Фб-Взгляд

Сбербанк России – все же отвратительный банк. Заплатил штраф ГИБДД с его отвратительной карты он-лайн. Платеж прошел. Проверяю через несколько дней – штраф на сайте Управление ГИБДД ГУ МВД РФ висит. Звоню в отвратительный банк. Говорят пишите заявление. Написал. Приходит сообщение – все оплачено. Проверяю сайт ГИБДД – штраф висит. Звоню в отвратительный банк. Разговариваю с некоей Ксенией номер 28393. Отвечает, чтобы я сам топал в любой банк, брал у них справку об оплате и как-то пытался бы эту справку отдать в ГИБДД. Кто это пытался делать, знают, что сделать это невозможно. Была у меня такая же ситуация с другим банком – решили все за 10 минут. А отвратительный Сбербанк России, Москва, Вавилова, 19 не может.

Михаил ДЕГТЯРЬ.

Почему мне не нравится ремонт Тверской. Потому что взяли и сделали маме пластику лица. Она стала красивой и молодой. Но это не мамино лицо. Впрочем, ей все время делают пластику – то хуже, то лучше. Это уже давно не мама. Лужкова ругали за Царицынский дворец – нельзя строить древности, которых не было. Собянин делает Москву, которой не было. Если Венецию пытаются сохранить, и это залог бешенного туризма – от желания прикоснуться к вечности, то Москва Собянина – город из ниоткуда. Что это за город? В чем его особенность? Он русский или немецкий? Сколько ему лет?

Нисколько.

Я мог бы написать еще тысячу слов, но уже поздно.

Андрей ДОБРОВ.

Несколько раз в жизни у меня были романы с еврейскими девушками – настоящими еврейскими девушками, рядом с которыми вспоминается Башевис Зингер, а не телеканал «Дождь», – и это был опыт страшный и прекрасный, о котором я вспоминаю со смесью ужаса и восторга.

Дело в том, что в России огромную роль играют социальные различия, весь 1917 год из них вышел.

Огромную роль играет мучительный, неизбывный зазор между «культурой» и «нормой», «интеллигенцией» и «народом», «ботаниками» и «мужиками», и далее по банальному списку.

Вспомните, как наш премьер-министр трогательно пытается придать своему голосу жесткое, решительное звучание, как старается отрывисто чеканить слова и быть похожим на Папу.

И как это выглядит – смешно и грустно.

А почему?

А потому что «не похож». Потому что – «не с нашего двора».

И вот этот разрыв – он то и дело всплывает, и русская женщина – интуитивно очень развитая, чуткая, даже если пишет с ошибками и маникюр ядовитый, – она-то чувствует, кто дает стране угля, а кто так, чудик какой-то непонятный.

Много было на этом набито у меня синяков в романтические годы.

А у евреев этого нет.

Вообще.

Просто нет такой проблемы.

И когда ты с этим сталкиваешься впервые – ты в это даже не очень веришь.

Но это факт: на том месте, где в России находятся острые культурные различия, у евреев – плотное, обволакивающее, страшно приятное, и в то же время пугающее облако этнического единства.

Приехал ты в Бруклин, познакомился с Ритой – фармацевтом, например, любит книжки Дины Рубиной, КСП, тяжелые сережки и ядовитый маникюр, – и… Да хоть женись на ней завтра, если ты окончательно сошел с ума.

Смотрит на тебя Рита – и в первые же три секунды видит в тебе своего.

Потому что десятками поколений аптекарей, талмудистов и канторов записана у нее на жестком диске «интеллигенция».

И нет никакого разрыва с «народом». Нет никакой пропасти между «нормальным» и «ненормальным», смешным и серьезным.

Все связано воедино.

Здесь все – свои.

И за этим, конечно, открывается бездна.

Это так просто, так легко и естественно, и так удобно, – и очень страшно.

Страшно быть связанным таким сильным кровным родством, такой мощной общностью поверх всех социальных различий.

Это как наручники – только невидимые, и вечные, и без ключа.

Поэтому хочется, конечно, от Риты скорее бежать.

Хочется на Русь, пусть ты и не даешь стране угля, и выглядишь чудиком, с непонятного, чужого двора, почти как премьер-министр.

Хорошо быть своим.

Но свобода все-таки лучше.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ.

Качество музыки

По количеству упоминаний в интернете Юрий Лоза обогнал Спанч Боба, Обаму, слова «превед» и Надежду Савченко.

Мне вообще стало казаться, что многие российские музыканты играют хорошо, только потому, что Лоза назвал «Битлз» говном. Иначе бы они играли значительно хуже.

Александр ГУТИН.

Хорошая память

В Минске меня потрясла недавно вышедшая книга о Владимире Мулявине – 615 страниц (выглядит толще чем большая советская энциклопедия!), предисловие от президента Лукашенко, шикарное издание. Беларусь, в отличие от Украины и России, умеет ценить тех, кто прославил страну на весь мир. И это несмотря на то, что Мулявин не белорус и родом с Урала. Вот это и называется ПАМЯТЬ.

Всеволод НЕПОГОДИН.

Поколение

Сейчас часто встречается – чуваку уже под полтос, а он все ведет себя как двадцатилетний. И не хочет взрослеть. Я понимаю посетителей всяких там Дискотек-80-х. Они просто играют в пионерское лето. А эти…

Ну, не повзрослел ты. Что этим хвастать? Ведь это – просто задержка в развитии. Но – модная задержка. И мы получили чуть не поколение молодящихся начальников. Посмотреть, как они рассекают на геликах – можно. А поговорить не о чем. Потому что весь их цинизм и манера мыслить резко, но неглубоко – она уже утомила в конце 90-х. Хочется глубины, хочется мудрости, хочется уровня. А вместо этого – посмотрите, мы в сексе еще очень даже… Да? Покажите хоть видео что ли.

Скажу даже страшное – мне глубоко не понятна мода политиков все время показывать, как они молоды и как физически активны. Они то ли сами создают эту моду на вечную весну, то ли просто подвержены ей. А зачем мне политики, которые физически подтянуты? Мне достаточно умных и опытных. Даже если они выглядят старыми. К старым политикам у меня больше доверия.

Странный мы создали культурный слой. Вроде на поверхности много разноцветной чепухи, а копнешь на полштычка лопаты – пусто. Пууууусто. В стране сто сорок миллионов человек. А из пятидесятилетних – единицы, которые понимают, что происходит вокруг. Не с кем поговорить. Некого послушать. Все разговоры – тачки, бабы, кино и какая-то хрень. Иногда, правда, делают умное и загадочное лицо и городят какую-то чушь.

Потерянное поколение. Отравленное 90-ми. Сломанное при переходе из комсомольцев-школьников в ларечных бизнесменов. Ни морали, ни идеалов. Ни сострадания, ни воли. Один секс.

И я – из этого поколения тоже.

Вентилятор включен.

Андрей ДОБРОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Гульназ Балпеисова. В Париж – и обратно!
Я обязательно напишу эту книгу
2+13 = формула Валуева
«Иллюзия обмана 2»: Фильм для лжи и обмана
«В поисках Дори»: Приплыли!
«Люди Икс. Апокалипсис»: Очередной конец света, который мы переживём
«Ведьма»: Черный Филипп
«Сорвиголова»: Иногда кино лучше слушать
Выправление информационной кривизны


«««
»»»