Судьба его – кинематограф

“Стеснителен, скрытен и недоверчив” – так охарактеризовала Жана ГАБЕНА великая Марлен Дитрих. К моменту их знакомства Габен был известен только во Франции. Однако покорить вершины мирового кинематографа ему не составило особого труда. Актеру исполнилось 105 лет. Вспомним его незлым, тихим словом.

Когда началась Вторая мировая война, Жан Алекси Монкорже, такова настоящая фамилия Жана Габена, оказался в Голливуде. Дитрих, умнейшая из кинозвезд, знала толк в женщинах и мужчинах. Одного взгляда на этого французского увальня хватило Марлен, чтобы понять, что перед ней настоящий мужик, а не рафинированно-избалованный голливудский мужчинка. Начался один из самых бурных романов в истории мирового кино.

Дитрих прежде всего узнала все подробности биографии своего нового избранника. Его жизнь внушала доверие. Перед тем, как стать актером, мсье Монкорже переменил множество профессий: был бетонщиком, металлургом, подметал улицы Парижа. В девятнадцать лет неожиданно для окружающих дебютировал в театрике “Фоли-Бержер” как танцор, затем певец, исполнявший популярные “песни быта”. До 1930 года Жан играл в оперетте, а затем дебютировал в кино.

Первые кинообразы ничего не имели общего с серьезным кинематографом: комедии, музыкальные мелодрамы и оперетки. Большинство режиссеров не видели в актере, уже ставшем на киноафишах Жаном Габеном, серьезного исполнителя. А вот ставшие классиками мирового кинематографа Жюльен Дювивье, Марсель Карне, Жан Гремийон и Жан Ренуар увидели в Габене идеального исполнителя ролей молодых французов, своих современников. Многократно варьируя и раскрывая разные грани этого образа, актер передал тревогу, беспокойство поколения, пытающегося найти выход из беспросветной жизни в человеческой дружбе и любви. Он показывал обездоленных, часто деклассированных мужественных и добрых людей. Играя эти роли, Габен передавал глубокие психологические мотивы поведения своих героев. Таковы рабочий Жан в картине “Дружная компания”, гангстер Пепе в “Пепе ле Моко”, машинист Жан Лантье в ленте “Человек-зверь”, дезертир Жан в “Набережной туманов” и летчик Марешаль в “Великой иллюзии”, лучшем из его довоенных фильмов.

Оказавшись в Голливуде, Габен несколько растерялся. Праздная жизнь “Фабрики грез” раздражала его. В Дитрих он влюбился с первого взгляда. Был страшно ревнив и подозрителен. Влюбленная парочка часто ссорилась. Были моменты, когда разъяренный Габен поколачивал свою подружку. Марлен прощала побои – наверное, сказалось воспитание русскими гувернантками: “Бьет – значит любит”. Дитрих пыталась пристроить его к съемкам. Но режиссерам не нравился этот хмурый француз. Для них идеальным европейцем был Морис Шевалье, пользующийся большим успехом у американской публики. Два фильма, в которых Габен снялся в Голливуде – “Полнолуние” и “Самозванец” прошли незаметно по экранам США. Жизнь в Америке тяготила актера. Он рвался в Европу, где бы мог воевать за свободу своей любимой Франции.

Разумеется, в Штатах его удерживала Дитрих. Он по-настоящему был в нее влюблен. Марлен была для него не только любовницей, но и подругой, которая его понимала и помогала поддерживать душевное равновесие. Чтобы быть ей приятным, Жан посещал с Марлен светские мероприятия – вечеринки, приемы, балетные и оперные спектакли, на которых засыпал. “Ну и дурость – петь, когда ты отбрасываешь копыта”, – безапелляционно заявлял он. Марлен на него не злилась. Она лишь упрекала его за то, что он совсем почти не читает, в частности, не знает Хемингуэя, бывшего одним из ее друзей. Жан огрызался: ему и на хрен не нужен ее Хемингуэй, что жизнь он знает не из книг.

В конце 1942 года Габен добивается вступления в вооруженные силы Франции. Получив деньги за два голливудских фильма, Жан подарил на прощание Марлен бриллиантовое колье, а также три картины – Ренуара, Сислея и Вламинка. Империссонисты тогда еще не были модными в США и достались актеру по дешевке. Следом за Габеном по ее просьбе была мобилизована в американскую армию и Дитрих. Во Франции Жан узнал, что он уже разведен с первой женой Дориан и мог устраивать свой брак с Марлен. Но Дитрих не спешила идти под венец со своим любимым французом. Все-таки больше всего в жизни она ценила свободу. И вместе с тем Дитрих с удовольствием снялась с Жаном в первом после его возвращения во Францию фильме “Мартен Руманьяк”, который, к сожалению, не имел успеха. Марлен вернулась в США.

А Габен тем временем женился, у него появились дети, свой дом, о чем он всегда мечтал. Вспоминал ли он Марлен? Об этом так никто и не узнает: Жан был скрытным человеком. Из уважения к детям и их матери он больше не хотел сниматься в ролях, заставлявших его сгорать от страсти или целовать партнершу. Последним из этой серии был фильм “В случае несчастья” (1958). Ему было тогда пятьдесят четыре года. “Я уже не в том возрасте, чтобы играть жеребцов. Я – отец”, – говорил актер. Действительно, с того момента он старался играть “отцов”, даже “дедов” или те роли, в которых он не должен был изображать франта. В нем было очень сильно ощущение, что его детям может быть стыдно или они почувствуют неловкость оттого, что он обнимает не их мать, а другую женщину. “Я не хочу, чтобы над моими малышами смеялись их товарищи, увидев, как я целуюсь с Брижит Бардо”, – говорил он очень серьезно. Он также долго не хотел, чтобы дети смотрели некоторые его фильмы. Дома о кино никогда не говорили, и для детей было откровением, когда они узнали, какое место их отец занимал в кинематографе. Матиас, которому, когда умер Жан, был двадцать один год, открыл большую часть фильмов отца только после его смерти.

Из послевоенных картин мировую славу Габену принесли фильмы “Стены Малапаги”, “Не тронь добычу”, “Воздух Парижа” (был показан на вечере, посвященном памяти актеру, на XIII кинофестивале “Белые Столбы-2009″), “Сильные мира сего”, “Улица Прери”, несколько лент о комиссаре Мегрэ.

Особенно плодотворными в его карьере стали 60-е – 70-е годы прошлого столетия. Большинство картин шло в советском прокате, а остальные показывались на Неделях французского кино. Вот лишь некоторые из них: “Гром небесный”, “Мелодии из подвала”, “Двое в городе”, “Сицилийский клан”, “Героин” (в нашем прокате “Тайна фермы Мессе”), “Кот”, “Святой год” (последняя картина с участием Габена).

Он с удовольствием работал с молодыми актерами, особо ценя Алена Делона, Жана-Поля Бельмондо, Марка Пореля и Жерара Депардье. Ценил Габен и своих блистательных партнерш – Симону Синьоре, Жанну Моро, Лили Пальмер, Даниэль Дарье, Анни Жирардо, Мирей Дарк и Мадлен Робинсон. Радость Габену доставляла работа над кинокомедиями с участием Луи де Фюнеса, Бурвиля и Фернанделя, где он показал себя незаурядным комедийным актером. А еще Габен создал вместе с Фернанделем собственную кинокомпанию, назвав ее по первым буквам их фамилий – “Гафер”.

В последние годы жизни Габен часто болел, но продолжал работать. Сенсацией стал выход его пластинок, где были записаны песни, которые актер исполнял, служа в варьете. Надо отметить, что начало 70-х годов прошлого столетия во Франции вообще характеризуется выходом большого числа сольных альбомов крупнейших звезд экрана, среди которых: Бардо, Моро, Жирардо, Денев, Делон, Бельмодно… Ив Монтан и Шарль Азнавур не в счет. Для этих мсье эстрада всегда была главным делом жизни, а на кинематограф они смотрели как на возможность подзаработать. Разумеется, диски звезд экрана раскупались хорошо, но такого ажиотажа в музыкальных салонах, какой вызвали диски Габена, не знал никто из его коллег.

Жан Габен умер в центральной парижской клинике. По его завещанию, тело кремировали, а прах развеяли над Атлантическим океаном. Ведь в детстве он мечтал быть моряком. К счастью для миллионов кинозрителей, он стал актером, настоящим “капитаном”, покорившим океан, имя которому – Кинематограф.

Владимир ВАХРАМОВ.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

новости 19-2009
коротко 19-2009
Картонные персонажи & нереальные диалоги
Либер-танго Богдана Ятора
Дольф Лундгрен в гостях у славян
DVD-обзор
У Золушки голубые глаза
клипсы
России болгарский певец


««« »»»