LOVE STORY

Возможно, то, что я собираюсь написать, многим не понравится, поэтому, сразу прошу меня простить. Но все-таки попробуйте понять меня правильно: мне ни от кого ничего не нужно, я ни на что не надеюсь, просто мне надо высказаться, может быть, это поможет мне разобраться в себе. Поскольку речь пойдет о любви, назову это love story, смысл которой, я думаю, заключается только в двух мыслях. Первая: даже самая несчастная любовь – это большое счастье. Хотела бы я посмотреть на человека, который это сказал. Не потому, что я не согласна, я… в общем, вы сами все поймете. Да, и вторая, на мой взгляд, немного банальная мысль: любовь зла – полюбишь и Володю Левкина. Кому-то это может показаться смешным, вероятно, даже остроумным, но если у вас хватит терпения и вы дочитаете мои откровения до конца, боюсь, вам придется изменить свою точку зрения.

Но, поскольку места в газете мало, а сказать хотелось бы как можно больше, я заканчиваю пудрить вам мозги своими философствованиями и предлагаю перейти к более конкретным вещам. Ну вот, не знаю, с чего начать. Писать, что я умная, красивая и т.д. мне не хочется, хотя ни дурой, ни уродиной я себя не считаю. Начать с начала? Попробую. Итак, я влюбилась в Володю Левкина. “Начало хорошее”, – наверное, подумали некоторые, но Бог с вами. Это случилось чуть больше чем полгода назад. Я случайно включила телевизор, где шел концерт, как я потом узнала, “На-На”! Тогда я совершенно не интересовалась творчеством этой группы, и не знаю, что заставило меня отложить пульт в сторону и не переключать на другой канал. Я смотрела концерт, который не производил на меня никакого впечатления. Но меня поразила одна песня. Я не знала, кто ее поет, да это было и неважно, только я плакала, когда ее услышала. И тут я вдруг поняла, что могу в него влюбиться. И влюбилась. До меня это не сразу дошло, но “Любимая” перевернула мою внутреннюю жизнь. “Мне определенно нужно влюбиться, – писала я в своем дневнике, – но в кого? Не в Левкина же!” Но было поздно. Я осознавала, что любить Володю – безнадежно и глупо, и пыталась себя в этом убедить, но, увы, ничего не получалось. Я исписывала в дневнике страницу за страницей, я хотела понять, что со мной. Странно, но я ни на секунду не сомневалась, что фанатизм мне не грозит. И действительно, я не бросилась покупать все альбомы группы, не торчала круглосуточно у телевизора, не писала слезных писем в фан-клуб. Я надеялась, что все должно пройти само собой, постепенно, со временем, но только ничего никуда не уходило. Я хотела разумом победить любовь, но от этого становилось только хуже. Я круглосуточно витала в облаках, не могла ни на чем сосредоточиться, забросила учебу. Я честно пыталась выкинуть его из головы, но меня хватало не больше чем на день. Я ужасно страдала, я самым страшным для меня было то, что я боялась рассказать кому-нибудь о своих чувствах. Я боялась, что меня не поймут. Я все-таки написала Володе письмо, но сделала это, в основном, чтобы как-то успокоиться. Или я только так узнала, потому что к тому времени я любила его настолько сильно, что уже не понимала, кошмарный ли это сон или самое большое счастье в моей жизни.

Кстати, надо сказать, что в конце августа я почти случайно попала на концерт “На-Ны” в Театр Советской, ой, блин, Российской Армии, что тоже произвело на меня немалое впечатление. Через некоторое время я уже просто не знала, куда деваться от своей любви. Хотелось все бросить, убежать, раствориться в своих мечтах и жить в них вечно. Мои чувства и эмоции были накалены до предела, и я не раз плакала от того, что ни с кем не могла этим поделиться. Я запуталась. Запуталась в собственных мыслях и чувствах. Я опять не знала, что делать. Я вновь и вновь пыталась выбросить Володьку из головы, отгоняла от себя любые мысли о нем, я его любила, я хотела о нем думать, но сама запрещала себе это делать. Я убеждала себя в том, во что никак не хотела верить, то есть в том, что ничто не вечно и любовь рано или поздно пройдет, как осложнения после ангины, и время расставит все по своим местам. Я вдруг заметила, что постепенно растеряла весь свой оптимизм, а я ведь так боялась, что мои надежды в один миг растают, как льдинка жарким летним днем.

Время полетело, как сумасшедшее. Вовка мне почти не снился, и было даже немножко обидно. Мне казалось, что все, к счастью или к сожалению, заканчивается. Но оказывается, оно и не собиралось. Я обнаружила, что по-прежнему не могу спокойно видеть “На-Ну” на телеэкране, я не имела и не имею на это права, но я ужасно ревновала по любому поводу, а чаще без повода. Мне было очень плохо и одиноко, я отказывалась верить в безнадежность и глупость любви и злилась. Злилась на себя, на Володю, на всех и каждого, верещала на лучшую подругу и становилась иногда, наверное, просто невыносимой. Однажды я случайно увидела по телевизору какой-то клип (кажется, “Прикинь, да?!”) и опять ужасно разозлилась. Спрашивается, на кого и на что? Не знаю. На себя, любимую, и свой характер. Люди, я вам еще не надоела? Проснитесь и совершите подвиг – дочитайте, пожалуйста…

Так вот, я окончательно заблудилась в себе. Я уже не была собой, той Наташкой, которую я знала год назад. Мне надоело быть тем, кем меня хотели видеть: для учителей – я отличница, для девчонок – классная, или наоборот зануда, для малышей – умная взрослая старшая сестра, для родителей – умница-дочка… А где я, про которую я тут пишу, с ее переживаниями, чувствами, страданиями, проблемами, в конце концов? Наташа – вечная опора для друзей, ей можно плакаться в жилетку, и она постарается понять, утешить, дать совет… но только кто поймет Наташу, которая в душе совсем не такая, как в жизни? “Вечная проблема, – скажете вы, – не ты первая, не ты последняя”, и я не смогу ничего возразить. Я действительно слишком замкнута в себе, и то, что я могу “пошутить”, сказав, что любовь зла – полюбишь и Володю Левкина, воспринимается исключительно как шутка, и никто даже не догадывается, что все значительно глубже и серьезнее и я тоже способна чувствовать и страдать. Я не умею быть самой собой с другими. Мне кажется, что я обманываю даже саму себя, играю в какую-то нелегкую игру, и постоянно переигрываю. Но что-то я увлеклась не тем, чем надо.

Итак, я продолжала любить. Настал декабрь, стремительно приближались праздники, но было абсолютно не до них. Я витала в облаках, и мне совсем не хотелось спускаться обратно на землю.

Так горько и больно встречать Новый год.

Теряя надежду на счастье и радость.

Любовь и печаль, в моем сердце сплетаясь,

Приносят мечты.

Они глупы и скучны и мне надоели. Почти.

Но ты еще даже не сделал и шага ко мне,

А я не могу до тебя добежать и страдаю

От страха и холода.

Быть одной… Любовь – приговор судьбы?

Но даже праздник не смог ничего изменить в моей жизни. Год начался со слез. Я не знаю, что это были за слезы – слезы жалости к себе, слезы обид, разочарования, грусти, любви, потерянной надежды… В них было все, что во мне копилось, и вдруг решило выплеснуться, но от этого не стало легче. Праздник стал трагедией непонимания и одиночества. Я больше не могу спать по ночам. Я уже ничего не понимаю. Я не представляю себе, что со мной будет дальше.

Кошмар! Ночь на дворе, а я, в пижаме, хожу,

Стою смотрю в окно

На снег и думаю о том, где ты, и как, и что,

И почему я здесь не могу спать, а ты там далеко,

И даже не представишь, что есть на свете,

И я страдала, любя тебя.

Да, грустно мне от этих грустных мыслей,

А тебя нет и нет, и знаю, что не будет

Со мной сегодня,

Только это вовсе мне не мешает жить внутри себя

В мечтах, вдали от всего мира,

И дарит ложное успокоенье.

Правда, глупо? Когда я это писала, мне так не казалось, а сейчас… Я честно пыталась рассказать одному человеку о своих переживаниях, но в ответ услышала лишь “будь проще!” Может, стоит опять попробовать что-то поменять? Только теперь мне очень страшно. Понимаете, даже не знаю, как это объяснить: я долго об этом думала и поняла, что боюсь. Мне страшно, и этот страх давит на меня, я не могу о нем забыть, он становится все сильнее и сильнее. Я не знаю, что делать, куда бежать, кому сказать, да я и сама толком не понимала, чего хочу и что чувствую. Я боюсь даже мечтать, потому что боюсь, что мечты опять не сбудутся… Я не знаю даже, зачем я все это пишу, потому что у этой love story нет конца, а когда она кончится, то будет слишком поздно о чем бы то ни было говорить, ведь какая разница, как кончается любовь, если она кончается? А она рано или поздно кончится, и все мои сегодняшние переживания покажутся смешными…

Может быть, кто-то, прочитав весь этот бред, станет считать меня ненормальной. Что ж, это ваше право. Я и сама уже ничего не знаю. Если вы спросите, зачем я все это написала, я не смогу ответить ничего, кроме “хотелось высказаться”. Я надеялась, что благодаря этому смогу понять себя. Я не скажу, сколько мне лет, потому что считаю, что возраст – это самое глупое, что придумано для характеристики человека. И еще, если уважаемая редакция сочтет возможным напечатать мое письмо, я буду очень благодарна, только, пожалуйста, не печатайте мою фамилию и адрес. Я думаю, так будет лучше. Заранее спасибо. А если вдруг у вас появится желание мне что-то сказать – надеюсь, “Музправда” не откажет и выделит место на своих страницах.

НАТАША.

P.S. Я не уверена, что хотела бы, чтобы Володя Левкин прочитал мое письмо или даже ответил на него, хотя бы потому, что мне было бы слишком больно разочаровываться в созданном моим воображением образе Прекрасного Принца. А может, и нет. Кто меня теперь знает?

А тем, кто так ничего и не понял, позвольте сказать следующее: я не знаю, завидовать вам или сочувствовать, потому что несмотря на все страдания, которые мне принесла моя любовь, я безумно счастлива. Если бы мне сказали что-то подобное, я бы вряд ли смогла поверить в искренность чувств. Я не знаю, почему я боюсь написать то, что я боюсь остаться одна, когда мечты растают, как дымка. Я сочиняю умные слова про то, что любовь пройдет, но я в них не верю. Я не знаю, как доказать вам всем, что я не лгу, говоря, что люблю его. Я не знаю, чего я стыжусь, не рассказывая о том, сколько слез я пролила по ночам, как бы банально это ни звучало. И несмотря ни на что я думаю, что люблю именно Володю Левкина, а не его голос, песни, стихи… А для разнообразия добавлю, что, если это кому-то интересно, у меня есть только два альбома “На-Ны”, которые я не слушаю, потому что из всего их репертуара мне нравятся одна-две-три, максимум – четыре-пять песен. Но любовь-то зла…

Все.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

НА КОНЦЕРТЕ ROLLING STONES БЫЛО МАЛО НАРОДУ
Новый взгляд на Йоко Оно
АЛЕН ДЕЛОН ПЬЕТ ДВОЙНОЙ БУРБОН, А ПРЕСНЯКОВЫ – ВЕТОРОН
“ДДТ” – “МИР НОМЕР НОЛЬ” И ПЛАНОВ ГРОМАДЬЕ
БАСИСТ KISS ОПРОВЕРГ СЛУХИ О РАЗНОГЛАСИЯХ
ПОП-ОЛИМП ПОКОРЯЮТ ТОЛЬКО “ГРАНДЫ”
САБИНА – “ПРИКОСНОВЕНИЕ”
ВОЗМОЖНО, ROLLING STONES ВЫСТУПЯТ В МОСКВЕ
BOYZ II MEN ОСТАНУТСЯ С MOTOWN
ЛЕТНЕМУ “КИНОТАВРУ” УЮТНО В ЗИМНЕМ ТЕАТРЕ
…НО ТВОЙ АЛЬБОМ ДРУГОЕ ДЕЛО
РОК-МУЗЫКАНТЫ КРИТИКУЮТ ТОНИ БЛЕЙРА
ТРИ ТЕНОРА ПРИЗНАНЫ СУДОМ НЕСЕРЬЕЗНЫМИ
ДОРОГАЯ ПАМЕЛА – ДИВНАЯ НАТАЛЬЯ
ПРЕМУДРАЯ БЕЛОЖАЕВКА
НОЭЛ ГЭЛЛАХЕР И В МОЛОДОСТИ ДРАЛ С BEATLES
ЗАПРЕТИЛИ КОНЦЕРТ VILLAGE PEOPLE
РЭГТАЙМ НА “ТИТАНИКЕ”
ПИСЬМЕННОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ВЛАСТИ НАДЕЖНЕЕ УСТНОГО
DEPECHE MODE МУСОЛИТ СТАРЫЕ ПЕСНИ
ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ БЕСЕДА ДЕЙВА МУСТЕЙНА
БАСИСТУ REEL BIG FISH УДАЛИЛИ АППЕНДИЦИТ
ДОРОГИ ЕГО ЖИЗНИ
ЕВГЕНИЯ ОСИНА ХОТЯТ ОШТРАФОВАТЬ
УМЕР ТРУБАЧ SQUIRREL NUT ZIPPERS
ГЕНРИ РОЛЛИНЗ СНИМЕТСЯ В КИНО
ДЯДЯ СТЕПА, БУДЬ ЗДОРОВ!
ВДОВА КУРТА КОБЕЙНА ДЕРЕТСЯ
МОБИ УШЕЛ ИЗ ELEKTRA RECORDS
NO DOUBT РАБОТАЮТ НАД НОВЫМ АЛЬБОМОМ
График неприемных часов?
МАДОННА, ВЕРНИ ДОЛЖОК!
DANA MUSIC СОБИРАЕТСЯ ИЗДАТЬ РЕМИКСЫ “НАУТИЛУСА”
AQUA ОТСПОРИЛА У MATTEL СВОЮ “КУКЛУ БАРБИ”
“ЛУЧШЕЕ” ОТ ВЛАДИМИРА КУЗЬМИНА


««« »»»