Трудно быть министром

Рубрики: [Кино]  

Мои коллеги дружно смаковали «скандал» на церемонии закрытия 34-го Московского международного кинофестиваля, когда недавно назначенный министр культуры, выйдя на сцену, чтобы вручить приз имени Станиславского Катрин Денев, сначала отодвинул ее от микрофона, а потом забыл отдать ей полученный трофей. Именно безудержный медийный энтузиазм побудил меня вспомнить и другие аналогичные случаи и попытаться понять их культурный смысл.

Скандала, конечно, никакого не было. Была неловкость на сцене, вызванная, полагаю, искренним переживанием момента контакта одновременно и с аудиторией, и со звездой. И эта способность, на мой взгляд, – огромный плюс для человека, имеющего дело с культурой. Владимир Мединский вызвал не столько злорадство (немногих), сколько сопереживание зала. Для меня лично некоторые его действия, с которыми я никак не могу согласиться, предстали в новом свете. Даже рекомендация снять с эфира фильм «Служу Советскому Союзу», противоречащая не столько показному либерализму, сколько византийской логике отечественной политики (никогда не используй власть, если не уверен, что твое указание выполнят), показалось наивным выражением собственного убеждения (вроде письма творческой интеллигенции в защиту Pussy Riot).

И тут я вспомнил, как в аналогичной ситуации стресса на программе «Пусть говорят» я по неточному указанию ведущего плюхнулся не в то кресло (правда, от глобального конфуза меня тогда спасло мастерство монтажера – в эфире все было в порядке). Или несколько лет тому назад опять-таки на церемонии закрытия ММКФ великий писатель и мыслитель, ныне покойный Чингиз Айтматов пришел на сцене в замешательство и стал взывать к девушке Даше, поскольку не помнил (и по сценарию не должен был произносить) имен лауреатов. Ошибка была наша – организаторов церемонии, пострадал классик. Опять-таки я не мог ему простить давления на жюри, когда главный приз получило «Воскресение» братьев Тавиани, а не мой фаворит «Кукушка» Александра Рогожкина. А ведь сам виноват – должен был понимать, что для писателя результат дуэли Толстого и любого кинорежиссера предрешен. Но мне и в голову не пришло присоединиться к хору обличителей его поведения на сцене.

Вообще сочетание сильных и слабых сторон общественных деятелей часто неожиданно и не соответствует стереотипам. Председатель Госкино СССР Филипп Ермаш, с которым мне довелось в свое время работать, произвел на меня сильное впечатление не тогда, когда был «царем» советского кино, а когда с достоинством ушел со своего поста. Бывший министр культуры Александр Авдеев, который, я уверен, ушел со своего обременительного поста с чувством глубокого облегчения, показал себя великим дипломатом в момент присуждения премии «Инновация» скандальной акции группы «Война».

И Владимиру Мединскому наверняка придется еще не раз сталкиваться со сложными и неоднозначными ситуациями. Достаточно вспомнить, что именно по итогам обсуждения фильма Тарковского «Андрей Рублев» историками и искусствоведами МГУ, из уст которых нередко можно было услышать обвинение в «искажении истории», картина была запрещена и долгое время не выходила на экраны.

Пока же должен огорчить медийную рать. На ужине после закрытия ММКФ министр и звезда дружески беседовали весь вечер (правда, в отличие от Александра Авдеева, через переводчика).


Кирилл Разлогов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Возглавит Петербургский кинофорум
Вырыпаев сменит Боякова
Тайна Ирины Апексимовой
Хопкинс сыграет Хичкока
Анатсосите перед обедом
100-летие российской анимации
Дети колбасы
Альбом слепого гитариста
В стране симулякров
Ни одного известного актера
Признание в журналистике
ФБ-взгляд
Проследит за рейтузами Мадонны
Ситуация стала критической
У Блэкмора родился Дартаньян
Вуди Аллен любит первых леди


««« »»»