“Все, что мы делаем для народа, – это гадости для народа”

репортаж из Красноярского края

ЗАРПЛАТУ – ТАЗИКАМИ

Вдоль всей автомагистрали по пути в Красноярск на обочине стоят сотни людей. Перед каждым из них – гора автомобильных покрышек. Поначалу я не мог понять: почему все торгуют одним и тем же: неужели в Красноярске такой спрос на “резину”? Оказалось все проще. Покрышки Красноярского резинового завода заметно уступают по качеству омским, а тем более ярославским (не говоря уже о зарубежных), и особым спросом не пользуются. Просто рабочие этого самого завода получают зарплату… покрышками. Вот и простаивают они днями вдоль автодорог, на своей шкуре ощущая трудности сбыта низкокачественной продукции. Получается, что хотели прыгнуть в капитализм, а оказались в каком-то раннем средневековье, где люди не знают денег и обмениваются плодами своего труда. Впрочем, автопокрышки – это еще не предел. В одном городе Красноярского края учительницы получили зарплату… пластмассовыми тазиками. Люди шутят: “Интересно, чем будут выдавать зарплату рабочим Кразмаша, выпускающего баллистические ядерные ракеты подводного базирования?” Впрочем, в день моего появления в Красноярске данный вопрос утратил актуальность: по распоряжению видного реформатора Вооруженных сил России г-на Кокошина означенное предприятие было закрыто. Когда-то на нем работало 30 тыс. человек. Испытания ракет, проведенные в 1991 г., поразили даже американцев: шесть ракет, выпущенных одна за другой с интервалом в 10 секунд, пролетев 12 тыс. километров, попали в квадрат 50 на 50 метров. На момент закрытия на заводе оставалось 12 тыс. человек. Теперь им придется искать работу. Вот только где?

“КОВЧЕГ” ОТПЛЫВАЕТ К МЕРТВОМУ МОРЮ

“Приватизация по Чубайсу“, равно как и предшествующие “реформы”, имела для промышленности края катастрофические последствия. С одной стороны, директора предприятий в 1992 г. остались без оборотных средств и были готовы “продаться” или “отдаться” кому угодно, чтобы выжить. Как следствие – резкое падение производства и невыгодные сделки с зарубежными партнерами. С другой – “ваучерная приватизация” заложила основы для перехода ряда предприятий края в собственность так называемых “зарубежных инвесторов”. Механизм такого перехода прост как коровье мычание. Как правило, предприятия приватизировались по т.н. “второму варианту”, при котором 51% акций оставался в собственности трудового коллектива. Акции рабочие действительно получили, но что с ними делать? Производство падает, дивидендов нет и не предвидится. В то время обнаружились ловкие ребята, создавшие “чековые инвестиционные фонды”. Их обещания населению на этапе ваучерной приватизации сводились к следующему: вы нам отдайте ваши ваучеры, а мы на них приобретем акции высокорентабельных предприятий и будем вам выплачивать дивиденды. Дивидендов народ не дождался, но акции в обмен на ваучеры фонды приобрели. Сегодня этот процесс вступил в новую фазу: фонды скупают за наличные деньги акции, находящиеся в руках рабочих предприятий. Особую активность в крае в этом направлении проявляет некий фонд “Ковчег”, работающий по 80 предприятиям. Недалек, очевидно, тот день, когда фонд станет их фактическим хозяином. А дальше обычно происходит следующее. Фонд выпускает свои собственные акции, которые затем приобретаются каким-нибудь “зарубежным инвестором”. Таким образом этот “инвестор” сразу становится хозяином десятков предприятий, купленных ранее фондом.

Помню, в свое время Чубайс очень радовался таким “инвестициям”. Ничего, однако, хорошего в этом процессе нет. Зарубежный “инвестор” скупает российские предприятия отнюдь не для того, чтобы вкладывать в них средства и развивать производство. Цель в ином – устранить реальных или потенциальных конкурентов для зарубежной продукции. Купленные предприятия быстренько доводят до банкротства или перепрофилируют. Таким образом в свое время была парализована деятельность Калужского турбинного завода, производящего паротурбинные установки для атомных подводных лодок, значительная часть акций которого оказалась в руках фирмы “Сименс”. Еще худшая участь постигла площадку НИИ “Графит” в Москве, производившую стратегический графит для военного ракетостроения, которая отказалась принимать заказ от военно-космических сил России, с тем чтобы начать… производство покрытий для самолетов-невидимок для… ВВС США, после того как 30% ее акций перешли в руки подставной фирмы “Граникс”, тесно связанной с американскими стратегическими интересами.

В свое время руководитель ФСК Степашин и директор СВР Примаков в секретном письме № 151/9 – 17434 от 26 августа 1994 г. констатировали, что ” в целом Запад приобрел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО учредило для их обработки специальную программу”.

Впрочем, сохранение режима секретности сегодня уже мало интересует руководителей предприятий ВПК, поскольку мало кто верит, что у России еще есть какие-то секреты, неизвестные Западу. Их больше волнует, каким образом оживить парализованное производство. Один из директоров оборонного завода говорил мне в частной беседе, что он готов передать предприятие хоть ЦРУ, хоть МОССАДу, лишь бы не видеть пустые цеха и остановленное оборудование.

НЕТ ЗАВОДА – НЕТ ПРОБЛЕМЫ

Практически все директора предприятий, с кем мне довелось общаться в Красноярском крае, сходились во мнении, что сегодняшняя политика правительства направлена на удушение отечественной промышленности. И дело даже не только в налогах, делающих практически невозможным никакое производство. Заводские корпуса, станки и оборудование нуждаются в обновлении. Раньше на это предприятия должны были выделять так называемые амортизационные отчисления. Сегодня эти отчисления поступают на общий расчетный счет предприятия, с которого деньги уходят на налоги, зарплату и многие другие расходы. В результате собственно на закупку нового оборудования средств не остается. Лидер местных товаропроизводителей депутат Госдумы Валерий Сергиенко обошел немало правительственных кабинетов, убеждая их обитателей, что средства на обновление основных фондов должны аккумулироваться на отдельном счете, с тем чтобы использоваться строго по назначению. “Нельзя, – отвечали ему. – Это нерыночная мера.”

Как следствие – число техногенных катастроф достигло критического уровня. И это касается не только гражданских объектов. Сегодня многие генеральные конструкторы ракетных систем отказываются подписывать акты о продлении срока боевого дежурства ракет, поскольку по степени износа оборудования они требуют немедленной замены. Нетрудно догадаться, к чему может привести их дальнейшая эксплуатация. С этой точки зрения разговоры “новомышленцев” об устранении угрозы ядерной войны несколько преувеличены: она может начаться не в результате злого умысла, а как следствие несанкционированного запуска ракеты с ядерной боеголовкой.

В азарте, с которым “молодые реформаторы” при попустительстве “старых” губят отечественную промышленность, прослеживаются какие-то иррациональные мотивы: в “завлабы”, из которых рекрутировались радикал-реформаторы, как правило, после института шли люди, не любящие производства. Завод для них – что-то грязное, шумное, нарушающее гармонию книжного, выдуманного и такого стройного мира. “Нет завода – нет проблемы”, – так можно применительно к ним перефразировать слова великого “шокотерапевта” прошлого. Директора промышленных предприятий в открытую смеются над объявленной правительством “стабилизацией”. “Для кого стабилизация, а для нас это “стабилизец”, – говорят они.

В ПОЛЯХ, ПОД СНЕГОМ И ДОЖДЕМ

Снижение платежеспособного спроса населения не могло не ударить по сельскому хозяйству региона. Правда, на городском рынке “все есть” – любимый “показатель благосостояния” г-на Гайдара. Даже деликатесные нерка и стерлядь, о которых в советские времена и не мечтали. Но многие ли могут позволить себе купить их, если зарплата, скажем, водителя городской администрации составляет 700 тыс. рублей в месяц, а средняя пенсия – 300 тыс.?

Кстати, о водителях. Глядя на “езду без правил” по красноярским трассам, начинаешь думать, что жизнь для шоферов не представляет ни малейшей ценности. Буквально в день моего приезда трое рабочих отправились “на дело”: огораживать сетями участок реки, где предполагалось организовать совместную рыбалку Ельцина и Хасимото и запускать туда голодную рыбу. Спешили так, что автомобиль перевернулся и двое пассажиров погибли. Не потому ли рыбалка не удалась? На пути в Ачинск на моих глазах буквально “на ровном месте” белые “Жигули” врезались в “КАмАЗ”. Вся верхняя часть легковушки оказалась срезанной словно бритвой. Три трупа в “Жигулях”, тяжело пострадал и водитель грузовика.

Генеральный директор крупнейшего в крае акционерного общества “Березовское”, занимающегося производством овощей, молока и мяса, Петр Чупров говорит, что сегодня уровень производства сельскохозяйственной продукции составляет у них 20% от показателей конца 80-х гг. При этом лишь 18% собранных овощей на сегодняшний день реализованы. Остальные хранятся на складах. У людей попросту нет денег: потребление хлеба растет, мяса и овощей – сокращается.

Из трех лесопромышленных комбинатов держится только один – Лесосибирский, остальные – в глубоком кризисе. Желающие поступить на это предприятие ждут по 5 – 7 месяцев. Зарплата примерно 200 долл., но ее платят стабильно. Кроме того, комбинат – закрытое акционерное общество, где акции приносят работникам реальный доход. Те, кто уходят с предприятия, обязаны продать свои акции. Желающие приобрести дополнительные акции могут обращаться с заявлением к руководству леспромхоза. Его директор Анатолий Рубцов считает такую систему “не очень рыночной”, но зато позволяющей выжить.

СПЕКУЛЯНТЫ ВМЕСТО ВЕТЕРАНОВ

У входа в здание городской администрации Доска почета для ветеранов. На Доске – ни одной фотографии.

“А где же ветераны?”- спросил я пожилого вахтера. “А кому сейчас нужны ветераны? – искреннее удивился он. – Сейчас на Доску почета надо вешать этих, ну как их…” – он попытался, видимо, вспомнить словосочетание “новые русские”, но не смог и закончил фразу: “Ну, этих, спекулянтов”.

Перефразируя слова Эйнштейна, следует отметить, что мир не может состоять из одних финансовых спекулянтов, как не может состоять лес из одних вьющихся растений. Отечественные спекулянты как правило не намерены вкладывать средства в реальное производство. Красноярск – тому наглядное доказательство. В городе не строится почти ничего. Заканчивают лишь дом для “новых русских” с подземными гаражами и зимними садами. Недостроенным остается цех алюминиевого проката: страна строит по два самолета в год, весь алюминий уходит за рубеж в виде слитков. Так и не завершено строительство мельницы, кондитерской фабрики, института медицинских проблем Севера. Недостроенные здания приходят в упадок, завезенное оборудование растаскивается. При этом областная и городская администрации, по-видимому, исходят из модного когда-то “неолиберального” постулата о том, что рынок сам по себе все расставит на свои места, и занимают странную позицию “невмешательства” в экономику.

В соседнем Ачинске два новых здания все же построены – банка и Налоговой полиции. И уже почти никто не вспоминает, что в оболганное “реформаторами” советское время в крае каждый год вводились в строй новые заводы, тысячи квадратных метров жилья, планировалось строить метро. Нам говорят, что все происходящее – расплата за “грехи” наших отцов. А отцы не могут понять, где и как их обдурили. Бывший директор Ачинского глиноземного комбината 70-летний Иван Чуприянов с горечью говорит: “Обманули они нас, мы и оглянуться не успели”. На вопрос: “Кто они?” ответил неопределенно: “Ну эти, там, в Москве”…

А мне вспомнились слова “реформатора социальной сферы” г-на Сысуева: “Все, что мы делаем для народа, это – гадости для народа”. Воистину так.

Николай КОТИЙ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Если верхи не могут, то зачем нам такие верхи?
Капиталистический учебник… социализма
Хроника партийной жизни
Платить везде, платить за все!
Канун перволедья
В России 40 миллионов акционеров, но надеются Россияне только на свой огород
Энергетики Приморья объявляют забастовку
Несколько новостей для министра образования
Эхо Кавказа в Москве
Секреты хорошей хозяйки
КОГДА НЕТ В ЖИЗНИ УТЕШЕНИЙ, НЕ ПОЙ, НЕ ПЛАЧЬ – СВАРИ ПЕЛЬМЕНЕЙ
Таежные звезды и криминальные тупики
За колючей проволокой оказались не бандиты, а их жертвы
Отношение к революции 1917 года
Монополист и его конкуренты
Великая Октябрьская всегда останется великой
Готовь лопату зимой
“И угль, пылающий огнем, во грудь отверстую водвинул…”
Был ли достигнут “исторический прорыв” на встрече в Красноярске?


««« »»»