Дмитрий Маликов: Я Еще не соскочил со ступенек

Сколько бы не менялось течений в популярной музыке, Дима МАЛИКОВ (один из старичков, согласитесь, эстрады 90-х) остается таким же. Ну подстригся, ну снял шокирующий клип, ну признался всей стране, чем голову моет, но это не помешало ему быть таким же романтичным и открытым в своем деле, как и раньше. Можно спорить, насколько талантлива музыка Маликова, но нельзя не принять, что сделана она на профессиональном уровне, который подкрепляется не только консерваторским образованием, но и возможностью пользоваться новейшими технологиями музыкальной индустрии.

Другой вопрос: не слишком ли альбомы Дмитрия похожи друг на друга? Благодаря опыту и расчетливости у него всегда в запасе модели танцевальных песен и медляков. И кормить ими публику можно до бесконечности. При этом, не растрачиваясь на поиски чего-то совсем нового для эстрады, где царствуют “копеечные” коллективы мальчиков и девочек с одной на всех песенкой “про это”. Альбомы Маликова как одна большая песня. Слушатель привык к качественным аранжировкам, более-менее неглупым текстам, дорогим клипам.

Через два дня Маликову исполнится 30 лет. О переменах, заметных и незаметных в музыкальной карьере музыканта, мы и беседуем с ним.

– Дима, поздравляем тебя с юбилеем. Ушедший год, как и следовало ожидать, оказался не из простых, а что, в смысле творчества, он тебе дал?

– Весь 99-й ушел на работу над новым альбомом, много чего происходит в частной моей жизни, но, вместе с тем, я по-прежнему являюсь действующим артистом: достаточно концертов, песни попадают в хит-парады, крутятся по радио, что как выясняется не так просто. В чем-то год, как это не странно звучит, поиска и становления. Кроме этого, сильно изменилась, мне кажется, популярная музыка в сторону молодых имен, очень много старых артистов отошло на второй план. В течение моей карьеры этот круг проворачивается уже третий или четвертый раз, и мне кажется, я все еще еду в этом поезде-трамвайчике, пока еще не соскочил со ступенек. Хотя противоречий, конфликтов и недовольств собой и окружающими хватает. Все это в полной мере я ощущаю, как и любой человек.

– Если уж заговорили о новых именах, кто из молодых да ранних на нашей поп-эстраде приглянулся тебе?

– Из молодежи – Земфира, “Михей и Джуманджи”, какие-то вещи “Zdob Si Zdub”, “Сплина”. С Пашей Есениным, безусловно талантливым композитором, я и сам работал. Так что талантливых ребят очень много…

– Но им трудно пробиться….

– Да, трудно, есть и иная сторона поп-индустрии, когда за деньги любой может выйти и спеть, и их намного больше. Но что говорить – об этом и так все знают. С другой стороны, работает канал MTV, жестко ведущий форматную политику, на ОРТ появилась своеобразная цензура – там уже не пробьешься за деньги, тебя будут крутить, только если ты артист их формата.

– А есть каналы, форматом которых певец Дмитрий Маликов не является?

– Да нет… если говорить о телевизионных каналах, то, к счастью, нет.

– Тебя как-то сравнивали с коллегами по цеху, в том числе и со Сташевским, и ты отрезал: “Сташевский – не мое поколение!”

– Нет, Сташевский тоже сейчас стал моим поколением…

– Что это за поколение?

– Это люди, попавшие в водоворот истории, за 15 лет у нас провернулось несколько общественных формаций, все так меняется и неизвестно, чем закончится. Это мое поколение, то есть плюс – минус 10 лет от моего возраста…

– А твоя аудитория, слушатель? Эти люди смотрят MTV?

– Я думаю, они туда заглядывают. Активные люди, чего-то добившиеся в жизни, бизнесмены, студенты… Люди с доброй душой, с ними на концерте всегда есть эмоциональный контакт. Да, я поклонников нахожу как в среде известных людей, так называемых олигархов, так и в лице, например, лифтера, который работает у меня в подъезде… Не надо их разделять, для всех работаешь одинаково и чувствуешь этот самый контакт. У нас осенью было выступление в одном из районных поселков Чувашии, один мой знакомый попросил сделать подарок – был юбилей какого-то учреждения… Работали на сцене деревенского Дома культуры, где 8 лет вообще никаких концертов не было! Мы выкладывались так же, как и на концертах в ночных клубах.

– В Москве-то у тебя в основном концерты как раз в клубах. А года три назад ты планировал сделать шоу в Большом театре…

– На большую концертную программу пока нет денег… Что же касается Большого театра, я отказался от этой затеи – технически это оказалось невозможно. Мы планировали первое отделение посвятить инструментальной музыке, второе – популярным песням. Но будет ли ловко, если петь в Большом театре песню “Прощай, моя блондинка!”

– Раньше ты говорил, что тебе намного интереснее работать в студии, чем на концертах…

– Безусловно, потому что это результат, хотя часто видишь только измученную, скептически настроенную физиономию звукорежиссера. Но и концертная работа тоже интересна. Энергия, которую отдаешь залу, возвращается к тебе.

– Как известно, свита делает короля. Кто сейчас с тобой работает?

– У нас очень мобильная бригада – всего семь человек, и когда еду на гастроли, мне не хочется никакого оставлять, всех беру с собой: двух музыкантов и балет. Балетная группа у меня несколько раз менялась. Сейчас работает один парень из “Кар-Мена”, другой от Бори Моисеева пришел, а девочка из “Тодеса”. Все прошли профессиональную балетную школу и действительно нравятся публике. Все фактурные, стройные, я люблю, когда балет высокий. И если раньше я мало двигался на сцене, то сейчас все стало легче, танцевальнее.

…Говорят, что Маликов стал Дмитрием (а не Димой) после концептуального альбома “100 ночей”. Пластинка “До завтра” вообще не имела никакой концепции, а в процессе записи “Иди ко мне” Дима с головой ушел в подготовку к выпускным экзаменам в консерватории. Кстати, несмотря на это, хитов ему всегда хватало, как и радиостанциям, крутящим маликовские вещи по два – три месяца. Сам же Маликов утверждает, что только в диске “Звезда моя далекая” он выпустил все самое сокровенное по количеству переживаний, по текстам. Считается, что если во сне летаешь – значит растешь. Четвертый Димин альбом называется “Страх полета”…

– Выход инструментальной пластинки “Страх полета”, как я понимаю, денежной выгоды не сулил. Игра стоила свеч? Народ-то его слушал?

– Вроде бы слушал. И хотя мы этот альбом специально не раскручивали, до слушателя он дошел – его приобрели мои поклонники, потом на одну из песен – “Лола” мы сняли в Питере клип. Я уже начинаю собирать вещи для второго диска. Мне интересно работать с инструментальной музыкой и от нее не собираюсь отказываться. Есть масса мыслей, которые я генерирую, закончу песенный альбом и займусь инструментальным.

– Последний альбом Маликова вышел еще в 1998 году…

– Пиратство так захватило весь рынок, что альбом выпускать бессмысленно, в тяжесть, а расходы денежные, сама понимаешь, огромные… Я видел пиратские копии своих альбомов, так там названия песен перепутаны, я уж не говорю о качестве записи.

– Но твой новый диск “Бисер” все-таки появился на свет!

– Да, в канун моего дня рождения вышел новый альбом, шестой по счету. В нем всего 10 песен, 4 из них уже известны: “До утра”, “С днем рожденья, мама!”, “Если я останусь один”, “Зимушка-зима”. Плюс два ремикса: “На полночных бульварах” и “Если я останусь один”. На три композиции отсняты видеоклипы.

На мой взгляд, “Бисер” похож по стилю на пластинку “100 ночей”. Что же касается самих песен, то в новой работе они жестче, сильнее – поэтически. Не будет присущей мне задушевности. Больше мужской лирики, чувственной.

– Сейчас многие артисты записывают целые альбомы на стихи Ахматовой, Цветаевой… У тебя же в каждой пластинке одни и те же современные авторы…

– Я двумя руками за высокую поэзию, это замечательно, но ее надо брать тогда, когда она отвечает поставленным задачам. Моя музыка пока не предполагает такого рода поэзию, но в дальнейшем вполне возможно, что запишу какую-то вещь. Вот в последнем альбоме (“Звезда моя далекая”) есть песни новосибирского барда “После бала”, Виктора Резникова – “Бумажный змей”, “Сюзанна”. Две или три песни в старых альбомах на мои собственные стихи – “Чужое счастье”, “Ты меня никогда не любила”. В “Бисере” шесть песен молодой поэтессы Лары Делия – это первая наша совместная работа.

– Говорят, ты хотел использовать композиции из “Страха полета” в кинофильмах, в заставках каких-либо телепрограмм…

– Да, но нет кино, нет никаких предложений…

– Ничего нет!

– В эстрадной музыке на данный момент есть только одно – погоня за хитами. И других возможностей раскрыться нет: ни сняться в хорошем кино, ни написать музыку для фильма, нельзя сделать настоящие шоу – все заканчивается концертами в “России”, скучно это. Нет пространства для деятельности. Я постоянно вынужден писать хиты. Если ты не пишешь хиты, ты никому не нужен.

– В интервью ты часто повторяешь: “Я не мечтатель, а реальный человек”. Песни же твои в большинстве своем более чем переполнены романтикой, иллюзиями, чем-то несуществующим на самом деле. Можно сказать, что все нереальное и романтическое, что есть в тебе, ты отдаешь музыке, и если да, какой же ты на земле?

– Ну, если человек рассчитывает на долгую жизнь в шоу-бизнесе, надо быть невероятно расчетливым. Нужно прогнозировать свою работу, ее развитие минимум на год – два вперед. А если летать в облаках… Несмотря на любые внешние проявления, все люди, добившиеся каких-либо высот в шоу-бизнесе, очень прагматичные люди. Летающие же и романтичные остаются не у дел. Для этого нужен стержень – внутренний, волевой, только с ним можно выжить А в творчестве, в музыке, в песнях как раз требуется обратное. Тут хочется все вообще забыть, отвлечься, просто ринуться в пропасть и лететь… Такое ощущение возникает, когда стоишь на большой высоте. Но ведь этой высоты еще надо достичь и удержаться на ней. В том-то и проблема: тебя затягивают дела, встречи, и где найти то вдохновение, чтобы писать одухотворенную музыку? Это, наверно, одно из моих противоречий, справиться с которым я пока не могу.

…Продержаться на плаву 12 лет – дело непростое. Для этого нужна и бешеная работоспособность, и трезвая самооценка, и прагматичность – иначе не удержишься на волнах шоу-бизнеса. Дима, как видите, сумел. Одни его знают по хитам “Ты одна, ты такая”, “До завтра”, “Небо голубое”, “Бумажный змей”, другие знакомы с нераскрученными песнями: “Изумрудный город”, “Смятение”, “Перекресток”, “После бала”, “Возрождение”. В “Страхе…” он полностью отдался эксперименту.

За долгие годы работы в шоу-бизнесе может опротиветь все, начиная от собственной студии и кончая автографами где-то в Краснодаре. Но если ты черпаешь вдохновение у природы, живых людей, земли, неба, а не штампуешь таблетками хиты “не о чем”, значит, ты можешь быть где-то выше этого самого шоу-бизнеса, причем сохранять и удерживать себя на этой высоте.

Анастасия САВЧЕНКО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Рекорд Барбры Стрейзанд
Для поклонников Beatles
Я устал искать дозу…
Европейцев больше, но они не первые
Новости
Возвращение песни
Уикенд
МИК ДЖАГГЕР СТАНЕТ РЫЦАРЕМ
U2 НЕ ВЫСТУПЯТ В ДУБЛИНЕ
Вячеслав Почапский: партия Грозного – самая лучшая
РАЗВОД ЦЕНОЙ В $1.230.000
ПЕСНЯ ОЗЗИ – ГИМН СТАРШЕКЛАССНИКОВ
Десять лет спустя
ТРИ ТЕНОРА ПОМИРИЛИСЬ С НЕМЕЦКОЙ КАЗНОЙ
СОТРУДНИЧЕСТВО НЕ СОСТОИТСЯ
Оценка прошлого с позиций современника
ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ ВЕЩИ – НА АУКЦИОН
Ни до, ни после, ни сейчас
КОРТНИ ЛАВ НАРУШИЛА КОНТРАКТ
ВИЗИТ ПАФФА ДЭДДИ В СУД
РЕАБИЛИТАЦИЯ РЭППЕРА ПРОДОЛЖАЕТСЯ
АТРИБУТИКА KISS БУДЕТ ПРОДАНА
ВОКАЛИСТКА ELASTICA НЕДОВОЛЬНА
НАРКОТИКИ В СУМОЧКЕ УИТНИ ХЬЮСТОН
ТАМОЖНЯ ТАК И НЕ ДАЛА ДОБРО
METALLICA ВЫИГРАЛА СУДЕБНОЕ ДЕЛО
МАРТИ ФРИДМАН УШЕЛ ИЗ MEGADETH
Коротко
НА ГЛОРИЮ ТРЕВИ СЫПЛЮТСЯ ОБВИНЕНИЯ
ДЕНЬГИ НЕ СДЕЛАЛИ ФРЕДА СЧАСТЛИВЫМ
Сказки и сны “Голубой розы”
ШЭРОН ОСБОРН ПОКИНУЛА SMASHING PUMPKINS
МЕЛИССА ЭТЕРИДЖ РАСКРЫЛА СЕКРЕТЫ
Где небо сливалось с барханами


««« »»»