Лунный камень

На заре перестройки наряду с другими “эпохальными открытиями” в области общественного устройства лукавые “прорабы” поведали нам, что причина нашей бедности и растущего отставания от Запада заключается в нелепой гигантомании, когда во имя ложно понятого престижа страны мы вбухиваем средства в проекты века, не приносящие никакой отдачи.

Естественно, больше всего досталось от приземленных “прорабов” программам освоения космоса. Как же так, возмущались они, народ из Можайска в Москву за колбасой на электричках ездит, а они на орбиту станции выводят и к Марсу космические аппараты запускают, от которых простому человеку – ни вару, ни товару.

ЗОЛОТЫЕ ЗАКОЛКИ

В самом деле, думали тогда многие из нас, зачем осваивать космос, строить авианосцы, содержать военные базы за рубежом, финансировать какие-то там синхрофазотроны? Давайте спустимся с небес на землю, на военных предприятиях будем делать сковородки с тефлоновым покрытием и соковыжималки с компьютерным программированием – и заживем, как на Западе.

Мечты внезапно стали явью. На одном из предприятий ВПК в Тушине было решено наладить выпуск заколок для волос. Дело нехитрое. Это от производства заколок до освоения выпуска ракет человечество шло сотни лет, а обратный путь недолог. Но вот беда: стоимость этих заколок с учетом амортизационных отчислений на сверхсовременное оборудование оказалась ровно такой, как если бы они были сделаны из чистого золота!

ЕСТЬ ТАКИЕ СТРАНЫ!

В принципе руководству нашей страны не было никакой необходимости осуществлять предложенный унылыми “прорабами” грандиозный эксперимент на практике. Его несложно было провести мысленно, перенесясь, например, в такие страны, как Гаити или Доминиканская Республика; можно и в ту, и в другую – они расположены на одном острове. Эти страны не тратят гигантских средств на космические станции, не строят ни авианосцы, ни атомные подводные лодки, ни самолеты-разведчики, развивающие скорость 3 800 километров в час; там не делают операций по пересадке сердца и легких, не создают противораковых препаратов и не обдумывают возможность клонирования человека. Словом, никакой гигантомании, все скромно и просто.

Но эта простота хуже воровства, хотя и воровства там тоже хватает. У этих “банановых республик” отсутствуют глобальные амбиции, а люди почему-то живут в крайней нищете, несмотря на то, что климат там в сто, да нет, в тысячу раз благоприятнее российского; урожаи собирают по три раза в год, а о проблемах замерзания городов в Приморье знают только особо продвинутые граждане, смотрящие Си-эн-эн.

Из этого тропического рая, каким он видится заезжим иностранцам, люди стараются сбежать всеми доступными способами. Недавно газеты писали о том, как человек сто доминиканцев устремились бороздить океан в поисках лучшей доли на каком-то утлом суденышке, которое сбилось с курса, и его носило по морям, по волнам чуть ли не месяц, в течение которого несчастные путешественники принялись от голода пожирать друг друга.

И куда же они направлялись? В Соединенные Штаты Америки – в страну, инвестирующую миллиарды долларов в создание системы ПРО с элементами космического базирования, от которой никогда и никому не будет никакой прямой отдачи и которая вообще вряд ли будет задействована. В страну, строящую новейшие авианосцы и подводные лодки, хотя ни один флот в мире ни в каком обозримом будущем не способен соперничать с американским. В страну, выделяющую огромные средства на исследования, например генетического кода человека, которые в ближайшие 10 лет уж точно никакой прибыли не дадут.

В страну, истратившую 20 миллиардов долларов (в нынешнем исчислении – около 100 миллиардов) на то, чтобы американские астронавты смогли прогуляться по Луне, а ведь эта программа так и не принесла ни единого цента отдачи. По словам конструктора советских ракет академика Василия Мишина, стоимость одного карата лунного камня оказалась выше стоимости карата бриллианта!

Но этот лунный камень и в самом деле того стоил! Никогда не соглашусь с теми, кто полагает, что эти деньги были потрачены зря!

Полет на Луну не оставил сомнений в том, кому принадлежит мировое технологическое лидерство. И не только технологическое…

НАУКА И РЕЛИГИЯ

Очевидно, не надо было пережить горбачевскую “катастройку” (термин философа Александра Зиновьева) и сокрушительные ельцинские “реформы”, чтобы понять: мировое технологическое и, как следствие, духовное лидерство – это не абстракция, а вполне реальная, материальная сила, обеспечивающая процветание страны. Она мобилизует людей в тысячу раз больше, чем любые финансовые стимулы или самое жестокое принуждение.

Конечно же, СССР не мог тягаться со всем Западом по всем направлениям военного и технологического соревнования. Нам не было необходимости строить 70 тысяч танков или тем более хранить сотни тонн химического оружия первого поколения вроде иприта или люизита. У нас не было никаких шансов догнать Японию и США в сфере гражданского автомобилестроения.

Быть первыми следовало на восходящих волнах технологического прогресса, определить которые, конечно же, не всегда легко. Мы проспали информационную, компьютерную революцию, но это отставание тогда еще было преодолимо.

Освоение космоса… Долгие годы, начиная с 12 апреля 1961 года, лидерство СССР здесь никем не оспаривалось. Это была не только наука, не просто технология. Это была своего рода религия, объединяющая и мобилизующая идея для целого поколения советских людей. Как-то уж так получилось, что она легла на наши души. Может быть, потому, что у нас был Циолковский. А может, благодаря полету Юрия Гагарина, ставшему одним из главных событий ХХ века.

Хорошо помню день, когда на орбиту были выведены один за другим три пилотируемых экипажа. И помню, как, слушая это сообщение на ВДНХ, люди останавливались, обнимались, как площадь перед фонтаном буквально взрывалась возгласами ликования. И никакой КГБ их это делать не заставлял!

Помню и гибель трех советских космонавтов Владислава Волкова, Георгия Добровольского, Виктора Пацаева летом 1971 года. В этот день люди на подмосковном пляже не играли в волейбол, не ловили рыбу – был день всеобщей скорби.

Пока мы были первыми в космосе, большинство из нас верило, что и во всем другом мы тоже первые; как пели тогда в шутливой песенке: “Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, и даже в области балета мы впереди планеты всей”.

И потому объективно лидерство в космической гонке было для нас важнее, чем даже в гонке вооружений. И уж лучше было нам иметь на 3 тысячи ядерных зарядов на стратегических носителях меньше, чем допустить, что американцы первыми высадились на Луну. Отсутствие адекватного ответа со стороны СССР на это величайшее достижение века, будь то полет пилотируемого космического корабля на Марс или нечто в этом роде, в решающей степени предопределило крах советской системы.

Было проиграно, причем не только в СССР, но и во всем мире, соревнование за души людей, которые окончательно обратили свой взор к Америке – “сверкающему храму на холме”. Вдруг оказалось, что американцы не только первыми высадились на Луну, но и телевизоры и магнитолы у них лучше, и джинсы моднее, и музыка популярнее, и фильмы круче. Словом, все у нас посыпалось в головах, а вслед за тем, через какие-то 20 лет – что за срок по историческим меркам?! – и в стране.

Примечательно, что окончательно добила советский строй Стратегическая оборонная инициатива Рональда Рейгана – гигантский утопический проект “звездных войн”, ошеломивший советское руководство и вынудивший его занять оборонительную позицию по всем направлениям глобального противостояния, а затем и приступить к последовательной сдаче всех рубежей – одного за другим.

Далекий от технических проблем ковбой из Голливуда, он и сам до конца не знал, можно ли создать “космический шит” для отражения советской ракетной угрозы или нет, но он ощущал, что в условиях наивысшего и, возможно, уже последнего напряжения сил в грандиозном глобальном противостоянии с советским блоком стране как воздух необходима столь же грандиозная вдохновляющая идея. Он требовал от нации невозможного – и потому был величайшим реалистом в политике.

В ОДНУ РЕКУ НЕ ВОЙТИ ДВАЖДЫ. НО…

Конечно, в одну и ту же реку не войти дважды. Нелепо было бы немедленно возобновить гонку за космическое лидерство и уж тем более соперничать с США в развертывании национальной системы ПРО. Но рано или поздно вопрос о мировом лидерстве России на передовых направлениях науки и технологии обязательно возникнет. Другими путями мы достойного места в мировом сообществе не займем. Ни в каком обозримом будущем цены на нефть и цветные металлы, основные предметы нынешнего российского экспорта, не устремятся в заоблачные выси. Нам придется полагаться не столько на природные богатства, сколько на интеллектуальный и технологический потенциал. И здесь необходимо прежде всего сохранить и развить то, что у нас уже имеется, что создано интеллектом и трудом многих поколений. Ведь целый ряд российских предприятий по-прежнему способен выпускать высокотехнологичную продукцию (как, например, ракетные двигатели на предприятии “Энергомаш” в Химках, где я недавно побывал), не только не уступающую, но и превосходящую американские аналоги. К сожалению, в целом доля России в производстве космической техники в мире упала уже ниже 3 %, а на мировых рынках высоких технологий она составляет менее 1 %.

Почему бы не подумать о создании нового министерства высоких технологий, которое осуществляло бы планирование научно-технического прогресса, могло бы наметить те направления, где мы действительно имеем реальные шансы стать первыми, гарантировало бы инвестиции в перспективные направления НТП?

Представляю, как возмутятся сторонники свободного рынка и дерегулирования всего и вся. Но дело в том, что в этой идее нет ничего антирыночного. Во всех странах мира дерегулирование экономики не затронуло высокотехнологичные отрасли. Напротив, роль государства в них возросла, особенно в том, что касается поддержки инновационной и инвестиционной активности.

Нам снова говорят, что мы бедная страна, что у нас нет ресурсов на глобальные проекты. Эта логика опровергается всей мировой историей. В октябре 1941 года СССР по сравнению с территорией, занятой Германией, имел и меньше ресурсов, и меньше вооружений. Еще более катастрофическая ситуация сложилась летом 1942 года. Перелом в войне был достигнут не благодаря перевесу в ресурсах, а исключительно благодаря силе духа и вере народа в собственную историческую правоту.

Сегодня мы не собираемся ни с кем воевать. Наш путь – интеграция в мировое сообщество. Но интеграция в качестве интересного, высокоразвитого, равноправного партнера, а не в роли мальчиков для битья или “порученцев” Запада.

Высокие технологии – это и есть тот самый “лунный камень”, который на протяжении веков искали люди, верящие, что он способен принести его обладателям богатство и процветание.


Мартин Шаккум


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТВ-ЗВЕЗДЫ ТОЖЕ ПЛАЧУТ?
БРИТАНЦЫ-ОТШЕЛЬНИКИ
СДЕЛАЙТЕ МНЕ КРАСИВО!
КАК ВЫБРАТЬ СЕБЕ ПАРУ
Праздник козла. Репортаж из Санто-Доминго
На мотив песни “Летят перелетные птицы”
“НАШЕ ВСЕ” ИЛИ “ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДУБИНА”?
Я – СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ РОСТОК…
МУЖИК ПО ИМЕНИ ЛОЛИТА
НАБРОСКИ К ПОРТРЕТУ ПОКОЛЕНИЯ
INTERNATIONAL FILM FESTIVAL in SOCHI’2001
ЧУДАКИ НА БУКВУ “М”
ЭТО НЕ КИНО
ВОПРОСЫ НЕДЕЛИ:
ГОЛАЯ ПРАВДА


«««