“БУДЕМ ЖИВЫ – НЕ ПОМРЕМ”

Мягкий акцент выдает иностранца. Во всем же остальном – обычный из обычных. Ни тебе природной стати, ни броской внешности. В толпе встретишь – внимания не обратишь. А между тем Яцек Палкевич – личность неординарная. Рожденный в фашистском концлагере от пленных поляка и итальянки, он словно самой судьбой был заряжен на постоянную борьбу с трудностями. Коллекция его побед выглядит внушительно: 44-дневное одиночное плавание на спасательной шлюпке через Атлантику, покорение гималайского восьмитысячника Аннапурны, экспедиции по Амазонке, экваториальной Африке, девственным джунглям Борнео и Андаманским островам. Результатом этих путешествий стали два десятка книг, выдержавших не одно издание. Но одними походами интересы Палкевича не ограничиваются. Он главный редактор издающегося в Милане журнала “Аввентура” (“Приключение”), а также бессменный директор единственной в своем роде Европейской школы выживания в экстремальных условиях, расположенной неподалеку от Венеции. Об этом, о его школе, и пойдет сегодня разговор.
- Яцек, вы довольно частый гость в нашей стране, проводили экспедиции на Камчатку, по Сибири, к “полюсу холода” Оймякон, словом, нет нужды рассказывать вам, как по-скотски мы живем. Казалось бы, бывший СССР – прекрасный полигон для вашей школы выживания, в которой каждый из нас потенциальный курсант. Вы почему-то до позапрошлого года медлили с открытием филиалов…
-
Знаете, я считал, что и без моих уроков вы достаточно натренированы в борьбе за существование. Не обижайтесь, но вас сама жизнь натаскивает. Какой еще народ сможет в жару и холод выдерживать стояние в многокилометровых очередях, ежеутренне и ежевечерне давиться в переполненном транспорте, умудряться прокормить семью при пустых прилавках магазинов? Нет, есть, конечно, на планете места и покруче: где-то похолоднее, где-то поголоднее. Но вы абсолютные чемпионы по выживанию при бытовой неустроенности. Короче, я думал, что любой прошедший вашу школу жизни может у меня инструктором работать. Но потом, поближе познакомившись с русскими людьми, я понял, что все эти дрязги, житейские нескладухи не убивают в душах тягу к романтике, желание самосовершенствоваться, стать более сильным, ловким. А кроме того, выяснилось, что многое из того, чем занимаются у меня в школе, для вас просто неведомо. Понимаете, я ведь не суперменов готовлю. Стараюсь обучить навыкам, позволяющим выходить невредимым из всякой критической ситуации. Вы же, как и большинство живущих на Западе, довольно часто оказываетесь беззащитны перед неожиданностью.
- Но ведь только что, Яцек, вы утверждали обратное, говорили о природном иммунитете, заложенной в нас непотопляемости.
-
Умение работать локтями в очереди или достойно отвечать на хамство – это еще, согласитесь, не все. Это, увы, проза вашей жизни, ее каждодневные будни. Вы действуете автоматически, не задумываясь. А как вы поведете себя, оказавшись в горящей квартире, на тонущем корабле, в зимнем лесу вдали от жилья? За те восемь лет, что я руковожу школой в Италии, сумел вычленить определенные модели, сформулировать стереотипы поведения, позволяющие не терять голову в любой экстремальной ситуации. У вас же подобной системы подготовки доселе не существовало. И ладно бы речь шла о простых гражданах, а то ведь и специалисты, для которых эти знания жизненно необходимы, частенько оказываются полнейшими профанами и дилетантами.
- Кого конкретно вы имеете в виду?
-
Ну, например, геологов. Ни в одном вашем вузе нет курса спецподготовки по действиям при чрезвычайном происшествии. Нет ни учебников, ни специалистов. А между тем, если вы знаете, только в России ежегодно гибнет около пятидесяти геологов, заблудившихся в тайге или пустыне, оставшихся без пищи, воды, средств связи. Убежден, что часть этих несчастных наверняка могла бы спастись, владей элементарным набором навыков. Каждый же в одиночку приобретает опыт, расшибая нос и набивая шишки.
А инструктаж на случай аварий в самолетах Аэрофлота? Несколько раз я пытался заговорить на эту тему с летчиками, те тут же принимались листать гроссбухи с инструкциями по технике безопасности. Но ведь при аварии не до книжек будет. Да что летчики! Даже космонавты не знают элементарного.
- Ну это, Яцек, вы зря. Наш Звездный городок – лучший Звездный городок в мире.
-
Да я же не спорю. Будем считать, что в вашем Центре подготовки космонавтов просто решили дать возможность итальянцу подзаработать деньжат. А если серьезно, то минувшей зимой с кандидатами на полет я выезжал в Воркуту, где мы тренировались в условиях Заполярья. Потом было испытание Каракумами. У космонавтов работа такая, что надо быть готовыми ко всему – мало ли куда шарик упадет.
- Ладно, Яцек, вы доказали вашу необходимость для нашей страны, ну а там, на сытом Западе, где, кажется, у всех все есть, кому нужна ваша школа? С жиру, что ли, буржуи бесятся?
-
Не вижу ничего дурного, если кто-то за 500 долларов в неделю жирок растрясет. Людям время от времени необходимо встряхнуться от спячки, задаться вопросом: смогу ли преодолеть себя? Я же за собственные деньги клиентов обеспечиваю им полный набор экзотики: лазание по отвесным скалам, хождение по болотам, плавание в полной амуниции, ночевки под открытым небом в гамаке…
- И все-таки, Яцек, ваша школа забавы ради или для дела?
-
Приведу два примера, а вы уж решайте. Однажды в Сахаре заблудилась группа туристов. Среди них была женщина, прослушавшая у меня курс. Когда стало совсем худо, она вспомнила мои уроки. Все туристы остались живы. Женщина написала мне письмо: “Они молятся на меня, а я молюсь на вас”.
Как-то ночью у меня дома зазвонил телефон. Незнакомый мужчина из ФРГ стал делиться своим горем: у него только что угнали новенький “Мерседес”. Я спросонья говорил какие-то слова и никак не мог взять в толк, при чем тут я, пока наконец собеседник не прокричал в трубку: “Ну как же вы не поймете? Черт с ним, с “Мерседесом”, я новый куплю, но ведь там, в машине, был диплом выпускника вашей школы, а он дороже денег!”
- Трогательные истории, ничего не скажешь…
-
Напрасно иронизируете. Я давно стараюсь жить по поговорке: “Я столько видел, что и врать не нужно”. К чему мне самореклама, зачем цену себе набивать? В моей школе вакантных мест нет, желающие прослушать курс не переводятся – это главное. Если удастся помочь хотя бы одному человеку, укрепить его веру в собственные силы, буду считать, что ем свой хлеб не зря. Девиз нашей школы: “Человек может все”. Берем курсантами мужчин и женщин, физически развитых и слабеньких – ведь не объем бицепсов определяет крепость духа. И никто не вправе лишать другого возможности испытать себя. Единственное исключение: ворота моей школы закрыты для военных. Рейнджеров мы не готовим. Это же условие я поставил и перед нашими филиалами в вашей стране. Сейчас разрабатываются программы для бизнесменов, домохозяек, детей. Если уж учиться выживать, то всем, верно?

Андрей ВАНДЕНКО.


Андрей Ванденко

Победитель премии рунета

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

УГОЛОК КОРОТИЧА-16
МАЙ. ВЕСНА. ХОККЕЙ.
ГОЛОД, КОТОРЫЙ УЖЕ НАСТУПИЛ
КИРА ПРОШУТИНСКАЯ. НИ СЛОВА О ЛЮБВИ.
Юрий Лонго – посредник Бога
ГОСТЕПРИИМНАЯ “УЛЫБКА”
К ВОПРОСУ О ЛЬВИНОЙ ДОЛЕ.
ВОЛЯ ПРЕЗИДЕНТА?
ЛЮБИМЫЕ ТЕЛЕВЕДУЩИЕ ИГОРЯ КИО
КАК ГЛАЗУНОВ ПРЕЗИДЕНТА РИСОВАЛ


««« »»»