УГОЛОК КОРОТИЧА-13

Проблема нового дома универсальна. Моя мама так и не смогла привыкнуть к Москве. Она вспоминает города своей молодости: Ростов, Краснодар, Харьков. Она благоговейно говорит о Киеве, в котором прожила шестьдесят лет. Это был ее круг и ее град. Терпеть не могу, когда мне предъявляют логически высокие, совершенно деловые резоны обожания Киева или Москвы. Как правило, это делают провинциалы, не ощущающие себя дома, – ничего в городской жизни не понявшие. Они рассуждают о необходимости кого-то от кого-то спасать, о святителе на высокой горе, но при этом врут для самосохранения, как все бесприютные эмигранты.
Я родился в городе, мама моя родилась в городе – это естественная среда моего обитания, за которую я готов умереть. Мне приходилось сменять города – так птицы сменяют свои леса. Но деревья в лесах были теми же и гнезда, и звери у подножья деревьев были похожи. Эмиграция – это когда между деревней и городом или из одного народа в другой. Бог подарил мне возможность жить так, что я не ведаю ощущения чужестранства, живя в больших городах планетного северо-запада. Да-да, именно так. Когда-то у меня спросили о любимой стране и я ответил “Европа” к возмущению многих. Я ношу с собой свою память, родной язык, знание, но это связывает меня с другими людьми, а не отделяет от них. Когда мне предложили поработать за океаном, я избрал на это время Бостон, самый европейский по-моему, из городов США. Можно не быть чужестранцем, если страна, тебя принявшая, дружелюбна и деловита. Тем более, что я всегда покупал билет в два конца – с окончанием маршрута в Москве. И, конечно же, возвращусь туда, но с моими самолетами договорюсь сам.
Администрация Горбачева, а затем и ельцинская администрация составлялись в Москве из приезжих. Самых разных людей срывали с привычных мест, переселяя в столичный Вавилон, давая им власть над теми, кто жил и работал здесь десятилетиями. Бедняга грузин Шеварднадзе оказался в одном из самых элитарных окружений – в министерстве иностранных дел, а уралец Ельцин – в московском городском комитете компартии, где привыкли считать столицу государством в государстве. Ставрополец Горбачев тоже не приехал из пажеского корпуса, так же как директор <%-2>свердловского завода Рыжков или командующий окраинным военным округом Язов. Те, кого в Москве называли “лимитчиками”, то есть получившими право жить в столице по специальному распоряжению, вопреки правилам, занимали самые мягкие кресла, и это создавало вполне эмигрантскую ситуацию. Поскольку я в бытность мою киевлянином бывал в Москве часто, являясь секретарем писательского Союза, да еще и был женат на москвичке, меня здесь многие восприняли как своего, жалуясь на обилие заезжих провинциалов. Интересно, но окающего ярославца Александра Яковлева тоже воспринимали как москвича, прижились многие актеры, журналисты. Но Лигачеву всегда напоминали, что он сибиряк, парвеню, выскочка, да и Ельцина как-то все числят уральцем. Грека по национальности Гавриила Попова избрали мэром Москвы вопреки многим коренным русакам, козырявшим национальностью, как доходной профессией. Большие города – организмы особенные, не располагающие к ограниченности, но воспитывающие своих собственных провинциалов. Горбачева часто попрекали его южным акцентом, манерами его супруги, забывая о главном. Однажды на встрече с главными редакторами он вскинулся, оглядел нас и серьезно заметил: “Ведь из разных мест мы приехали, а делаем одно общее дело!”. Это было еще одно прекраснодушное заблуждение милейшего Михаила Сергеевича…

Виталий КОРОТИЧ,
наш собкор в США.


Виталий Коротич


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЕГОР КУЗЬМИЧ
ТРАВКА
СПИД
Александр ПОЛИТКОВСКИЙ: “ЯКОВЛЕВ ПРОДОЛЖИЛ ТУ ПРАКТИКУ, КОТОРАЯ ВСЕГДА СУЩЕСТВОВАЛА НА ТВ”
НЕ ЗА БУГРОМ?
ХИТ-ПАРАД КОСМОНАВТА ЛЕОНОВА
КОСМОНАВТЫ


««« »»»