.

Р.S.: Пьем за яростных, за непохожих, за презревших грошевой уют, … люди Флинта песенку поют.

Николай ЛЬВОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Хан перестройки
Чеченский след в Америке
Соглашение с МВФ не отвечает интересам России
О бюджете-95
В поисках хозяина
Пенсионным фондам нужны правила игры
Человек банальных истин
СВОДКА
Насколько целесообразно делать государственное телевидение частным?
Я боюсь…


««« »»»