ФБ-взгляд

Рубрики: [Мнение]  

«Несвятые святые» Тихона Шевкунова и «Небесный огонь» Олеси Николаевой – совсем антихристианские книжки, удивительно даже.

Авторы – жесткий умелый карьерист-начальник и сентиментальная тусовщица – рассказывают о том, как удачно они «решали вопросы», в основном прагматического характера, с помощью цирковых фокусов, и рекламируют эти фокусы, почему-то называя их «христианством» и «верой».

Стыдобища.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ.

Мне не нравится идея «списка Магнитского». Не потому, что кровавый режим мне сильно мил, или я сомневаюсь, что Магнитского в самом деле замучили. Нет, не сомневаюсь. И как раз поэтому не нравится.

Есть преступление, в нем должны быть виноватые; их устанавливает суд. Понятно, что у нас вместо суда – Егорова, дырка от бублика, но из этого никак не следует, что американские конгрессмены или европейские парламентарии, или все мировое общественное мнение, вместе взятое, может эту дырку заполнить. Нет, не может.

Есть Иванов, Петров, Сидоров и Рабинович, их вина предположительна. Даже если мы в ней абсолютно уверены, пока ее не установил суд, она все равно предположительна. Как можно несомненными санкциями карать предположительно виновных? – не понимаю. При всем могуществе современного Запада он не в силах отменить презумпцию невиновности – не он ее устанавливал, не ему ее упразднять.

Но совсем другое дело закон об «иностранном агенте». Имена есть, подписи есть; проблем с презумпцией невиновности никаких. Тут все просто. Тут пещерные российские парламентарии взялись искоренять права человека. И гордо об этом заявляют: мы – Иванов, Петров, Сидоров, Рабинович, да, искореняем! И двести остолопов из «Единой России» бегут, запыхавшись, спешат присоединиться к авторству: мы тоже, мы тоже искореняем!

Ведь что на самом деле устанавливает закон? Он устанавливает вмененную идентичность. Ветер военного прошлого прямо бьет в лицо. Будьте добреньки, наденьте на рукав желтую звезду – такой отныне закон вышел, депутаты «Единой России», КПРФ и ЛДПР за него солидарно проголосовали.

Они хоть сами понимают, что именно понаписали?

Александр ТИМОФЕЕВСКИЙ.

Господь вразумляет Россию несчастьями, полагал бы необходимым немедленно дать адекватный цивилизационный ответ на вызовы времени, а именно: устроить всероссийское молитвенное стояние.

Сергей ДОРЕНКО.

Если мы не доведем что-либо до маразма – утратим самоидентификацию!

Теперь на радостях предлагаем дополнить «список Магницкого» теми, кто запятнан драконовскими методами ведения следствия по митинговым беспорядкам.

Пока еще не закрыт список, прошу включить в него и мою соседку, которая, сука, здоровается со мной даже не улыбаясь!

Аркадий КАЙДАНОВ.

Все, что делает Нарусова последние лет 20, – это позор и стыд. Мерзость. Потому, все это было предсказуемо. Рано или поздно. Кое-что мы читали о ее делах в Питере. И как людей выгоняла из квартир. И как с криминалом дела решала. Теперь вдруг взбрыкнула. Тоже, демократка из Тувы. Позорная тетка… я многое знаю. Память еще есть. Как выбивали народ из своего дома. Бандитская семья… Дама начинает играть в игру, результат которой предрешен. Она все же дура. Просто они с дочкой просчитались, вот и все – и это, по моему, очевидно.

Михаил ДЕГТЯРЬ.

Никак пережить не могу, потому жалуюсь. У меня была «товарищ» – я не знаю, как это в женском роде – потому что не подруга, и не приятельница. Катя Голубева. Она была самой известной русской актрисой в Европе и самой неизвестной в России. И еще она была невероятной, неземной, какой-то за гранью понимания красоты женщиной. Яндекс вам в помощь, не поленитесь, посмотрите на нее. Так не бывает, какая она была красивая. Катя была сложная, я сложная – потому мы сложно общались. Последним ее мужем был Лео Каракс. И только читая о его новом фильме – посвященном ей – через год после узнала, что ее больше нет. И поняла, что это суицид. И вот я гоняю, гоняю, гоняю по голове всякое, что я знаю про Катю – сначала про то, почему, но это я быстро разгадала, мы трудные зверушки, но чувственные, я знаю, мне кажется, почему. Но после «почему» началось совсем горе. Я не очень умею это объяснить, но она была неземной красоты и неземного таланта – но такая земная женщина. И когда я читаю посмертные статьи про то, что она «нездешняя»… Она была здешняя, в том-то и ужас. Она просто была слишком сильная и перекроить это никто не смог, и я не знаю, что еще, просто это первый суицид среди моих близких – и я не могу с этим сжиться никак, никак. Потому что невозможно справиться. Ни с чем. За что ей все – так. Господи, Господи.

Анна РОЖДЕСТВЕНСКАЯ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Анатсосите перед обедом
Хопкинс сыграет Хичкока
Дети колбасы
100-летие российской анимации
В стране симулякров
Альбом слепого гитариста
Трудно быть министром
Ни одного известного актера
Признание в журналистике
Проследит за рейтузами Мадонны
Ситуация стала критической
У Блэкмора родился Дартаньян
Вуди Аллен любит первых леди
Возглавит Петербургский кинофорум
Тайна Ирины Апексимовой
Вырыпаев сменит Боякова


««« »»»