КРИМИНАЛЬНАЯ РОССИЯ–2

ТЕЛЬМАН ГДЛЯН,

главный сыщик “Нового Взгляда”

Зададимся вопросом, а можно ли сегодня эффективно бороться с преступностью? Можно и нужно. При наличии политической воли руководства России и профессиональной организации работы в короткие сроки можно было бы сломать хребет этому чудовищу. Вот бы когда пригодилась технология “кремлевского” дела, доказавшая свою результативность: сосредоточение усилий на приоритетных направлениях, целевое выкорчевывание наиболее крупных и влиятельных мафиозных группировок. После взятия первого, но самого главного рубежа уже реально наступление по более широкому фронту путем нанесения шквальных ударов по средним и даже более мелким очагам преступности. Ну а третий этап должен сопровождаться сплошной прополкой всего преступного поля. Не потребовало бы значительного времени и приведение уголовного и уголовно-процессуального законодательства в соответствие с требованиями жизни, другие меры организационно-технического и кадрового характера. Зато уже первые результаты на этом поприще вселили бы надежды в общество, изменили бы психологический микроклимат в самих правоохранительных органах, увеличили их наступательный потенциал. В итоге, вовсе не дожидаясь “завершения переходного периода”, можно было бы за разумно короткий срок взять верх над преступностью, резко сбить уровень правонарушений и уже не выпускать ситуацию из-под контроля, удерживая низкие, стабильные показатели криминальных проявлений и не допуская их нового всплеска.

Если же вместо этого мы и дальше будем двигаться по пути кремлевских мифотворцев, то уже в ближайшие годы будет в общих чертах завершено строительство криминального государства взамен правового и демократического. Такой печальный финал более чем тысячелетней истории государства Российского иначе, как национальной катастрофой, не назовешь. Оглянитесь вокруг, и вы увидите, насколько разложились, коррумпированы властные структуры, что мафия давно уже вооружилась против народа. Кастеты, ножи и пистолеты не в счет – это сегодня детские игрушки. В ходу уже автоматы Калашникова, гранатометы и стингеры, бронетехника и самолеты, склады боеприпасов и многое другое, что используется как для борьбы с конкурентами, так и для подавления беззащитных людей. За год от рук уголовников погибает сегодня вдвое больше наших соотечественников, чем за всю десятилетнюю войну в Афганистане. Это ли не настоящая война, которую мафия успешно ведет внутри страны? Им не нужна сильная Россия. Они, напротив, заинтересованы в ее максимальном ослаблении, сохранении анархии и произвола, чтобы прибрать к рукам баснословные богатства, данные от природы и собранные многими поколениями россиян, и ради этого пойдут на все. И им наплевать на судьбу своего Отечества, территорию и народ которого они рассматривают в качестве источника своего безудержного обогащения. А веселиться и проматывать свое состояние они намерены в заморских странах. Но нам-то с вами, кроме Родины, терять нечего. Поэтому, если мы хотим утвердить в истерзанной стране мир и благополучие, закон и порядок, нам не обойтись без воинственного клича: уничтожить мафию и возродить Россию! Уж коли мафия объявила обществу войну, остается лишь принять этот вызов.

Проблема, как видим, лишь в том, чтобы федеральные власти изменили свой правовой курс и вместо бездействия и сочинения всевозможных мифов объявили войну преступности. И не на словах, а на деле. Как бы не было трудно выправлять положение, пока это еще реально. Давайте объективно взглянем на нынешнее состояние правоохранительных органов. В частности, на следствие, которое, как известно, закладывает первый кирпич в осуществление правосудия.

Не секрет, что без эффективной работы этого органа все остальное – пустой звук. Можно иметь прекрасных прокуроров, судей, адвокатов, но если нет уголовных дел, то им, естественно, и нечего рассматривать. Или, напротив, дела имеются, но они настолько непрофессионально расследованы, что львиная доля их в итоге бракуется: они прекращаются, возвращаются судом на доследование либо завершаются оправдательным приговором. Нередко в отношении явно виновных лиц. В конце года обнаруживается, что гора родила мышь. Профессионалов же, способных расследовать наиболее сложные категории дел, остается все меньше и меньше. Ну а коли не налажен механизм следствия, то и вся огромная правоохранная машина постоянно буксует, дает сбои.

На вопрос о том, кто именно отвечает за следственное хозяйство в стране, вы вряд ли услышите вразумительный ответ даже от юристов. Берем на себя смелость заявить, что это большой колхоз со множеством самостоятельных отделений, не подчиненных единому руководству. А раз так, то невозможно и проведение скоординированных действий, реализации единой концепции по раскрываемости преступлений, неоправданно растрачиваются силы и средства. Иначе говоря, отвечают за следствие все кому не лень, но никто конкретно. Следственные подразделения имеются в прокуратуре, МВД, ФСБ, военной прокуратуре, но нет хозяина в лучшем смысле этого слова. Попробуйте найти крайнего, с которого можно спрашивать за результаты этой важнейшей работы. Поэтому нужны усилия, притом чрезвычайные и решительные, по созданию такого универсального следственного механизма, который бы работал максимально эффективно вне зависимости от настроений и пристрастий руководства центра и регионов. И понятно, почему он не создается. Ныне господствующая криминальная элита, напомним, еще не завершила перераспределение общенародной собственности в свою пользу, поэтому объективно не заинтересована в ущемлении своих почти ничем не ограниченных возможностей. Тем более в создании дееспособного следственного аппарата, призванного умерить их аппетиты на чужое добро. Они-то прекрасно понимают что в борьбе с преступностью самую главную роль играет следственно-оперативная служба, призванная пресекать, выявлять, расследовать и доказать вину тех, кто преступил закон. Это начало всех начал в деле укрощения преступности, тот фундамент, на котором зиждется вся правоохранительная система. Даже они, наши противники, признают эту бесспорную истину и крайне заинтересованы в сохранении ведомственной разобщенности следствия.

Ну а для профессионалов тем более очевидно, что долгожданную правовую реформу следует начинать именно со следствия, с создания Федерального следственного комитета. В результате такого кардинального реформирования все ветви общей правоохранительной системы страны начали бы более четко функционировать лишь в рамках своих сугубо профессиональных обязанностей: следствие занималось бы раскрываемостью преступлений; прокуратура – надзором за соблюдением законности; милиция – охраной общественного порядка; органы разведки и контрразведки – государственной безопасностью; суды – осуществлением правосудия; адвокатура – защитой прав граждан. Каждый орган занимался бы своим делом и отвечал за свои четко обозначенные полномочия перед высшими органами власти и управления страны.

В целях обеспечения независимости и подконтрольности лишь высшим выборным органам страны, а также особой значимости следственного комитета в деле обуздания преступности его председатель, наряду с кандидатурами премьер-министра и главы Центробанка, утверждался бы на эту должность и освобождался со своего поста Государственной Думой по представлению Президента. А его заместители, по предложению председателя ФСК, назначались бы и освобождались Указами Президента. Не менее важно и другое. Для обеспечения верховенства закона, исключения произвола и нынешнего бесцеремонного вмешательства местного начальства в деятельность следствия система комитета должна строиться по вертикали и быть строго централизованной. Что позволило бы в столь сложный период максимально ослабить сепаратистские и прочие негативные для российской государственности тенденции. Кстати, по аналогичной схеме, как уже бесспорно доказано жизнью, должны функционировать и все остальные правоохранительные ведомства. Структура комитета строилась бы на основе максимально возможной специализации по направлениям и даже борьбы с отдельными видами преступлений. Соответствующие управления и отделы занимались бы расследованиями организованной преступности, терроризма, коррупции, наркомании, умышленных убийств, изнасилований, воинских, транспортных, экономических, финансовых правонарушений и т.д.

Принципы законности, независимости и специализации стали бы основополагающими в деятельности следственного комитета. Посмотрите, что сегодня происходит, к примеру, в той же военной прокуратуре, которая фактически находится под сапогом военного генералитета. Ее работники полностью зависимы материально (в получении званий, жилья, росте по службе и др.) от всемогущего военного ведомства, в отношении которого они, якобы, осуществляют прокурорский надзор и проводят следствие. А в итоге в вооруженных силах царит зачастую неприкрытый произвол, анархия и вседозволенность. Разве общество заинтересовано в дальнейшем сохранении военной прокуратуры? Ведь ее надзорные функции могут безболезненно осуществлять территориальные органы прокуратуры, расследование воинских правонарушений осуществлять следственный комитет, зато эффективность их деятельности резко возрастет.

В этом контексте, конечно же, следует напомнить и о необходимости совершенствования законодательной базы, о материальном и техническом обеспечении органов правопорядка, о внебюджетных фондах и социальных гарантиях для тех, кто работает в зоне повышенного риска, об укреплении кадрового корпуса юристов и о многом другом. Однако и все эти вопросы решаемы. В совокупности с указанными мерами они позволяют вести реальную борьбу с преступностью и добиться конкретных результатов по обузданию непомерно распоясавшихся уголовников, чьими действиями каждодневно подтачиваются устои конституционного строя России. Подчеркнем, что даже образование следственного комитета и перераспределение функциональных обязанностей в правоохранной системе, безусловно, приведет к созданию дееспособного механизма в борьбе с преступностью. Перед такой мощной, профессионально подготовленной силой, которая бы действовала динамично и с высокой результативностью, подобно корпусу быстрого реагирования, не устоять “крестным отцам”, “ворам в законе”, “паханам” и прочей криминальной нечисти. Земля бы горела у них под ногами. Но при одном непременном условии. Если руководство страны, наконец-то, проявит политическую волю и элементарное желание объявить войну преступному миру. Здесь-то и зарыта та самая собака…

В своем абсолютном большинстве люди готовы сегодня поддержать самые решительные, самые радикальные меры для обуздания преступности. А готовы ли к этому нынешние власти, способны ли они штурмовать бронированные бастионы отечественной мафии, когда уже сами стали ее неотъемлемой частью? Ответ очевиден. Федеральные власти генетически не предрасположены к позитивным изменениям в области законности и правопорядка. Они отгородились от нас не только стеной молчания, но и броней, оставив своих граждан лицом к лицу с уголовным отребьем. Против такой несправедливости вот-вот грянет девятый вал возмущения тех, кто когда-то доверившись, поднял их к политической вершине, возвысил над собой, но теперь уже готов сбросить с этого пьедестала. Ведь развеялись последние иллюзии даже у самых законопослушных, самых наивных наших сограждан. И теперь уже не отдельные партии, движения, группы населения, а подавляющее большинство россиян отчетливо понимают: дальнейшее сохранение нынешней федеральной власти опасно для общества.

Ведь мафии не нужно правозащитное, сильное государство, не нужны работающие законы и четкий порядок в стране, а нужна криминальная Россия, в которой она, как пиявка, могла бы и дальше высасывать кровь из народа, преумножая свои богатства. Мафия, кстати, подобно фашизму, всегда агрессивна и устремлена к захвату чужого добра. Вспомним, как после мюнхенского и сталинского сговора с Гитлером германский фашизм наглядно продемонстрировал свои аппетиты на чужое богатство. В России 90-х годов также произошел, но уже негласный, сговор власти с “внутренним фашизмом” – отечественной мафией. Теперь у этого чудовища развязаны руки, и оно с каждым днем набирает все большую силу не только в России, но и за ее пределами. Неужто понадобится открытие “второго фронта”? Видимо, и без этого не обойтись в будущем, зато внутренний фронт против уголовного класса открывать надо немедленно. Лимит времени исчерпан. Подобно тому известному персонажу, который постоянно твердил о том, что неприятельский Карфаген должен быть разрушен, мы с не меньшим упорством призываем уничтожить мафию и утвердить законность в России. За эту простую истину я и боролся все эти годы. Ради этой высокой цели вновь готов встать в строй.

…произошел сговор власти с “внутренним фашизмом”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ЛИКИ ЛЮБВИ”, ИЛИ 20 ИСТОРИЙ О НЕВЕРНОСТИ
РОССИЯ ПРЕДВЫБОРНАЯ. ГОД 1995
ДЕКОРАЦИЯ В ВИДЕ ОБОЗРЕВАТЕЛЯ “НВ”
ЛАДА НЕПОДСУДНА, БОНДАРЧУК НЕ СТРАШИТСЯ СУДНОГО ДНЯ


««« »»»