ТРАВКА

Ее называют по-разному: шмаль, дурь, план… Дымок, запах которого ни с чем не перепутаешь, витает в школьных туалетах, по аудиториям институтов и общагам. Причем балуются травкой не только низшие сословия или какие-нибудь опустившиеся дебилы. Мальчики и девочки из благополучных респектабельных семейств тоже не прочь “попыхать”. В последнюю пару лет невинное увлечение отроков стало настолько массовым, что шмаль теперь доступна так же, как, к примеру, пиво. Действительно, купить ее можно буквально везде. Еще недавно самой удобной точкой был “пятачок” перед “Макдональдсом”, там торговали травой трое глухонемых. Можно отовариться и на Арбате. Но самое лучшее место, действующее круглосуточно и поставляющее наиболее качественный товар, находится недалеко от метро “Профсоюзная”. Само название этой станции уже ласкает слух наркомана, а вид вожделенного дома *16 по улице Красикова вообще сводит с ума. Высотное здание построено недавно и сейчас находится в стадии отделки. Жить там, по-видимому, будут военные чины министерства обороны. Чем иначе объяснить тот факт, что работают здесь не гражданские строители, а солдаты? (Между прочим, с высоких трибун говорили, что стройбат расформирован…) Как известно, большой процент военных строителей составляют сыны Средней Азии, в простонародье именуемые “чурками”. На их родине конопля произрастает везде и в огромных количествах. Хотя на полях Подмосковья это растение тоже частенько встречается, наша, российская шмаль почти не содержит в себе наркотических веществ.
Сами азиаты курить траву не любят, а больше уважают так называемый “насвай”. Когда я служил в Советской Армии, узбеки из нашей роты постоянно получали в посылках целлофановые пакеты с влажной, пряно пахнущей травяной массой. Заворачивали щепотку в кусочек промокашки и клали за губу или под язык. Так как родственнички слали зелье килограммами, его хватало и русским. Пока почту не стали проверять, вся рота ходила на ватных ногах и с красными глазками. Кстати, не очень-то и приятное было ощущение.
Московский стройбат быстро понял, что на траве можно делать бабки, и довольно крутые. До повышения цен неполный спичечный коробок шмали стоил 50 рублей, сейчас же – минимум триста. Если немного понаблюдать за нехорошим домом *16 со двора, можно увидеть, что группки юношей от 15 до 25 лет подходят к солдатам с интервалом в 5-10 минут. Особенно бойко идет торговля в вечернее и ночное время – днем офицеры вокруг крутятся, мешают. Если учесть, что меньше двух коробков (кораблей, как их называют наркоманы) почти никто не берет, нетрудно представить суточный оборот “предпринимателей”. За отдельную плату можно купить и “штакет” – папиросы, которые превращаются в косячки после заполнения зельем. Пока светло, продать пакетик могут где угодно – в подъезде, в фургончике, просто на улице. С наступлением темноты торговля перемещается в подвал. Если вы хотите купить шмали, откройте железную дверь бойлерной, спуститесь по лестнице, пока не упретесь в железную решетку. Свистните погромче, и вскоре к вам выйдет солдат. Он возьмет у вас деньги и минут на пять исчезнет, так как спрятана трава, наверное, далеко. Затем он вынесет маленький бумажный пакетик. Как и в государственной торговле, здесь иногда не досыпают. Поэтому, прихватив с собой пустой коробок, проверять надо “не отходя от кассы”.
- В купленную шмаль подсыпается немного табачку, – учит меня студентка журфака МГУ Марина, – чтобы не так ядрено было. Затем забивают косячки. Если папирос нету, на худой конец сойдут и сигареты, только фильтр надо вынуть. Вместо него вставляется спиралька из бумаги. Коробочка штуки на 4-5 хватает. В принципе, если шмаль хорошая, на одного человека нужен косяк. Это чтоб как следует “убиться”. Если больше, то это уже не в кайф.
Проворные маленькие ручки Марины с профессиональной ловкостью забивают адской смесью бывший “Уинстон”. Вот косяки и готовы – аккуратненькие и плотные. Мы начинаем курить первый. Оказывается, дым вместе с воздухом надо набирать в самую глубину легких и держать там, пока основная его часть не всосется в кровь. Надо сказать, поначалу это непросто даже курящему. Глотку дерет – аж жуть. Первый косяк кончился, начали второй. Пока никаких особых ощущений, разве что чуть-чуть странноватым все кажется. Зацепило меня минут через пять. К этому времени Марина уже сидела на лестнице и тряслась от беззвучного истерического смеха. Когда я посмотрел в ее глазки, превратившиеся в две маленькие щелочки, меня тоже охватило дикое, неуемное веселье. Мы долго разговаривали, откуда только красноречие взялось! Я заранее включил диктофон в сумке, и когда на следующий день прослушал запись, ужаснулся. Неужели этот бред нес я? Логика нашей беседы явно не умещалась в трехмерном пространстве. Одна моя знакомая, будучи в состоянии после “планерки” (от слова “план”), на протяжении часа чистила щеткой свои сапожки и возвращалась к ним даже после того, как ее относили в кресло сердобольные друзья, игравшие в это время в “звездные войны”.
“Кайф” начинает проходить часа через полтора-два. Впрочем, это зависит от помещения. Если комнатка маленькая, да еще и форточка закрыта, “кумар” стоит долго. С утра после шмали нет никаких неприятных ощущений, от обкурившегося ничем не пахнет. Но опознать его все-таки можно. Когда он приходит в нормальное состояние, у него пробуждается дичайшее, ни с чем не сравнимое чувство голода, которое не утоляется, сколько бы он ни съел. Да и глазки с красными прожилками заметны. Кстати, существует еще один способ употребления шмали, сочетающий в себе “кайф” с насыщением. Он состоит в том, что травку на протяжении нескольких часов… варят в молоке. Потом сцеживают осадок, а горькое и желтоватое молоко пьют. Не пробовал, но говорят, круто. Воистину, порочная фантазия не имеет предела.
Тем временем на “нехороший дом” редко, крайне редко начала обращать внимание милиция. Поразительная оперативность: вся Москва отоваривается здесь только год. Да что толку в милиции, поймать солдат с поличным очень трудно, почти невозможно. Они ведь тоже не дураки, хоть и чурки. Ну задержат парочку, и что? Когда речь идет о больших деньгах, закон бессилен. Купить можно всех. Из достоверных источников, вращающихся в наркоманских кругах, мне стало известно, что служивые начали приторговывать маковой соломкой и “пластилином”. Но это уже только определенным клиентам. А доставляется все через проводников поездов, по почте, “до востребования” в разные отделения связи.
Говорят, что привыкнуть к шмали нельзя, что она немногим вреднее обыкновенных сигарет. Это глубокое заблуждение. Как считают врачи, здоровью наносится колоссальный, невосполнимый ущерб. Кстати, если у вас слабое сердце – безобидный косячок равносилен самоубийству. За последние полгода в реанимацию доставили пятерых обкурившихся, четверо из которых – девочки. У некоторых организм сопротивляется подобным экспериментам. Многие скажут: ну, это уж ты загнул, шмаль вообще не наркотик, а баловство одно. Тем не менее, если в кармане у вас найдут больше восьми граммов травки, вам светит “от трех до пяти”. Причем правоохранительным органам нет никакого дела, что вы не будете ее продавать, а приготовили для себя. Шмаль – первая ступенька к чему-то более серьезному. Пора все-таки завязывать.

Алексей ИЛЬИН.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ЕГОР КУЗЬМИЧ
УГОЛОК КОРОТИЧА-13
СПИД
Александр ПОЛИТКОВСКИЙ: “ЯКОВЛЕВ ПРОДОЛЖИЛ ТУ ПРАКТИКУ, КОТОРАЯ ВСЕГДА СУЩЕСТВОВАЛА НА ТВ”
НЕ ЗА БУГРОМ?
ХИТ-ПАРАД КОСМОНАВТА ЛЕОНОВА
КОСМОНАВТЫ


««« »»»