СОСТОИТСЯ ЛИ БЛОК РЫБКИНА?

БЕЗУСЛОВНО…

Не только не утихают, но даже усиливаются страсти вокруг спикера Госдумы Ивана Рыбкина и возглавляемого им блока. Журналистскую братию особо взяло за живое решение профсоюзов (Шмакова) и промпартии (Щербакова) о выходе из блока. Незамедлительно и безаппеляционно сделаны оргвыводы – Рыбкин провалился. А так ли?

Выход двух организаций из блока, насчитывающего около 50 партий, движений и общественных организаций, вряд ли можно расценивать как развал блока и, тем более, как его крах. Да, обе организации представляли большой интерес для блока и, естественно, на их организационную помощь рассчитывали все его участники. Но в этом плане пробел восполним – региональные штабы можно создавать и не на базе облсовпрофов. С точки зрения финансового обеспечения выборной кампании ни один из выбывших подписантов не нанес какого-либо урона, ибо и профсоюзы и промпартия не являются богатыми спонсорами. Так что – это тоже восполнимо.

На данное отмежевание и желание идти на выборы самостоятельно лучше смотреть с другой стороны – от конечной цели. В Думе необходимо собрать здравомыслящее большинство. Собрать единомышленников, имеющих общее понимание и конструктивную программу действий. Блокирование до выборов сужает возможности солидных партий провести в Думу максимальное число кандидатов – список не резиновый. Поэтому, если единомышленники проходят по разным спискам самостоятельно, в этом нет трагедии, ибо ничто не мешает им в последующем образовать единую фракцию.

И профсоюзы, и промпартия стоят на той же платформе, что и блок Рыбкина. Об этом можно говорить с полной уверенностью потому, что идеологические принципы блока долго притирались с их участием. Многие их требования полностью вошли в программные документы. Это все силы левого центра, и расхождений между ними по крупному – нет.

Главная претензия Михаила Шмакова, что Рыбкин, мол, недостаточно оппозиционен Правительству, неубедительна. Противостояние определяется не столько громкими и резкими выпадами в адрес Черномырдина, сколько наличием конструктивной альтернативной программы. А таковая имеется и в свое время будет озвучена.

То, что Рыбкин долго молчал, лишний раз свидетельствует о серьезности этого незаурядного, гибкого политика. О чем можно было вещать, если процесс согласования программных документов только-только завершился. Ведь отличительной чертой блока является то, что это, по-существу, общенациональное движение. Здесь есть и ветераны и студенты, рабочие и работодатели, вкладчики и банкиры, генералы и академики, деловые женщины и просто матери своих детей. Их много, но они стали едиными. Вот что важно! А подняться над интересами каждой, скажем так, “отраслевой” партии до общенационального, государственного уровня далеко не просто. Поэтому и процесс выработки согласованной платформы был столь кропотлив и долог. Теперь он завершен, и блок, конечно же, о себе заявит со всей определенностью.

В этой связи очень странными выглядят выпады заказных публицистов в адрес еще не оглашенных программных документов блока. Якобы, они полностью совпадают с правительственными. И причину тоже нашли. Мол, блоки Черномырдина – Рыбкина создавались по указке Президента, им заранее определили роли и всучили прописанные правила поведения. Поэтому Рыбкин не может, по определению, даже критиковать своего соперника.

Если строго следовать такой логике, то вряд ли контролируемая властью пресса могла позволить себе так злобно наброситься на спикера Думы, будь он действительно ставленником царя. Вряд ли и Рыбкин позволил бы Политсовету блока принять основные принципы, из которых ясно видно, что левоцентристы категорически не согласны с политикой, проводимой нынешней властью. Прочтите, как они оценивают сложившуюся ситуацию, как клеймят пагубный курс развала некогда великой державы.

Черномырдин говорит о стабилизации, о том, что жить стало лучше и веселей. Рыбкин говорит, что стоят фабрики и заводы, люди с трудом сводят концы с концами, что царит разгул преступности и коррупции. Разве это схожие позиции?

“Партия власти” провозглашает социальную ориентацию рынка, что действительно делают многие, в том числе и Рыбкин. Но власти целый год не хотят погасить свой долг по зарплате госслужащим, оставили наших детей без учебников, выкинули за черту бедности сорок с лишним миллионов россиян, палец о палец не ударили, чтобы прервать длинющую цепь убийств предпринимателей. Где же понятие “социальный”? Где – на деле, в жизни?

Прогнившая до мозга костей власть и сегодня в своих партийных лозунгах не может изменить образ своего мышления. Их “социальная” направленность выглядит как какой-то бред. В программе “домушников” есть, например, намерение “содействовать семьям в выполнении основных функций”. Кто конкретно от этой партии жаждет залезть в чью-то личную постель? Откуда все это? Они декларируют, что хотят “обеспечить социальное равенство между женщинами и мужчинами в семье”. Не иначе, как по директиве будут мужиков окорачивать. Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Хотя, может быть, это кого-то и подталкивает к урнам.

Блок Рыбкина красной нитью проводит подлинно человечные принципы: социальной справедливости, правопорядка, законности, созидания. Люди дела – они и предлагают дело. Реальное и полезное. Добиваться повышения доходов, не допускать задержек в зарплате, вернуть деньги, украденные у населения различными аферистами, и те, что обесценились в сбербанках. Жестоко наказать всех, кто пытается обокрасть граждан.

Будучи командой профессионалов, рыбкинцы знают, как создать условия для подъема материального производства, как заинтересовать предпринимателя в увеличении производства товаров, как привлечь деньги в нашу отечественную, а не зарубежную экономику. Принципы созидания имеют право провозглашать лишь те, кто не участвует сегодня в разрушении российской экономики, в разбазаривании ее богатств. Да, говорят левоцентристы, мы построим общество с мощной экономической системой, опирающейся в первую очередь на внутренние источники, на собственный интеллектуальный, природный и технический потенциалы. Да, говорят левоцентристы, мы наведем порядок в стране, обеспечим защиту каждого гражданина и законности в целом. Мы выдвигаем лозунг: сильные регионы – сильный центр – единая сильная Россия. .

Если “партия власти” без зазрения совести говорит о том, что она (дословно) “будет бороться с преступностью путем очищения государственного аппарата и правоохранительных органов от коррумпированных чиновников и лиц с криминальным прошлым”, то нет нужды даже спрашивать у них, как такие люди попали в аппарат. В блоке Рыбкина и далеко за его пределами все понимают, что не чиновники разгуливают по улицам с автоматами, устраивают кровавые разборки и засады снайперов. Их вина безусловно есть, но, в первую очередь, надо бороться с преступностью, уничтожая корни ее рождения и существования.

Правительство имитирует деятельность в том или ином направлении, взяв на вооружение старый принцип КПСС – кадровые перестановки. Сняли министра МВД, пересадили в более спокойное место – показали, что борются за порядок. Сняли министра финансов и председателя Центробанка – это, якобы, забота о стабилизации финансов и рубля. Поменяли министра экономики – общая экономическая стратегия, якобы, преобразилась. Простой люд начинает ждать перемен, а их все нет. Да и быть не может – никто и ни за что в Правительстве не отвечает перед народом. Реформы давно в клубок свернулись – есть лишь латание дыр, лихорадочные телодвижения в том или ином месте социальных вспышек. Ну и, конечно, решение личных проблем.

Весь этот бардак давно надоел народу. Он устраивает лишь маленькую группку людей, наживающихся на общей беде страны. И не только Рыбкин объявил войну этому беспределу. Левый центр – понятие широкое. Блок Рыбкина не всех пока объединил с юридической точки зрения. Но интересы многих не вошедших он все же отражает. Рыбкин – опытный политик, стратег, рассчитывающий на несколько ходов вперед. Он многократно и неустанно говорит об открытости своего блока. И ДПРовцы, и аграрии, и раздробленные соцпартии, хотя и идут своим параллельным путем, рано или поздно образуют единое монолитное целое.

Цели одни, задачи общие.

Рано говорить об успехе, но прогнозировать его можно с большой степенью уверенности.

СТАНИСЛАВ АССЕКРИТОВ,

Первый вице-президент

Международного фонда “Реформа”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПРИВАТИЗАЦИЯ: НЕ ОСКУДЕЕТ РУКА ДАЮЩЕГО
“Ценность” ценной бумаги
ЕЩЕ РАЗ О БЛОКЕ РЫБКИНА
МОЖЕТ БЫТЬ…
БЕСПРИСТРАСТНЫЙ-2
Безответственность политиков


««« »»»