ГРАЧЕВСКИЕ РВЫ

В последнее время затрапезная деревня Рвы неожиданно стала объектом паломничества столичных журналистов. Повышенное внимание пишущей братии к одной из самых заброшенных и дышащих на ладан во всей Тульской губернии деревень объясняется просто: здесь прошли детские годы нынешнего министра обороны России.

…Живут сегодня во Рвах одни старики да старухи, а из молодых – те, кому, кроме водки и самогона, больше ничего не нужно. Старожилы деревни, вспоминая своего прославившегося земляка, кручинятся: остался бы этот справный мужичок на селе, может быть, помогли бы сверстникам-погодкам возродить село, сделать его образцовым социалистическим (или капиталистическим).

Нынче на всю деревню – меньше восьмидесяти дворов, из них с десяток позабыты-позаброшены и дома позаколочены. Говорят, что они уже проданы по невиданным для деревни ценам. Оно и понятно – область соседствует с Московской да и сама деревенька – аккурат рядом с Ясной Поляной.

Рассказывают, что в детстве братья Грачевы вместе со сверстниками ходили к могиле Льва Николаевича на лыжах через лес. Кстати, жители деревни о Павле Сергеевиче (тогда просто Паше без обидной приставки “мерседес”) вспоминают по-доброму. Ничем особенным от своих ровесников он не отличался, бедокурить не любил, занимался спортом. Но все это было очень давно, сейчас земляки Грачева видят его очень редко. Приезжал на похороны отца и поминки. А этой зимой после начала событий в Чечне домик, в котором живет мама Павла Сергеевича – Мария Ивановна, несколько дней охранялся омоновцами. Соседи точно не знают, из Москвы ли они приехали или же тульские.

– Были на постое двое парней с машиной, “пушками” и рацией, а потом куда-то уехали, – делится впечатлениями пожилая жительница деревни.

Сама Мария Ивановна много говорить о сыне не стала:

– Больно часто журналисты на огонек ко мне стали заглядывать. О детстве Паши все им поведала. А какой сын стал сейчас, и сама не знаю. Как уехал четверть века назад, так с тех пор вижу его раз в год. Живу одна. Всю жизнь на селе проработала, легко разве? А тут еще о детях сердце болит.

– Вся деревня начиналась с Грачевых, Суворовых, Морковкиных, Бобылевых, – вступает в разговор житель Тулы, приехавший на побывку во Рвы к родителям. – Я на 10 лет старше Паши, в 50-е был первым гармонистом на деревне. Но уже тогда все пошло на спад, люди стали уезжать. Да и какой резон тут жить? Окрест – ни транспорта, ни живой души. Пока от деревни доедешь до большого поселка Косая гора, раза три лбом о стекло трахнешься либо вовсе в яму угодишь, из которой без подмоги не выбраться. А Паша, он работящий был, как и его отец с матерью и дед с бабкой. Я его стариков еще застал молодыми, здоровыми. Работали на Косогорском металлургическом заводе. Кстати, название деревни появилось не случайно: она расположена буквально на рвах, откуда добывали железную руду.

В родной деревне Грачев окончил только четырехлетнюю школу. Хорошо, что успел: сейчас и ее сломали. А аттестат зрелости будущий министр получал в 46-й косогорской школе. До нее от своей деревни ходил пешком. И сейчас добраться до поселка проблематично. В школе осталось только двое учителей, помнящих Грачева. Нынешний директор, а в 60-е учитель истории Вячеслав Борисович Любимов вспоминает:

— Грачев особым усердием в учебе не отличался, но и больших забот педагогам не приносил. Запомнил я его только из-за фамилии. Были среди его одноклассников личности поярче. Никто и не думал, что Павел займет когда-то такой высокий пост.

Другой педагог своего ученика Пашу Грачева характеризует как спокойного, сдержанного паренька, звезд с неба не хватавшего, но и не замыкавшего шеренгу однолеток. Короче говоря, середнячок. В родной школе Грачев после ее окончания ни разу не был. И никаких альбомов с его фотографиями не сохранилось. А встретиться с сегодняшними школьниками ему бы вовсе не помешало. Старшеклассники здесь резвые, разговорчивые. О своем земляке говорят с долей иронии: мол, приедет, может, и “по знакомству” от службы в армии освободит. Многие земляки-то в Чечню служить попали.

…Уже уезжая из Тулы, в гостинице я случайно познакомился с одноклассницей Павла Сергеевича:

— Мы жили на Косой горе, считались городскими, а он и его друзья – деревенскими. Паша был робкий и нам дружбы не предлагал, наверное, довольствовался общением с девушками из своей деревни. А недавно приехал в Тулу на машине с мигалкой и охраной. На кривой козе теперь к нему не подъедешь. Да и ни к чему мне ему о знакомстве напоминать. Никакого дела до него бы не было, лишь бы детей наших на гибель не посылал. Из Чечни в Тулу уже и раненых привозят, и гробы цинковые.

Наверное, есть в словах жителей деревни Рвы своя сермяжная правда. Останься Павел Сергеевич после школы на малой родине – и стране бы польза была, и работящих мужиков на деревне прибавилось бы.

Андрей КНЯЗЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

С ПЕСНЕЙ – ПРОТИВ ПОХМЕЛЬЯ
ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ
Пресс-компот
ВАДИМ БАЙКОВ: АРИФМЕТИКА САМА ПО СЕБЕ НЕ МЕД,
Александр Градский: ОТ ХОЗЕ ДО «БЛЮЗА»
МОЯ МАТЬ НЕ ЛОЖИЛАСЬ НА РЕЛЬСЫ
ЧЕСЛАВ МЛЫННИК: ПОРА ВВОДИТЬ ТЕРМИН “ВРАГ НАРОДА”
Сашко-Под крестом (Word)
ПЧ-Додолев


««« »»»