СОСТОИТСЯ ЛИ ЛЕВОЦЕНТРИСТСКИЙ БЛОК РЫБКИНА?

Ни для кого не секрет, что объявленная Президентом идея создания левоцентристского и правоцентристского блоков во главе с Черномырдиным и Рыбкиным, застала последнего врасплох. Если Черномырдину потребовались лишь считанные дни для формирования своего блока, то Рыбкин до сих пор держит паузу, заставляя теряться в догадках как сторонников, так и конкурентов. Тому есть серьезные причины.

Иван Петрович Рыбкин, конечно же, рассматривал себя в качестве конструктивной оппозиции Правительству и Президенту. Однако в силу особенностей своего положения спикера и, во многом, из-за печальных воспоминаний о судьбе прежнего Верховного Совета, был вынужден выступать в роли человека, сглаживающего острые углы. С одной стороны, нужно было находить компромиссные решения с фракциями, имеющими серьезные конфликтующие интересы. С другой – попытаться исправить несколько подпорченный со времен Хасбулатова “имидж” парламента, как исключительно деструктивного института в политической системе. Тактика, выбранная главой Парламента, дала достаточно плодотворные результаты. Дума, при всей фрагментарности своего состава, оказалась вполне дееспособной, о чем свидетельствуют многочисленные принятые законы. Впервые между законодательной и исполнительной властями сложились отношения конструктивного взаимодействия.

Однако, стремясь к согласию и стабильности, Рыбкин не всегда достаточно рельефно выражал собственные политические позиции. Многим это дало основание подозревать спикера Думы в их отсутствии и поставить под сомнение реальность его дистанции от Правительства и Президента. Вот почему благословение Ельцина на создание двух блоков, которые, по его мнению, должны обеспечить стабильность в России, рассматривается некоторыми аналитиками как медвежья услуга Рыбкину со стороны Президента. Одновременно многими оппозиционными политическими силами было высказано мнение, что создается два карманных пропрезидентских блока, между которыми не может быть существенных различий.

Вся совокупность вышеназванных факторов поставила потенциального лидера левоцентристов в сложное положение, препятствуя формированию у политиков и электората образа Рыбкина как реальной альтернативной фигуры Черномырдину. На мой взгляд, это одна из причин затянувшейся паузы Ивана Петровича.

Вторая причина связана с болезненной для него проблемой выяснения отношений с собственной партией. Эту проблему усугубил лидер аграриев Михаил Лапшин, объявив, что его партия ни в какие блоки не вступает и пойдет на выборы в Думу самостоятельно.

Таким образом, как “двухблоковая” идея Президента, так и заявление Лапшина заставляют Рыбкина принять очень важные решения, которые могут определить все его дальнейшее политическое будущее.

В сложившейся ситуации Иван Петрович Рыбкин оказался перед выбором: либо подчиниться партийному лидеру и таким образом похоронить себя как реального политика, либо использовать уникальный шанс и доказать, что у него есть что предложить обществу и политическим силам. В первом случае он остается в обозе честолюбивого и энергичного Лапшина, который видит себя в качестве кандидата на пост Президента на выборах 1996 г., во втором – начинает новый этап своей политической карьеры в качестве самостоятельного политического деятеля.

Как мне кажется, Рыбкин, используя свой шанс, очень скоро закончит “паузу” началом энергичных действий. Именно на этом пути Иван Петрович может добавить к своему образу “Мастера компромисса” черты настоящего политического лидера, необходимые для публичной политики. Эти новые качества потребуют от него быть более жестким, рельефным и определенным по ключевым вопросам российской политики. Ему придется четко формулировать идеи, которые отличали бы его от многих других претендентов на политический Олимп. Только в этом случае Рыбкину удастся преодолеть округленность своего “имиджа”, так необходимого для роли спикера, но явно недостаточного, чтобы претендовать на большее. К тому же, российский народ уже испытал на себе все “прелести” округленности и невнятности Горбачева за годы Перестройки.

Началом обретения необходимого политического имиджа для Рыбкина может стать объявление собственной избирательной кампании и призыв объединяться вокруг него всех социал-демократических и социал-патриотических сил. По просочившимся в печать сведениям, еще до официального заявления о создании левоцентристского блока, уже сформировалось некое движение в качестве возможного ядра будущего блока под названием “Согласие”. Если даже приведенный список партий, движений и политических сил, названных в печати, и не совсем точен, вполне можно допустить, что естественными участниками рыбкинского блока могут стать “Народная Партия “Свободная Россия” Василия Липицкого, “Социалистическая партия трудящихся” Людмилы Вартазаровой, “Федерация Независимых Профсоюзов” Михаила Шмакова, ряд независимых отраслевых профсоюзов, молодежные организации и лидеры региональных законодательных собраний. К такому блоку могут примкнуть творческие союзы, объединяющие часть российской интеллигенции, критически настроенную по отношению к Ельцину и Черномырдину, но опасающуюся радикальных потрясений. Эта интеллигенция готова поддержать Рыбкина как возможную альтернативу нынешним властям и одновременно гаранта стабильности российской политики.

Стихия избирательных баталий потребует от главы Парламента быть более решительным в критике ошибок и провалов в политике нынешних властей и предложить, отличную от правительственной, программу выхода страны из глубокого социально-экономического кризиса. И здесь, мне кажется, Рыбкин своей солидностью может привлечь к работе над платформой левоцентристов крупные интеллектуальные силы из многих научных фондов и все еще действующих академических институтов.

Следует особо остановиться на возможных отношениях Рыбкина с аграрной партией и КПРФ. Учитывая, что он был популярен как в той, так и в другой партиях, было бы неразумно не попытаться привлечь на свою сторону хотя бы часть аграриев и коммунистов. Это позволило бы бороться с Лапшиным и Зюгановым на их территории, где сам Рыбкин имел достаточно прочные позиции. Думаю, для подобной борьбы у него могут быть действенные рычаги как административно-финансового, так и интеллектуального воздействия.

Итак, можно смело предполагать, что Рыбкин очень скоро даст “отмашку” официальному оформлению своего блока. Без сомнения, его левый центр станет притягательным не только для уже перечисленных партий и сил, но и других общественно-политических движений, которые ищут свое место и политических союзников в избирательной борьбе как на выборах в Государственную Думу, так и на президентских выборах 1996 года.

Мартин ШАККУМ


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

3 июня в Колонном зале Дома Союзов состоится конференция общественно-политического движения “Мое Отечество”
О СТИЛЕ ОТНОШЕНИЙ РАЗЛУЧЕННЫХ ВЛАСТЕЙ
СВОДКА ПО МАТЕРИАЛАМ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ
К вопросу об общественном идеале
ВТОРОГОДНИК ГЛАЗЬЕВ
Как Вы оцениваете возможность формирования левоцентристского блока (Рыбкина)?
К вопросу о новом “Российском чуде”
На прошлой неделе в Международном фонде экономических и социальных реформ был проведен “Круглый стол”


««« »»»