КРИМИНАЛЬНАЯ РОССИЯ

Тельман ГДЛЯН,

главный сыщик “Нового Взгляда”

После провала августовского путча все мы ожидали, что будут проведены расследования преступной деятельности коррумпированной верхушки, начнется, наконец, долгожданная правовая реформа, станет самостоятельной ветвью власти судебная система, будет создан Федеральный следственный комитет и перераспределены функции правоохранительных ведомств, укреплен их кадровый корпус. Люди верили, что борьба с преступностью и, прежде всего, мафиозной, станет более эффективной. К сожалению, надежды не оправдались.

Минули годы, как нет больше ни КПСС, ни Политбюро, давно ушел с политической арены Горбачев, а законность у нас по-прежнему деформированная. И если в экономической и политической сферах произошли некоторые преобразования, то судебно-правовая реформа стоит на месте и подменяется косметическим макияжем. До сих пор отсутствует даже план реформирования правовых ведомств, а профессионалы, имеющие самостоятельные взгляды, остаются нежелательными персонами в МВД, ФСБ, прокуратуре, судах. Как не велось, так и не ведется настоящей борьбы с преступностью, а проблема безопасности уже давно стала проблемой №1 для рядовых россиян, которых убивают, калечат, грабят, насилуют, обирают в несколько раз чаще, чем в прежние годы, и которые чувствуют себя все более беззащитными в условиях уже ставших привычными заказных убийств, вооруженных разборок бандитских группировок и полного правового беспредела.

Произошло сращивание прежней “красной” и новой “белой” мафии, стремительно продолжается разложение государственного аппарата. И не мудрено. Ведь ни в отношении прежних, а тем более нынешних сановных мздоимцев, серьезных расследований не проводится. Не востребованными оказались уничтоженные при прежнем режиме многие крупные дела в отношении мафии, в том числе и “кремлевское дело”. И понятно почему: возобновление следствия по кремлевским коррупционерам и казнокрадам неизбежно бы привело к разоблачению нового “демократического” спрута, который по степени наглости и размаху грабежа во много раз превзошел своего предшественника.

Коррупция, хищения, грандиозные финансовые аферы и другие опасные преступления захлестнули сегодня Россию, где взяточничество свирепствует, как чума. Миллионы граждан вынужденно вовлекаются в коррупцию, отчетливо осознавая, что прожорливое чиновничество без взяток ничего не решит. На этой почве вместо новых морозовых, демидовых, мамонтовых, являвшихся гордостью российского предпринимательства, плодятся, как правило, лишь “новые русские” с криминальным душком и безразличные к национальным интересам своего Отечества. Молчат правоохранительные органы, сами пораженные спидом взяточничества. Помалкивают законодатели и правительство. Молчит и Президент Ельцин, сделавший проблему борьбы с коррупцией и привилегиями одной из основных тем своей предвыборной программы в период восхождения к верховной власти, а затем “забывший” о своих клятвенных обещаниях.

И возникает вопрос. Почему “верхи” недооценивают опасных последствий антинародной правовой политики, и неужели не осознают, что недолговечна любая власть, если она сама коррумпирована и не способна обеспечить правопорядок, оградить своих граждан и государственные интересы от преступных посягательств?

Ответ очевиден: они все прекрасно понимают, но иначе поступать просто не могут. Избавившись от опеки центра и утвердившись на политическом Олимпе, руководство России, к сожалению, стало опираться вовсе не на те слои общества, которые последовательно выступали за установление правового государства. Вольно или нет, но оно поплыло в фарватере интересов “денежных мешков” и людей из второго эшелона совпартноменклатуры, все помыслы которых, как известно, на сегодняшнем этапе заключаются в том, чтобы спокойно заниматься перераспределением общенародной собственности в свою пользу. И любые попытки четкого урегулирования правоотношений в обществе будут нарушать интересы этих лиц, любые попытки наведения элементарного правопорядка, а тем более усиления борьбы с преступностью, повышения эффективности деятельности правоохранительных органов – представляют для них потенциальную угрозу.

После Хрущева, сброшенного с вершины власти не столько за ошибки в политике, сколько за игнорирование клановых интересов в руководстве партии, все последующие Генсеки вели себя более осмотрительно и уже никогда не входили в конфронтацию с ближайшим окружением. К сожалению, эта тенденция сохранилась и в посткоммунистической России. Стоит ли удивляться тому, что и Президент, ставший одновременно и заложником, и одним из проводником корпоративной политики, глух сегодня к стонам общества и избравших его людей обеспечить им элементарную безопасность и навести, наконец-то, порядок в стране.

У коммунистической верхушки была одна “добрая” традиция: вместо решения проблемы создавать комиссии. В 1989 году по решению Политбюро ЦК КПСС, наряду с другими, появилась и Комиссия по борьбе с преступностью. Возглавил ее Лукьянов, а позднее порученец Горбачева – Ю.Голик. После августовского путча 1991 года председателем аналогичной комиссии стал бывший преподаватель марксизма-ленинизма Бурбулис. Его на этом посту сменил бывший летчик Руцкой, затем незадачливый адвокат Макаров. Правда, название несколько изменилось, теперь это Межведомственная комиссия по борьбе с преступностью и коррупцией. Зато содержание ее деятельности осталось прежним, фактически направленным на то, чтобы уводить общественное мнение от проблем преступности. Все эти годы полномочия комиссии не урегулированы ни одним нормативным актом, что позволяет использовать ее для решения конъюнктурных, чисто политических задач. Как это было, к примеру, летом 1993 года, когда, в нарушение уголовно-процессуального законодательства, комиссия начала расследования против политических оппонентов Президента – Руцкого, Хасбулатова и др. А с экранов телевизоров не сходил председатель комиссии холеный и лживый Андрей Макаров и вещал о том, кто, сколько и чего взял. Прекрасно зная, как юрист, что комиссия фактически подменила правоохранительные органы, что деятельность комиссии и развернутая ею кампания незаконны.

Однако далеко не во всем проводимая политика идентична прежней. Так, средства массовой информации переполняют сообщения о корыстных злоупотреблениях ответственных должностных лиц, однако власти, как правило, либо не обращают на них внимания, либо, напротив, еще и преследуют журналистов-правдоискателей. И даже когда все же начинались расследования о пропавших миллиардах и золоте КПСС, или о крупнейших махинациях “демократических” руководителей федерального уровня, или в отношении членов ГКЧП, или организаторов октябрьского мятежа, или крупнейших аферистов, вроде президента АО “МММ” Мавроди – это не заканчивалось ничем. В последние годы в лучшем случае судят лишь “стрелочников” из проворовавшихся функционеров районного масштаба, да мелких жуликов и взяточников. Планка досягаемости Закона опустилась до рекордно низкой отметки. Никогда прежде не ощущала себя так комфортно и безнаказанно “каста неприкасаемых”, скованная корпоративными интересами и круговой порукой уже в единый монолит. “Талантливые” ученики явно превзошли своих более консервативных предшественников.

И все же объективности ради напомним, что основу нынешнего разгула преступности безусловно заложил прежний режим и его лидеры, поэтому никакие сравнения с днем сегодняшним не являются для них оправданием. Ельцин лишь продолжил правовую политику своего непримиримого соперника Горбачева. И ответственность за этот выбор лежит не только на Президенте и его окружении, не только на правительстве и других исполнительных структурах власти, но и на законодателях. Ведь большинство депутатов как прежнего, так и нынешнего парламента фактически поддержали этот курс, как и некоторые деятели оппозиции. Достаточно вспомнить, что, сталкиваясь по различным вопросам, и Ельцин, и еще находившийся у руля власти его оппонент Хасбулатов под словесную трескотню об усилении борьбы с преступностью, вместе с тем фактически тормозили проведение правовой реформы, дружно выступая против создания Федерального следственного комитета и других мер по ее осуществлению.

Чем же оправдывают федеральные власти свое бездействие, а, точнее, нежелание навести порядок в стране? Что отвечают россиянам, которые желают получить внятный ответ: почему в своем собственном доме они чувствуют себя как в осажденной неприятелем крепости? Как объясняют криминализацию и беспредел в обществе? Да примерно в той же манере, как и их союзные предшественники. Как правило, искажая фактическое положение дел, мол, не так все и плохо, зачем же преувеличивать. Или же успокаивая людей обещаниями, что предпринимаются, дескать, все необходимые меры для обуздания преступности и утверждения законности в стране. Либо выискивая различные причины, которые, якобы, препятствуют наведению порядка. А чаще используя и то, и другое, и третье одновременно. Причем в качестве обязательного атрибута, тщательно камуфлируя свою политику бодрыми заверениями о неизменности курса на построение правового государства и проведение судебно-правовой реформы.

Однако по мере того, как шли годы, а криминальная обстановка в стране только ухудшалась, становилось все более очевидным, что привычный набор оправданий, заклинаний и обещаний никаких других эмоций, кроме раздражения и негодования, у большинства россиян не вызывает. Куда уж дальше, когда российская мафия, по праву победителя, уже фактически стала самостоятельной ветвью власти, превосходя своим реальным влиянием законодательную и судебную. Так что кремлевским аналитикам не на шутку пришлось напрягать серое вещество своего мозга, чтобы теперь уже “научно” обосновать бездействие властей.

В результате этих поисков и появился очередной миф, который сначала исподволь, а затем все более бойко и вразумительно начали внедрять в общественное сознание. Суть его в следующем.

Оказывается, резкий рост преступности в нашей стране обусловлен, якобы, исключительно объективными причинами переходного периода. Потребуются, дескать, многие и многие годы, прежде чем будет создан эффективный механизм борьбы с этим социальным злом, сформирована новая законодательная база, изменится правосознание граждан. Вот почему в современных условиях и невозможно, оказывается, одолеть галопирующую преступность, а тем более организованную, и обеспечить надлежащий правопорядок в обществе. Вот мы и приехали к последней остановке. Дальше – тупик. Ведь из этого постулата, даже без подсказки “ученых мужей” вывод очевиден: мафия бессмертна, а государство перед ней бессильно. Разве это не миф? Спросите любого профессионала в области борьбы с преступностью, и вы услышите, что этот пораженческий вымысел не имеет ничего общего с реальностью. А тот факт, что он подается общественности в “демократической” обертке, ничего не меняет по сути. Россиянам абсолютно безразлично, какая мафия у власти – “красная”, “белая” или гибрид того и другого. Они хотят одного: чтобы ни в обществе, ни во власти не было никакой мафии. Никогда и ни при каких обстоятельствах!

ОТ РЕДАКЦИИ: Т.Гдлян принял решение баллотироваться по Бабушкинскому № 192 избирательному округу Москвы, то есть по месту своего жительства.

недолговечна любая власть, если она сама коррумпирована и не способна обеспечить правопорядок…


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Шрам
ЛАРИСА ДОЛИНА ПРОЩАТЬСЯ НЕ СПЕШИТ
ВЛАДИМИР КОРСЕТОВ. ИНВЕСТИЦИОННАЯ ЛОВУШКА. КТО ПРОТИВ?
ПОЛИТИКА РЕФОРМ?
ВАХА ЕВЛОЕВ: БЕЗ БОРЬБЫ НЕТ ПОБЕДЫ, НО ДАЖЕ В БОРЬБЕ МОЖНО ОБОЙТИСЬ БЕЗ ЖЕРТВ
КАКОЙ ЦЕНОЙ?
КУРСКАЯ АНОМАЛИЯ
ВИКТОР УСТИНОВ: ОТСТОИМ РОДНЫЕ БЕРЕГА


««« »»»