Перспективы блока Рыбкина

1. Насколько, по Вашему мнению, “левоцентричен” блок Рыбкина?

2. Каковы, по Вашему мнению, перспективы блока Рыбкина?

СТАНИСЛАВ АССЕКРИТОВ,

первый вице-президент Фонда “Реформа”

9

7

КОНСТАНТИН ЗАТУЛИН,

3

0.7

МИХАИЛ МИТЮКОВ,

заместитель Председателя Госдумы РФ

5

6

ИГОРЬ КЛЯМКИН,

политолог, руководитель аналитического центра фонда “Общественное мнение”

8

3

СЕРГЕЙ ЮШЕНКОВ,

председатель комитета Госдумы по обороне

6

7

СТАНИСЛАВ АССЕКРИТОВ:

1. С точки зрения программных целей и состава вошедших партий, можно смело называть этот блок левоцентристским. Однако, не все политические организации левого центра примкнули к Рыбкину. Например, в блоке не хватает одной из старейших партий – ДПР, неясна позиция аграриев. Поэтому я не могу поставить высший балл – блок пока еще не вобрал все левоцентристские партии.

2. О реальных перспективах говорить пока рано, поскольку еще не оформлена программа блока. Хотя и говорят, что избиратель идет за лидерами, а не за программами, моя точка зрения – избиратель должен знать, куда его зовут и что ему предлагают. На сегодня блок может рассчитывать на 8-10% голосов, в этом плане он уже сейчас равноценен другим политическим объединениям, имеющим свой определенный электорат. Если блок сохранит имидж конструктивной открытой оппозиции правительственному курсу, его шансы будут возрастать.

1. Я бы не торопился объявлять блок Рыбкина “левым центром” просто потому, что в переходный период при нарастании кричащих противоречий между бедными и богатыми пресловутый центр активно растаскивается к полюсам. Будет или нет блок И.П.Рыбкина со товарищи левым центром зависит не от них, а от того, что же останется “левым” и кто будет “правым” в результате выборов.

Что касается лично И.П.Рыбкина, то на глазах у избирателей он совершает вошедший в традицию переход от руководителя фракции “Коммунисты России” в Верховном Совете до ближайшего партнера “партии власти” (уже заявлено о возможности избирательного соглашения между И.П.Рыбкиным и В.С.Черномырдиным по выдвижению кандидатов в одномандатных округах). Возникает тривиальный вопрос: можно ли считать левыми или даже “левыми полусредними” сотрудников власти, выступившей могильщиком Союза и коммунизма? Если Рыбкин-95 – левый, то значит победитель дракона стал драконом сам.

2. Блок И.П.Рыбкина – при отсутствии слишком горячего сочувствия со стороны местных избирательных комиссий – может претендовать на преодоление барьера и получение 5-7 процентов мандатов по общефедеральному партийному списку. Это, я думаю, предельный электорат, до сих пор поклоняющийся если не М.С.Горбачеву, то горбачевским добродетелям. Иван Петрович как раз и является носителем горбачевского подхода, стиля и метода в Пятой Государственой Думе. Разве “мы обречены на согласие” сильно отличается от “нового мышления” и “человеческого измерения”?

Именно то, что Иван Петрович показал себя способным спикером, может стать серьезным изъяном для политического лидера, обязанного не только сглаживать углы, но и формулировать цели, альтернативы. Отсутствие политического лица не позволит избирателям толком разобраться – за какого Рыбкина (образца 1991, 1993 или 1995 года?) они голосуют.

ИГОРЬ КЛЯМКИН:

1. Блок Рыбкина настолько же левоцентричен, насколько левоцентричны все партии левее Гайдара и правее Зюганова. Существует уже масса организации, претендующих на нишу “левого центра” – организаций, как уже вошедших в блок, так и вне его. На эту нишу претендуют и Явлинский, и Хакамада, и аграрии, и ДПР. Но у блока Рыбкина, в отличие от аграриев, своего ангажированного электората нет – на имя Рыбкина сейчас “реагирует” около 1% избирателей. Для избирателя слова “левый центр” ничего не значат.

2. Я думаю, блок может рассчитывать максимум на 10% от числа пришедших. А если учесть “неукорененность” блока в сознании избирателя, “привязку” к Президенту (поскольку блок якобы создан по его указке), то блок и своих пяти процентов не соберет. Кроме того, главы администраций на местах в сложном положении – работать сразу на два блока невозможно. Кроме того, непонятен окончательный состав блока. Рыбкину будет трудно осваивать эту политическую нишу, учитывая слишком большую конкуренцию в ней.

МИХАИЛ МИТЮКОВ:

1. Блок Ивана Петровича Рыбкина – это пока попытка создания левоцентристского блока и, в какой-то мере, она удается. Конечно, с его формированием ситуация затянулась… Объясняется это, мне кажется, тем, что в представлении многих и блок Рыбкина, и блок Черномырдина инициированы сверху, а это вызывало негативный общественный резонанс.

Что касается ориентации блока Рыбкина, то, как и все остальные, заявленные центристскими, он этому статусу пока не отвечает. Здесь мы видим лишь первый подступ к идее. Но, если судить по составу субъектов блока, подписавших соглашение на сегодня, левоцентризм может и реально воплотиться в структуре рыбкинского блока. Я оценил бы шансы к этому как удовлетворительные.

2. Учитывая личный имидж спикера Госдумы, вполне возможно преодоление его избирательным блоком заветного 5-процентного барьера.

СЕРГЕЙ ЮШЕНКОВ:

1. По тем декларациям, что я слышу, это действительно левый центр. Хотя в блоке много различных представителей, в целом блок Рыбкина занимает эту нишу.

Собственные взгляды Рыбкина с 1990 года пережили плавную трансформацию от умеренно-коммунистических к социалистическим, а сейчас – к социал-демократическим. Однако, если западную социал-демократию принять за 10, то самому Рыбкину я бы поставил 8-9, а его блоку – 6.

2. Несмотря на пессимистические оценки, я думаю, что блок преодолеет пятипроцентный барьер. Я бы даже желал, чтобы он взял больше. Интересы социалистического электората, на мой взгляд, выражает именно Рыбкин. Зюганов и Лапшин – не являются чистыми носителями социалистической идеи.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МОСКВА – СТОЛИЦА НАШЕЙ РОДИНЫ? ВЗГЛЯД ИЗ СИБИРИ
ВОЙНА НА БАЛКАНАХ И РОССИЯ
ЕВРАЗИЙСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ ПО-КАЗАХСКИ
ЗАГАДКА “ЧЕРНОГО ВТОРНИКА ИЛИ “ФОРОС В СОЧИ”
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
“КИНА НЕ БУДЕТ!”


««« »»»