О НЕПАРТИЙНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

Вопрос об участии государственных служащих в политической деятельности приобрел на прошлой неделе почти скандальную актуальность. Причина понятна: дремлющее противоречие между политизированным составом нашей госслужбы и объективным требованием ее беспристрастности.

Как можно было бы разрешить это противоречие?

Мировой опыт знает испытанное средство: принцип внепартийности госслужбы. Его критерии частично описаны Положением о федеральной государственной службе, утвержденным указом Президента РФ от 22.12.93г. Суть: государственный служащий не связан при исполнении должностных обязанностей решениями политических организаций и не вправе использовать в неслужебных целях средства обеспечения своей служебной деятельности.

Казалось бы, все ясно. Не тут-то было.

В государственную службу в 1991-94 гг. ушло немало общественных фигур: народные депутаты СССР и РСФСР, деятели демократического движения, активисты и эксперты разных политических объединений. При этом многие из них – популярные авторы, завсегдатаи различных изданий, волн и каналов. Их знания и немалый опыт пригодится в предстоящих выборах.

Вот в преддверии-то выборов власти и озаботились борьбой за политическую стерильность рядов госслужащих.

Атака на особо активных началась не где-нибудь, а в самом слабом звене цепочки госвласти – в ГосДуме.

В то время, пока государственные служащие высшего ранка активно заняты в рабочее время крупноблочным строительством, Совет ГосДумы взялся за мелкую сошку. 5 июня он предложил “считать несовместимым для работников аппаратов комитетов, Аппарата и Управления Делами ГосДумы участие в политической деятельности с нахождением на государственной службе”. Нарушившие это требование подлежат увольнению.

Отметим явный правовой нонсенс: внутреннее служебное решение подменило принцип внепартийности, запретив вообще политическую деятельность части чиновников. Более того, невольно сделана попытка ограничить действие Конституции РФ и прав граждан, хотя любые ограничения на права и свободы могут устанавливаться лишь федеральным законом (ст.55 Конституции РФ).

Такого закона (о госслужбе) пока нет. Значит, напрямую действует Конституция, права и свободы человека и гражданина (ст.ст.15, 18). Конституция запрещает (ст.19) любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной принадлежности (включая и должностное положение). Признавая идеологическое многообразие (ст.13), государство гарантирует равенство прав и свобод человека независимо от должностного положения (ст.19), каждому гарантируется свобода мысли и слова и никто не может быть принужден к отказу от своих мнений (ст.29).

Можем ли мы поступиться этими завоеваниями? Навряд ли. Принцип внепартийности госслужбы обязательно найдет отражение в нашем законодательстве. Но не впопыхах и не с политическим подтекстом. Последнее чревато административным произволом в отношении тех, кто публично выступает по политическим событиям. Выступает, наивно веря в верховенство Конституции и своего права на свободу мнений.

к.ю.н Олег РУМЯНЦЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Статья 7. ШОК ДЛЯ РОССИИ
Проблемы участия России в программе НАТО “ПАРТНЕРСТВО ВО ИМЯ МИРА”
АПР
ПОКА КОЗЫРЕВ ДЕЛАЕТ ВИРАЖИ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКИЙ АЛЬЯНС РАСШИРЯЕТ ЗОНУ СВОЕЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Странная женщина Хакамада
“ДЕРЖАВНОСТЬ” КАК ИДЕОЛОГИЯ
В какой мере сменилась политическая элита


««« »»»