LOVE STORY

Возможно, то, что я собираюсь написать, многим не понравится, поэтому, сразу прошу меня простить. Но все-таки попробуйте понять меня правильно: мне ни от кого ничего не нужно, я ни на что не надеюсь, просто мне надо высказаться, может быть, это поможет мне разобраться в себе. Поскольку речь пойдет о любви, назову это love story, смысл которой, я думаю, заключается только в двух мыслях. Первая: даже самая несчастная любовь – это большое счастье. Хотела бы я посмотреть на человека, который это сказал. Не потому, что я не согласна, я… в общем, вы сами все поймете. Да, и вторая, на мой взгляд, немного банальная мысль: любовь зла – полюбишь и Володю Левкина. Кому-то это может показаться смешным, вероятно, даже остроумным, но если у вас хватит терпения и вы дочитаете мои откровения до конца, боюсь, вам придется изменить свою точку зрения.

Но, поскольку места в газете мало, а сказать хотелось бы как можно больше, я заканчиваю пудрить вам мозги своими философствованиями и предлагаю перейти к более конкретным вещам. Ну вот, не знаю, с чего начать. Писать, что я умная, красивая и т.д. мне не хочется, хотя ни дурой, ни уродиной я себя не считаю. Начать с начала? Попробую. Итак, я влюбилась в Володю Левкина. “Начало хорошее”, – наверное, подумали некоторые, но Бог с вами. Это случилось чуть больше чем полгода назад. Я случайно включила телевизор, где шел концерт, как я потом узнала, “На-На”! Тогда я совершенно не интересовалась творчеством этой группы, и не знаю, что заставило меня отложить пульт в сторону и не переключать на другой канал. Я смотрела концерт, который не производил на меня никакого впечатления. Но меня поразила одна песня. Я не знала, кто ее поет, да это было и неважно, только я плакала, когда ее услышала. И тут я вдруг поняла, что могу в него влюбиться. И влюбилась. До меня это не сразу дошло, но “Любимая” перевернула мою внутреннюю жизнь. “Мне определенно нужно влюбиться, – писала я в своем дневнике, – но в кого? Не в Левкина же!” Но было поздно. Я осознавала, что любить Володю – безнадежно и глупо, и пыталась себя в этом убедить, но, увы, ничего не получалось. Я исписывала в дневнике страницу за страницей, я хотела понять, что со мной. Странно, но я ни на секунду не сомневалась, что фанатизм мне не грозит. И действительно, я не бросилась покупать все альбомы группы, не торчала круглосуточно у телевизора, не писала слезных писем в фан-клуб. Я надеялась, что все должно пройти само собой, постепенно, со временем, но только ничего никуда не уходило. Я хотела разумом победить любовь, но от этого становилось только хуже. Я круглосуточно витала в облаках, не могла ни на чем сосредоточиться, забросила учебу. Я честно пыталась выкинуть его из головы, но меня хватало не больше чем на день. Я ужасно страдала, я самым страшным для меня было то, что я боялась рассказать кому-нибудь о своих чувствах. Я боялась, что меня не поймут. Я все-таки написала Володе письмо, но сделала это, в основном, чтобы как-то успокоиться. Или я только так узнала, потому что к тому времени я любила его настолько сильно, что уже не понимала, кошмарный ли это сон или самое большое счастье в моей жизни.

Кстати, надо сказать, что в конце августа я почти случайно попала на концерт “На-Ны” в Театр Советской, ой, блин, Российской Армии, что тоже произвело на меня немалое впечатление. Через некоторое время я уже просто не знала, куда деваться от своей любви. Хотелось все бросить, убежать, раствориться в своих мечтах и жить в них вечно. Мои чувства и эмоции были накалены до предела, и я не раз плакала от того, что ни с кем не могла этим поделиться. Я запуталась. Запуталась в собственных мыслях и чувствах. Я опять не знала, что делать. Я вновь и вновь пыталась выбросить Володьку из головы, отгоняла от себя любые мысли о нем, я его любила, я хотела о нем думать, но сама запрещала себе это делать. Я убеждала себя в том, во что никак не хотела верить, то есть в том, что ничто не вечно и любовь рано или поздно пройдет, как осложнения после ангины, и время расставит все по своим местам. Я вдруг заметила, что постепенно растеряла весь свой оптимизм, а я ведь так боялась, что мои надежды в один миг растают, как льдинка жарким летним днем.

Время полетело, как сумасшедшее. Вовка мне почти не снился, и было даже немножко обидно. Мне казалось, что все, к счастью или к сожалению, заканчивается. Но оказывается, оно и не собиралось. Я обнаружила, что по-прежнему не могу спокойно видеть “На-Ну” на телеэкране, я не имела и не имею на это права, но я ужасно ревновала по любому поводу, а чаще без повода. Мне было очень плохо и одиноко, я отказывалась верить в безнадежность и глупость любви и злилась. Злилась на себя, на Володю, на всех и каждого, верещала на лучшую подругу и становилась иногда, наверное, просто невыносимой. Однажды я случайно увидела по телевизору какой-то клип (кажется, “Прикинь, да?!”) и опять ужасно разозлилась. Спрашивается, на кого и на что? Не знаю. На себя, любимую, и свой характер. Люди, я вам еще не надоела? Проснитесь и совершите подвиг – дочитайте, пожалуйста…

Так вот, я окончательно заблудилась в себе. Я уже не была собой, той Наташкой, которую я знала год назад. Мне надоело быть тем, кем меня хотели видеть: для учителей – я отличница, для девчонок – классная, или наоборот зануда, для малышей – умная взрослая старшая сестра, для родителей – умница-дочка… А где я, про которую я тут пишу, с ее переживаниями, чувствами, страданиями, проблемами, в конце концов? Наташа – вечная опора для друзей, ей можно плакаться в жилетку, и она постарается понять, утешить, дать совет… но только кто поймет Наташу, которая в душе совсем не такая, как в жизни? “Вечная проблема, – скажете вы, – не ты первая, не ты последняя”, и я не смогу ничего возразить. Я действительно слишком замкнута в себе, и то, что я могу “пошутить”, сказав, что любовь зла – полюбишь и Володю Левкина, воспринимается исключительно как шутка, и никто даже не догадывается, что все значительно глубже и серьезнее и я тоже способна чувствовать и страдать. Я не умею быть самой собой с другими. Мне кажется, что я обманываю даже саму себя, играю в какую-то нелегкую игру, и постоянно переигрываю. Но что-то я увлеклась не тем, чем надо.

Итак, я продолжала любить. Настал декабрь, стремительно приближались праздники, но было абсолютно не до них. Я витала в облаках, и мне совсем не хотелось спускаться обратно на землю.

Так горько и больно встречать Новый год.

Теряя надежду на счастье и радость.

Любовь и печаль, в моем сердце сплетаясь,

Приносят мечты.

Они глупы и скучны и мне надоели. Почти.

Но ты еще даже не сделал и шага ко мне,

А я не могу до тебя добежать и страдаю

От страха и холода.

Быть одной… Любовь – приговор судьбы?

Но даже праздник не смог ничего изменить в моей жизни. Год начался со слез. Я не знаю, что это были за слезы – слезы жалости к себе, слезы обид, разочарования, грусти, любви, потерянной надежды… В них было все, что во мне копилось, и вдруг решило выплеснуться, но от этого не стало легче. Праздник стал трагедией непонимания и одиночества. Я больше не могу спать по ночам. Я уже ничего не понимаю. Я не представляю себе, что со мной будет дальше.

Кошмар! Ночь на дворе, а я, в пижаме, хожу,

Стою смотрю в окно

На снег и думаю о том, где ты, и как, и что,

И почему я здесь не могу спать, а ты там далеко,

И даже не представишь, что есть на свете,

И я страдала, любя тебя.

Да, грустно мне от этих грустных мыслей,

А тебя нет и нет, и знаю, что не будет

Со мной сегодня,

Только это вовсе мне не мешает жить внутри себя

В мечтах, вдали от всего мира,

И дарит ложное успокоенье.

Правда, глупо? Когда я это писала, мне так не казалось, а сейчас… Я честно пыталась рассказать одному человеку о своих переживаниях, но в ответ услышала лишь “будь проще!” Может, стоит опять попробовать что-то поменять? Только теперь мне очень страшно. Понимаете, даже не знаю, как это объяснить: я долго об этом думала и поняла, что боюсь. Мне страшно, и этот страх давит на меня, я не могу о нем забыть, он становится все сильнее и сильнее. Я не знаю, что делать, куда бежать, кому сказать, да я и сама толком не понимала, чего хочу и что чувствую. Я боюсь даже мечтать, потому что боюсь, что мечты опять не сбудутся… Я не знаю даже, зачем я все это пишу, потому что у этой love story нет конца, а когда она кончится, то будет слишком поздно о чем бы то ни было говорить, ведь какая разница, как кончается любовь, если она кончается? А она рано или поздно кончится, и все мои сегодняшние переживания покажутся смешными…

Может быть, кто-то, прочитав весь этот бред, станет считать меня ненормальной. Что ж, это ваше право. Я и сама уже ничего не знаю. Если вы спросите, зачем я все это написала, я не смогу ответить ничего, кроме “хотелось высказаться”. Я надеялась, что благодаря этому смогу понять себя. Я не скажу, сколько мне лет, потому что считаю, что возраст – это самое глупое, что придумано для характеристики человека. И еще, если уважаемая редакция сочтет возможным напечатать мое письмо, я буду очень благодарна, только, пожалуйста, не печатайте мою фамилию и адрес. Я думаю, так будет лучше. Заранее спасибо. А если вдруг у вас появится желание мне что-то сказать – надеюсь, “Музправда” не откажет и выделит место на своих страницах.

НАТАША.

P.S. Я не уверена, что хотела бы, чтобы Володя Левкин прочитал мое письмо или даже ответил на него, хотя бы потому, что мне было бы слишком больно разочаровываться в созданном моим воображением образе Прекрасного Принца. А может, и нет. Кто меня теперь знает?

А тем, кто так ничего и не понял, позвольте сказать следующее: я не знаю, завидовать вам или сочувствовать, потому что несмотря на все страдания, которые мне принесла моя любовь, я безумно счастлива. Если бы мне сказали что-то подобное, я бы вряд ли смогла поверить в искренность чувств. Я не знаю, почему я боюсь написать то, что я боюсь остаться одна, когда мечты растают, как дымка. Я сочиняю умные слова про то, что любовь пройдет, но я в них не верю. Я не знаю, как доказать вам всем, что я не лгу, говоря, что люблю его. Я не знаю, чего я стыжусь, не рассказывая о том, сколько слез я пролила по ночам, как бы банально это ни звучало. И несмотря ни на что я думаю, что люблю именно Володю Левкина, а не его голос, песни, стихи… А для разнообразия добавлю, что, если это кому-то интересно, у меня есть только два альбома “На-Ны”, которые я не слушаю, потому что из всего их репертуара мне нравятся одна-две-три, максимум – четыре-пять песен. Но любовь-то зла…

Все.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“СТАРЫЙ ПРИМУС” НЕ ТАКОЙ УЖ И СТАРЫЙ
НОЭЛ ГЭЛЛАХЕР И В МОЛОДОСТИ ДРАЛ С BEATLES
СЕГОДНЯ НОЧЬЮ Я НЕ БУДУ СПАТЬ, Я БУДУ ДУМАТЬ О ТЕБЕ
ПАВАРОТТИ БОИТСЯ СТОМАТОЛОГОВ
DEPECHE MODE МУСОЛИТ СТАРЫЕ ПЕСНИ
Уикенд
Новый взгляд на Йоко Оно
ЕВГЕНИЯ ОСИНА ХОТЯТ ОШТРАФОВАТЬ
АЛЕН ДЕЛОН ПЬЕТ ДВОЙНОЙ БУРБОН, А ПРЕСНЯКОВЫ – ВЕТОРОН
ПОП-ОЛИМП ПОКОРЯЮТ ТОЛЬКО “ГРАНДЫ”
ВДОВА КУРТА КОБЕЙНА ДЕРЕТСЯ
САБИНА – “ПРИКОСНОВЕНИЕ”
ЛЕТНЕМУ “КИНОТАВРУ” УЮТНО В ЗИМНЕМ ТЕАТРЕ
МАДОННА, ВЕРНИ ДОЛЖОК!
…НО ТВОЙ АЛЬБОМ ДРУГОЕ ДЕЛО
ДОРОГАЯ ПАМЕЛА – ДИВНАЯ НАТАЛЬЯ
ПЕНКИН И АМЕРИКАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
ПРЕМУДРАЯ БЕЛОЖАЕВКА
РЭГТАЙМ НА “ТИТАНИКЕ”
ЖАННА АГУЗАРОВА БРОСИЛА “БРАВО”
ПИСЬМЕННОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ВЛАСТИ НАДЕЖНЕЕ УСТНОГО
БАСИСТУ REEL BIG FISH УДАЛИЛИ АППЕНДИЦИТ
НА КОНЦЕРТЕ ROLLING STONES БЫЛО МАЛО НАРОДУ
ДОРОГИ ЕГО ЖИЗНИ
ГЕНРИ РОЛЛИНЗ СНИМЕТСЯ В КИНО
БАСИСТ KISS ОПРОВЕРГ СЛУХИ О РАЗНОГЛАСИЯХ
ДЯДЯ СТЕПА, БУДЬ ЗДОРОВ!
NO DOUBT РАБОТАЮТ НАД НОВЫМ АЛЬБОМОМ
BOYZ II MEN ОСТАНУТСЯ С MOTOWN
График неприемных часов?
“ЛУЧШЕЕ” ОТ ВЛАДИМИРА КУЗЬМИНА
ТРИ ТЕНОРА ПРИЗНАНЫ СУДОМ НЕСЕРЬЕЗНЫМИ
Коротко
ВАЛЕРИЙ ЛЕОНТЬЕВ: “ПО ДОРОГЕ В ГОЛЛИВУД” И НЕ ТОЛЬКО
ЗАПРЕТИЛИ КОНЦЕРТ VILLAGE PEOPLE


««« »»»