Перестройка или горбостройка

В эти дни отдельные представители власти и близкие им политологи с некоторым удовольствием вспоминают о десятилетии начала перестройки. Удовольствия здесь немного, и связано оно главным образом с простенькой мыслью. Не мы, мол, всю эту кашу заварили, а нам, мол, приходится расхлебывать… Так-то оно так. Но точнее было бы, говоря о десятилетии начала перестройки, не забывать упомянуть факт ее кончины.

В августе 1991 года благодаря фарсу, разыгранному путчистами, партия, начавшая перестройку, была устранена с политической арены, а власть неожиданно свалилась на демократов, как оказалось, совершенно не готовых ею распорядиться. Перестройка скончалась, не завершившись.

Начало перестройки достойно доброго слова. Ее бесславную кончину как дату начала своего всевластия отмечают нынешние реформаторы.

Предлагаемый читателю текст – один из “юбилейного” вороха. Интересен он может быть только в том отношении, что при достаточной фантазии поможет желающему представить иной, уже, к сожалению, неосуществимый, вариант развития реформ. В том случае, если бы не было путча. Если бы КПСС не была запрещена и т.п. Трудно сказать сейчас, что было бы хуже. Реформирование экономики и общества при постоянном преодолении догматизма высокой партийной номенклатуры или осуществляемый ныне облегченный вариант “реформ”.

Когда если и есть борьба, то только с собственной совестью и некомпетентностью. И никто ни за что ни перед кем не отвечает.

Несостоявшееся выступление на июльском (1991 г.) Пленуме ЦК КПСС

Тоска по недавнему тотальному партийному всевластию вызывает у старой и новой партийной элиты во многом справедливый лозунг: “Хватит кивать на прошлое, весь развал – от перестройки”. Или точнее “горбостройки”. Так причислившие себя к лику истинных марксистов-ленинцев стали называть драматические события, происходящие в нашей стране. При этом они не желают понять, что главная причина всех несчастий именно в их воинствующем догматизме. Это с одной стороны, а с другой – в щепетильности, нерешительности и безволии Политбюро и Генсека, которым давно было пора и организационно, и идеологически резко отмежеваться от реакционных антиперестроечных деятелей в КПСС.

Ибо совершенно ясно, что, начав перестройку, КПСС стала двигаться к своему политическому самоуничтожению как тотальной государственной партии с догматической, застывшей идеологией. Такая партия новому обществу уже не нужна.

Однако представляется, что призыв не кивать на прошлое, – правильный призыв.

От прошлого никуда не деться. Оно состоялось. Оно наше. Хватит быть рабом прежних ошибок. Но пора уже понять и окончательно заявить, что эти ошибки прошлого и есть наше настоящее несчастье.

Именно ошибочность наших партийных программ и всенародная мучительная борьба по “строительству развитого социализма” и привели общество к состоянию глубочайшего всеобщего кризиса и необходимости “перестройки”. Однако боязнь определенной части партийной номенклатуры потерять личную власть и боязнь Генсека “поссориться” с этими людьми породили худшую из политик – политику неопределенности, разброд и шатание. Привели к стихийности и развалу.

Другого нельзя было ожидать в обществе, где новой власти нет и пока не может быть, а старая власть больна психологией центризма, деморализована и думает больше о приватизации государственных дач. Как будто бы все еще “правящая” партия потеряла поддержку народа, не имеет понятной и привлекательной программы, не умеет заниматься политической борьбой в условиях демократии и “плюрализма”.

Выход один. Больше года о нем говорим. Нужна программа. Здесь последний шанс. Нужна позиция. Иначе эту позицию партии “без позиции” будут узурпировать все, кто только не пожелает. В том числе и весьма ответственные политики вроде тех, кто безответственно подписал претенциозное стилизованное “Слово к народу”, насквозь пропитанное фарисейством, ложью и правовым нигилизмом. Опять зовущее то ли к старым материалистическим иллюзиям, осиянным новым духовным светом всех религий, то ли к гражданской войне.

Чем дольше у КПСС не будет программы, тем больше будет подобных обращений к “братьям и сестрам”, тем сильнее накалится обстановка. Тем дольше страну будут держать на грани срыва общественной безопасности, ломая любое чуть-чуть намечающееся хрупкое согласие. Потому что догматикам чем хуже, тем лучше. Поскольку тогда и “развитой социализм” покажется раем, и будет на чем вести спекулятивную политику, набиваясь в защитники рабочих.

Трудности предстоящих реформ неизведанны и огромны. Но возможности их уменьшить, обеспечить приемлемый уровень общественной безопасности прямо пропорциональны степени общенационального согласия.

И здесь если не все, то очень многое зависит от позиции, которую займет КПСС, а значит – от программы. Сегодня у партии множество позиций. От берущей верх воинственной ультрадогматической до той, на которую навесили ярлык “буржуазной”. Новая Программа КПСС должна покончить с этим разбродом. И хотя потерянного времени не вернуть, еще есть возможность поработать над проектом.

И я хотел внести несколько конкретных предложений.

1. Исключить даже следы старой привычки говорить за народ и от имени народа.

2. Главное. Не надо отрекаться от прошлого, не надо его идеализировать, но надо набраться мужества признать ошибочными и неэффективными созданную нами систему и принципы развития.

3. Следуя марксизму, который, как известно, “не догма, а руководство к действию”, мы рассматриваем социальный процесс как естественно-исторический процесс. Поэтому, по меньшей мере, наивно считать, что один или несколько человек по злому умыслу или недомыслию в состоянии остановить естественный ход истории, разрушить мировую социалистическую систему, развалить КПСС и т.д.

Все сложнее. Мир рано или поздно придет к единству. Реформы неизбежны. Речь может идти только о характере их. Если не противостоять, а помогать, это будет наиболее безболезненный, мирный процесс. Если “стоять на смерть”, то смерть и получим…

Современное понимание “капитализма” и “социализма” не укладывается в железные формулы последней теоретической работы отечественной марксистской мысли “Краткого курса истории КПСС”. Теория “конвергенции” тоже не нова, но все-таки лучше снять с нее идеологическое табу. Тем более, что реально процесс сближения “капиталистической” и “социалистической” идеологий происходит. Развитые капиталистические страны свою часть пути от классического капитализма к обществу социальных гарантий, классового сотрудничества прошли и продолжают идти, не уничтожая частной собственности. Это сложный, противоречивый, но естественный, а потому эффективный процесс.

Наша часть пути труднее во сто крат. После семидесяти лет уничтожения предпринимательства, после тотального обобществления, волюнтаризма, психологии уравнительности, иждивенчества, коррупции, процветания теневой экономики и правового вакуума страшно трудно, не пятясь назад, “вернуться вперед” к естественным цивилизованным рыночным отношениям. Гораздо проще рвануть и проскочить назад к пещерному натуральному обмену и сопутствующему ему сепаратизму. Что уже и произошло.

Эта стихийность осложнила реформы, но только еще раз подтвердила их историческую неизбежность.

4. Ближайшая цель – не прекращение распада целостного хозмеханизма, а управляемый переход к рыночной экономике, в основе которого не стихийный распад системы, а естественное развитие рыночных форм и структур и постепенное сознательное реформирование плановой экономики. Делать это надо через создание правовых гарантий, укрепление контроля, сочетание санкций и всяческих льгот, а главное иметь эффективный исполнительный механизм.

5. Тезис Программы о неприемлемости тотальной приватизации – ключевой вопрос. Недопустима насильственная плановая и преимущественно возмездная приватизация. Обязательно – Закон о происхождении собственности. И обязательно – наделение каждого гражданина правом участия в этом процессе и определенным минимальным капиталом.

6. Очень плохо сказано в проекте Программы КПСС о социальной защите. Мимоходом говорится о госдотациях “нуждающихся групп”, о защите социально уязвимых слоев. Эту задачу необходимо поставить на первое место и четко расписать. Это центральный вопрос переходного периода.

7. И о селе говорится неубедительно. Про помощь и эквивалентный обмен пишем уже не первый раз, а село погибает. Нужна детальная кардинально новая аграрная политика. Производство сельхозпродукции в любом секторе должно давать необходимый уровень рентабельности.

8. Пора расплывчатую “гласность” заменить четко очерченным правом на необходимую человеку информацию.

9. Лично я за программу, где абсолютный приоритет отдан всему комплексу образования и воспитания молодого поколения. Здесь будущее.

10. Не просто упомянуть новую доктрину безопасности, а рассматривать ее как обязательное условие перестройки экономики, ее демилитаризации.

11. Поддерживаю предложение строить КПСС как союз входящих в нее самостоятельных республиканских компартий.

Важна внутренняя демократизация КПСС, но более важно отказаться от той всеохватной и всеобъемлющей привычной руководящей роли КПСС, которая и делала наше общество нашим обществом. Партия должна стать только частью целого в политическом спектре нашей жизни. И не претендовать на большее.

12. В Программе мы опять пишем, что движемся к обществу, где человек “свободен от эксплуатации”. Мы уже двигались в этом направлении с в 1917 года и видим, что это невозможно. Не предприниматель, так само государство 70 лет еще более жестоко эксплуатировало и сейчас эксплуатирует трудящихся.

Речь должна идти о сопряженной с изменением структуры экономики кардинальной реформе оплаты труда, где права трудящихся надежно защищены Законом, налогом, профсоюзными соглашениями, гибкой системой социального страхования и т.д.

Если использовать прежние термины, то, признав право на “частную собственность” и на предпринимательскую деятельность, мы должны согласиться с эксплуатацией. Еще раз говорю: ограничивая и контролируя этот процесс.

Никаких неясностей, двусмысленностей в Программе быть не должно. И если решили освободить экономику от идеологических пут, предоставить свободу товаропроизводителю любых форм собственности. Надо это записать в Программе и сделать.

Одно из двух: или партия порывает с ортодоксальным догматизмом противников рынка, частной собственности и приверженцев диктатуры пролетариата, или ее ждет политическая смерть.

Не раскол партии нужен, а очищение от заскорузлых мертвых, опровергнутых жизнью идей. Раскол не страшен, губительно сосуществование с прошлым.

Программа должна стать таким водоразделом.

Вадим БАКАТИН


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Космос: наша гордость и наша печаль
Мое отечество выбирает реформу
Двойник, но не агент
В какой мере ситуация в Крыму способна обострить российско-украинские отношения?
Коэффициент СНГ-овости (или по следам подписанных соглашений)
Культпросвет-12
АЛЕКСАНДР ГАФИН ПРИВЕЗЕТ НАМ ЭЛТОНА ДЖОНА
Сводка-12


««« »»»