ЧЕСЛАВ МЛЫННИК: ПОРА ВВОДИТЬ ТЕРМИН “ВРАГ НАРОДА”

Бывший командир Рижского ОМОН, поддержавший в августе 91-го ГКЧП, ярый оппозиционер, сторонник расстрелянного Верховного Совета Чеслав МЛЫННИК освобожден из “Крестов”. Суд приговорил его к тому сроку, который он уже отсидел в СИЗО. Теперь Чеслав готов продолжить борьбу.

– Чеслав Геннадьевич, считаете ли вы справедливым то наказание, которому вас подвергли?

– Я был наказан без всяких на то причин, ведь я не совершил никакого преступления.

– Осталось ли у вас чувство обиды, горечи?

– Я давно избрал этот путь и предполагал, что рано или поздно могу оказаться в тюрьме. Поэтому заточение было для меня ценным уроком. Это проверка на прочность, которую я выдержал.

Для моих друзей это тоже была проверка. И я очень благодарен всем, кто поддерживал меня во время следствия, кто в условиях правового беспредела боролся за мое освобождение. Среди этих людей был Анатолий Лукьянов.

– Расскажите об условиях содержания в “Крестах”.

– За девять месяцев побывал не только в “Крестах”, но и в комитетском СИЗО. Когда болел, лежал в тюремной больнице имени Газа.

В “Крестах” все время, кроме последних двух месяцев перед судом, сидел в общих камерах. Среди сокамерников были рецидивисты. Самое удивительное, что некоторые уголовники оказались куда порядочнее, чем те, кто занимался моим делом. Правда, несмотря на то, что на следствие оказывалось жесткое давление, судья показал свою принципиальность и честность.

– Считаете ли вы себя противником режима?

– Да. Потому, что обидно за державу! Многие зарабатывают политический капитал и его используют в своих корыстных целях, а не в интересах Отечества. Называющие себя интеллектуалами с легкостью меняют свои убеждения, с упоением участвуют в уничтожении нашей великой страны.

– Вы собираетесь серьезно заняться политической деятельностью?

– Я просто не имею права оставаться в стороне. Сегодня русский любой человек не имеет права быть безучастным к политике России.

– Какая политическая партия или движение вам наиболее близки?

– Пока еще не нашел свое место в спектре политических сил. Я стремлюсь идти своим путем и думаю, что буду не одинок, но ни в коем случае не желал бы оказаться в стане рвущихся к власти любой ценой.

– В последнее время ходят слухи о вашем сближении с Баркашовым.

– Я встречаюсь со многими людьми, а сближаюсь с теми, для кого идея возрождения великой державы – не пустой звук.

– А кто из современных политиков вам наиболее несимпатичен?

– Я никогда не был на стороне “демократов”, никогда не перейду в их лагерь. И меня возмущает, что многие из них в свое время прикрывали карьеру партийным билетом, а потом с тем же пафосом разваливали Союз и теперь способствуют развалу России.

Особое презрение у меня вызывает личность Гайдара.

– В стане оппозиции давно витает идея объединения. Кто, по–вашему, может стать лидером объединенной оппозиции?

– Я уважаю Александра Руцкого. В 91-м мы были по разные стороны баррикад. Но прошло время, и он все понял. В октябре 93-го мы оказались вместе.

– Вы много лет прожили в Латвии. Смирились ли вы с ее отделением?

– Я с этим никогда не смирюсь. Что такое Латвия? Лифляндская губерния России, как и другие прибалтийские республики.

Известно, что у каждого государства свои геополитические интересы. Прибалтика на протяжении последних веков была зависима, подчинялась то Швеции, то Германии, то Польше, то России. А теперь – независимость. Российские власти в 1991 году допустили большую ошибку, согласившись с заявлениями националистов этих республик. В результате сегодня там творится правовой беспредел по отношению к русским. Не в Чечню, а в Латвию нужно было ехать “правозащитнику” Ковалеву.

– О вас ходит немало легенд, особенно много историй связано с рижским ОМОНом.

– Да, в Латвии меня, наверное, никогда не забудут. Из-за жесткой позиции, которую я занимал. А легенды… они, наверное, родились из-за обилия чрезвычайных ситуаций, в которые я попадал в Риге в последние годы Советской власти.

Как-то на нашей базе отключили связь. Я звоню в Минсвязи Латвии узнать, в чем дело. Министр отвечает что-то невразумительное. Тогда я выдвигаю ультиматум: “Если через час не будет связи, возьму АТС!” Не подействовало. Через час мы взяли АТС – связь была восстановлена…

В другой раз нам отключили горячую воду и электичество. Я пообещал, что возьму ТЭЦ. Не поняли – пришлось брать ТЭЦ. Тогда быстро и свет включили, и воду дали. Поэтому меня удивило, когда в штабе ПВО в Подмосковье на час отключили электричество. Такого не должно быть, мало ли что может случиться…

Правда, после каждой “стычки” с местными властями ко мне в Ригу часто приезжали разные комиссии из Москвы – разбирать жалобы. Но каждый раз им не в чем было меня упрекнуть. Во всех случаях я выполнял свой долг.

Хотя у меня были напряженные отношения с руководством Латвии, они не раз обращались ко мне за помощью. Когда в рижском следственном изоляторе произошел бунт, подследственных трое суток не могли успокоить. Попросили нас (через Москву, конечно ), и мы за полчаса навели порядок…

– Вы были в числе тех, кто поддержал ГКЧПистов. Изменилось ли теперь, спустя три с половиной года, ваше мнение о ГКЧП?

– Нет, жалею лишь о том, что ничего не вышло. Всего шесть суток тогда в Латвии продержалась Советская власть. После указа ГКЧП мы быстро разоружили все незаконные военные формирования. Мы контролировали ситуацию в республике…

После провала ГКЧП наш отряд перебросили в Тюмень.

– Вы поддерживаете отношения с бывшими подчиненными из Рижского ОМОНа?

– Да, со многими сохранил дружеские отношения.

– Кто-нибудь стал наемником?

– Никто.

– Во время октябрьских событий вы были одним из защитников Белого дома. Возможно было тогда избежать кровопролития?

– Расстрел парламента нужен был не Ельцину, а тем, кто хотел повязать его на крови. Ведь можно было и не прибегать к помощи тяжелой техники. Сторонники президента могли проникнуть в Белый дом через подземные коммуникации и разоружить людей. Могли напустить спецгаз в здание – и они бы сдались. Но, выходит, бескровный вариант не устраивал “демократов”.

Сегодня же эти “ястребы” превратились в “голубей”, и мы видим, как они “сдают” президента.

– Как вы оцениваете события в Чечне?

Эта война была спровоцирована руководством страны, истоки ее – в искажении сути Закона РФ “О реабилитации репрессированных народов”. Дезинформация, проникающая в прессу, постоянно разжигала националистические амбиции горских народов, сеяла межнациональную вражду. Постоянно нарушалась 29-я статья Конституции.

В конце прошлого года драма в Чечне дошла до такой стадии, когда применение силы стало необходимостью, как срочное хирургическое вмешательство. И меня в данном случае удивляет не позиция Гайдара и других “демократов” – им просто уже некуда отступать. Меня удивляет Анпилов, который призывает остановить войска и желает поражения нашей армии. Видимо, он не понимает, что безнаказанность Дудаева вызовет цепную реакцию в других республиках, что это приведет к губительному для всех развалу России – как в свое время это произошло с Советским Союзом.

Меня раздражают все эти многочисленные комитеты солдатских матерей. Настораживает, что на фоне бездействия других общественных массовых неполитических организаций, эти комитеты так быстро появились, организовались. Солдатских матерей кто-то настраивает против армии, организует их и обеспечивает всем необходимым для поездок в Чечню. Значит, это кому-то нужно – тем, кто хочет ослабить нашу армию.

– Вы не одобряете военачальников, отказавшихся принимать участие в военных действиях?

– Офицеров, отказавшихся принимать участие в чеченской войне, надо судить. Судить строго. Они заслужили высшую меру наказания. Это позор России…

– А к Сергею Ковалеву вы как относитесь?

Если бы Ковалев не разжигал истерию, наши войска потеряли бы в два раза меньше солдат. Он и другие депутаты своими заявлениями и призывами сложить оружие разлагающе действовали на нашу армию.

Хорошо, что правительство проявило твердость, не поддалось на пацифистскую демагогию.

– В связи с “чеченским кризисом” Россию могут не принять в Совет Европы…

– Ну и что? Россия может существовать самостоятельно – без “советов” у Европы. У нас все есть, и ничего чужого нам не нужно…

– Вы верите в возможность восстановления СССР в прежнем составе? Как вы это себе представляете?

– Нужно восстанавливать не СССР как государственное политическое образование, а российскую державу в границах прежнего СССР, хотя называть можно по-прежнему – СССР.

Жириновский прав, когда говорит о губерниях. Он не придумал это: еще в царской России сложилась эффективная форма губернского правления. Было не пятнадцать союзных республик, а более восьмидесяти губерний – и никаких межнациональных конфликтов. Только Польша восставала, но именно потому, что уже тогда была “союзной республикой” – Царством Польским.

При губернском правлении династии, родовые кланы и кавказские тейпы будут лишены цели в борьбе за власть в своих республиках, исчезнут и нелепые автономные республики, которые в составе СССР всегда чувствовали свою ущемленность. С теми, кто будет препятствовать объединению народов, нужно поступать, как с врагами народа.

В ближайшее время придется реанимировать понятие “враг народа”, потому что у России появилось множество внутренних врагов.

Ольга ДУМБРОВСКАЯ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Один комментарий

  • киборг киборг :

    гипербола. рассказать можно все что угодно. все мы понимаем что такое испытать это. я не по наслышке. но поддерживать отношения (какие бы они небыли) нужно. если еще НАШИ! С уважением Ю.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПЧ-Додолев
С ПЕСНЕЙ – ПРОТИВ ПОХМЕЛЬЯ
ГРАЧЕВСКИЕ РВЫ
ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ
Пресс-компот
ВАДИМ БАЙКОВ: АРИФМЕТИКА САМА ПО СЕБЕ НЕ МЕД,
Александр Градский: ОТ ХОЗЕ ДО «БЛЮЗА»
МОЯ МАТЬ НЕ ЛОЖИЛАСЬ НА РЕЛЬСЫ
Сашко-Под крестом (Word)


««« »»»