Александр ПОЛИТКОВСКИЙ: “ЯКОВЛЕВ ПРОДОЛЖИЛ ТУ ПРАКТИКУ, КОТОРАЯ ВСЕГДА СУЩЕСТВОВАЛА НА ТВ”

- Саша, а почему ваше рабочее место все-таки не в Останкино?
- Я не в штате телевидения. Когда появился указ Горбачева о том, что Гостелерадио ликвидируется, мы, Любимов и я, отказались подписывать уведомление Кравченко по этому поводу, считая, что указ незаконен. То есть, сами мы с ТВ не уходили (наши трудовые книжки до сих пор находятся в его отделе кадров), но и вслед за “политическими проститутками” – тогдашним руководством телевидения – в новую компанию идти тоже не собирались. Так мы оказались не в штате ТВ, но и не уволены. Оказавшись в подвешенном состоянии, до сих пор в нем и находимся. Мы – нигде!
- Где же вы получаете деньги?
- Мы зарабатываем деньги, организовав акционерное общество “Взгляд”.
- А почему эта ситуация не разрядилась, когда на телевидение пришел Егор Яковлев?
- Ее пытались разрядить таким образом: нас вызвал начальник отдела кадров – новый, естественно, – и говорит: “Ну вы же понимаете, ребята, ситуация изменилась, руководство теперь демократическое. Все встало на свои места. Давайте, просто напишите заявления – или об уходе, или о приеме на работу”. Я ответил, что мы эту ситуацию не создавали сами и говорить о том, что мы должны писать теперь какие-либо заявления, по меньшей мере странно. Существует же элементарное – я уже не говорю о мужском – достоинство, но есть, помимо всего прочего, еще и политическое достоинство. Поэтому, когда они нам такое предложили, я сказал “нет”. А сейчас позиция руководства телевидения – “Само рассосется”, те люди, которые раньше говорили нам, что необходимо уволиться, тот же руководитель молодежной редакции, заявляют, что готовы нас взять на работу.
- Яковлев многих сменил, придя на телевидение?
- В основном, это была просто перестановка кадров, перетряска в надежде на то, что что-то изменится. На самом деле эту систему надо полностью взрывать, ее никогда не реформируешь. ТВ – такой же монстр, как СССР тогда или Россия сейчас, ТВ не осознается и не воспринимается адекватно людьми, которые в нем существуют. Уже полгода прошло с прихода Яковлева, но ничего не изменилось.
- Если бы у вас была возможность создать телевидение на пустом месте, что бы вы стали делать – отдельные телекомпании, студии?
- В принципе, нужно создавать конкурирующие программы, то, что в свое время и пытался сделать Яковлев с информационным вещанием, но что у него плохо получилось. Вот вы в пятницу включаете телевизор, в эфире “ВИД”. Понятно, есть хорошие программы, есть плохие, но с точки зрения эмоциональной пятница все равно выглядит совершенно иначе, чем любой другой день. Нравится вам “Поле чудес” или нет, однако это самая популярная программа на ТВ, хотя я, например, ее не очень люблю. Нравится или нет, но тем не менее именно “Муз-Обоз” – одна из самых популярных передач среди людей, которые увлекаются музыкой. Она сделана на очень высоком уровне, если сравнивать с уровнем мировым.
- Почему, на ваш взгляд, Российское ТВ не пошло по пути создания отдельных конкурирующих программ, компаний, а стало, по сути, тем же Центральным?
- Потому, что они такие же совки. Как, впрочем, и я…
- То есть, психологическая проблема?
- Да, чистая психология. Потому что демократы и на телевидении, и в правительстве были демократами и орали об этом, когда рвались к власти. Но как только они к ней пришли, ими быть перестали. Я согласен с мыслью, что когда мы говорим о демократии, то должны понимать, что она приемлема далеко не везде.
- Вы считаете, что нынешняя власть никакого отношения к демократической не имеет?
- Нет, абсолютно. Это буйство под видом демократии.
- Скажите, когда вы узнали о назначении Яковлева, вы были рады?
- Я, например, рад не был. Он поддержал традицию, которая всегда существовала на ЦТ, когда к начальству постоянно ходят люди и жалуются на свои проблемы, о чем-то просят, – а он, так же, как и его предшественники, предполагает, что если всем им помочь, то это и будет справедливо, демократично и делу на пользу. Но на самом деле существуют вещи, которые касаются только журналистского профессионализма.
И потом, я уже не говорю о ситуации с нашими политобозревателями, которые все как один – и Кудрин, и Фесуненко, и Сейфуль-Мулюков – оказались сейчас кто в Италии, кто в Испании, кто в Швейцарии. Спецкорами они поехали туда уже при новом руководстве ТВ. Поэтому говорить о каких-то переменах после прихода Яковлева я бы не стал.
- А как вам понравилась недавняя передача под названием “Политическая кухня”, которую вели Людмила Телень (“Московские новости”) и Валерий Выжутович (“Известия”)? Не многовато ли кухонь для одной телекомпании?
- Не видел эту программу, но почему бы нет? Но я не рискнул бы браться за газетную статью, скажем, в “МН”, даже если бы их главным редактором был мой хороший знакомый.
- Скажите, а вы, будучи членом Верховного Совета, действительно серьезно занимаетесь законотворчеством?
- Наверное, не так, как другие депутаты, но тем не менее я там работаю.
- Среди депутатов много порядочных людей?
- Дело в том, что вообще политика – нечестное дело. А люди есть очень интересные, и те, кто считает себя правым, и левые.
- А не противно во всем этом участвовать?
- Противно, но поскольку мы во “Взгляде” были олицетворением определенной идеи, то, сказавши “а”, нужно говорить “б”.
- Зачем, кстати, вы пытаетесь сохранить “Взгляд”? Может, лучше его похоронить с почестями, а каждому из вас заняться своим делом? Последнее время, как мне кажется, вы делаете его через силу.
- У меня, например, нет никакого желания продолжать работу “Взгляда”. “Звездный час уже прошел, и надо быть до конца честным, забыть о том, что он был. Но существует определенное желание у людей вокруг нас работать в этой программе. Не я один все это решаю.
- А сейчас у вас максимум сил уходит на “Политбюро”?
- Да, это качественно другая программа. Она, конечно, никогда не будет такой популярной, как “Взгляд”.
- Наверное, сейчас уже ни одна политическая программа не будет такой популярной.
- Политическая – может быть. Но “Тема”, неполитическая передача, через полгода будет, я уверен, одной из самых популярных программ ТВ. Люди будут ее ждать, и обязательно нужно, чтобы она выходила еженедельно, как когда-то “Взгляд”.
А “Политбюро” в большей степени передача исследовательская, без политических оценок.
- Вы много занимались темой ГКЧП. Вы получали всю информацию о “Матросской тишине”, которая вас интересовала?
- То, что мне было нужно, я всегда узнавал. Но, конечно, есть определенные сведения, которые мне неизвестны, существует тайна следствия.
- Как вы считаете, следствие велось честно или это была очередная политическая игра?
- Что касается Прокуратуры Российской Федерации, то я не сомневаюсь в честности того, что там происходит. Но в том, что все это будет использоваться в политической борьбе, в этом я тоже не сомневаюсь. Любая позиция – следователя, адвоката, какой бы честной она ни была, все равно используется в политических целях.
- Много свидетельств того, что в Прокуратуре за интервью требуют оплату. Вас лично это касалось?
- Нет, никогда.
- Вы думаете, что эти свидетельства – ложь?
- Я занимался немножко этой темой, мне нужно было для работы. На самом деле все эти публикации – желание газеты как можно быстрее и любыми способами достичь рынка. Что касается меня, то мне никто никогда никаких денег платить не предлагал.
- Хорошо, давайте вернемся к телевидению. Многие считают, что неизбежен тот момент, когда ТВ будет куплено, из государственного превратится в коммерческое. Будете ли вы готовы в этой связи идти на какие-то компромиссы в своей работе?
- Если ТВ будет куплено, то кому-то придется заниматься организацией государственного телевидения. Я буду делать то, что считаю нужным делать. Работать под чужую дудку не собираюсь. Но ведь дело-то все в том, что телевидение давно куплено нашими псевдопредпринимателями, которые рекламируют для тысяч таких же, как они, брокерские места на своей бирже, банки и все то, что никакого отношения к телезрителю не имеет, вместо того, чтобы рекламировать для миллионов конкретно произведенное детское питание, которое можно купить в магазине. То, что вы сейчас видите, – это полный идиотизм. Когда по государственному телевидению в таком количестве идет реклама – это просто чума, такого нигде нету! Вставляют сколько угодно, где угодно, уже стали крутыми, в фильмы рекламу вставляем “как на Западе”, забывая, что там это частные компании делают на коммерческом телевидении. А у нас оно пока государственное.
- Ну а если сейчас возникнет ситуация, что ваша компания “ВИД” будет куплена кем-то, вы готовы уйти?
- “ВИД” можно разрушить, но не купить.
- Вам есть куда уйти?
- Я буду заниматься производством фильмов о нашей стране. У нас есть своя техника, свои специалисты, во всяком случае, делать продукцию лучше, чем на прикупленном телевидении, я смогу.
- Когда вы учились, были совсем молодым, вы предполагали, что у вас будет такая жизнь? Вы хотели для себя другой жизни?
- Что такой бешеный ритм у меня будет, что буду народным депутатом – конечно, никогда в жизни не предполагал.
- А вы довольны жизнью своей?
- Наверное, доволен. Хотя, честно говоря, просто нет времени задуматься над этим вопросом.

Ольга ВОЛКОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СПИД
НЕ ЗА БУГРОМ?
ХИТ-ПАРАД КОСМОНАВТА ЛЕОНОВА
КОСМОНАВТЫ
ЕГОР КУЗЬМИЧ
ТРАВКА
УГОЛОК КОРОТИЧА-13


««« »»»