ПОЛИТИКА РЕФОРМ?

Мартин ШАККУМ,

Гендиректор МФ “Реформа”

Уход крутых “реформаторов” из политики тогда уже, в конце 1992 года, означал на деле крушение политики Ельцина, который их привел. И, отказываясь признать неудачи, Ельцин сделал так, чтобы “уходя, они не ушли”. Когда уходил Гайдар, у него было несколько сильных заместителей, фигур достаточно авторитетных, чтобы занять пост премьера. Что же делает Ельцин? Он выдвигает в премьеры не Хижу, не Скокова, но Черномырдина, человека достаточно среднего по своим деловым качествам, но достаточно легко управляемого. Мало того – при нем с тех пор всегда находится комиссар, “главный идеолог реформ”. Сначала это был сам Гайдар, который уходил и возвращался, теперь Чубайс, повышенный в первые вице-премьеры. Уверен, Черномырдин перед своим назначением имел с Ельциным обязывающий разговор о “неизменности курса реформ”. Дальнейшее показало: Черномырдин – это Гайдар сегодня.

Черномырдин если сам не проводит линию “реформаторов”, то позволяет это делать Чубайсу. В правительстве роли расписаны, все при деле. Черномырдин занимается “Газпромом”, Чубайс – приватизацией и финансами, Сосковец – сбором недоимок с промышленности и латанием всяческих дыр, возглавляя комиссию по “решению оперативных вопросов”. Дыр все больше, латать все труднее, но это, похоже, для правительства не самый больной вопрос.

То, что делает сейчас Чубайс, уже напоминает почти агонию. Человек понимает, что конец близок, и с ожесточенной энергией напоследок раздает собственность налево и направо под любым видом. Его основная задача – сделать этот процесс необратимым. Любой ценой, не заботясь о последствиях. Чубайс – фанатик. Он напоминает генерала, который, зная уже, что война проиграна, посылает в окопы 14-летних мальчишек.

Заметим, кстати, распродают все очень дешево, чуть не задаром. Ведь философия приватизации по Чубайсу – это прежде всего именно раздача, продажа за бесценок, хотя и не всем, а преимущественно директорам и их челяди. Появится, мол, хозяин, потом в результате нескольких перепродаж участок земли или завод обретет состоятельного и рачительного владельца… Но это все вилами на воде писано. Где он сейчас – хозяин с инвестициями? Наши бизнесмены, ни на грош (и вполне справедливо) не доверяя этому правительству, предпочитают хранить свои капиталы на Западе, а иностранцы своими капиталами рисковать тоже и по той же самой причине не спешат. Так что пока все перепродается, цена падает, риск покупок растет, все играют, спекулируют, а реального хозяина, собственника как не было, так и нет. Более того, реальный предприниматель, желающий вложить свои деньги в серьезное дело (прежде всего в производство), сегодня чувствует себя на практике хуже, чем при Рыжкове, и не многим лучше, чем в эпоху застоя и даже до нее.

Итак, “политика реформ” меняется на словах, но не на деле. К чему же мы пришли? Живем все хуже и хуже. Половина граждан – за чертой бедности. Половина производства стоит. Безработица перевалила через отметку в 13 процентов. Образование, здравоохранение, наука, культура разваливаются. А “реформаторы” успокаивают: дескать, и в 1992 году пугали, и в 1993 году, и в 1995 году, а мы все держимся. И революции никакой, смотри ты, не случилось. Ну, так, постреляли немножко из танков по парламенту… Держимся! Из народа сделали коллективного Буратино: зарыли в землю национальное достояние – и ждите, люди добрые, когда прорастет. Вот и ждем.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КУРСКАЯ АНОМАЛИЯ
ВИКТОР УСТИНОВ: ОТСТОИМ РОДНЫЕ БЕРЕГА
Шрам
ЛАРИСА ДОЛИНА ПРОЩАТЬСЯ НЕ СПЕШИТ
ВЛАДИМИР КОРСЕТОВ. ИНВЕСТИЦИОННАЯ ЛОВУШКА. КТО ПРОТИВ?
КРИМИНАЛЬНАЯ РОССИЯ
ВАХА ЕВЛОЕВ: БЕЗ БОРЬБЫ НЕТ ПОБЕДЫ, НО ДАЖЕ В БОРЬБЕ МОЖНО ОБОЙТИСЬ БЕЗ ЖЕРТВ
КАКОЙ ЦЕНОЙ?


««« »»»