ТАЙНАЯ БОРЬБА

Герою известного советского анекдота за рубежом больше всего нравилась пересадка в Париже. Сегодня некоторым нашим бизнесменам больше всего нравится роль посредника. Однако далеко не все из них, преследуя свои цели, создают благоприятный для России имидж наших деловых кругов. Пример подобного рода – в публикуемой ниже статье из влиятельной американской газеты “Вашингтон Пост” об одном из таких посредников.

Дэн Морган и Дэвид Оттауэй

“Вашингтон Пост” WASHINGTON POST

Воскресенье, 31 мая 1998 года, стр. А14

ТАЙНАЯ БОРЬБА

Джексонвиль, Флорида. – Приезжая во Флориду из Москвы, молодой предприниматель Игорь Макаров, прежде чем пропустить несколько рюмок водки, погружается в ванну с горячей водой. Из магнитолы его “Мерседеса” разносится задушевная песня, а блаженствующий в ванне Макаров, бывший велосипедист мирового класса, вспоминает жаркий климат своего родного Туркменистана.

Русский дух сопутствует Макарову во время его инспекционных посещений маленькой конторы американского отделения компании “Итера Интернешнл Энерджи Корп.”, достигшей феноменальных успехов на рынке поставок газа. За четыре года Макаров превратил “Итеру” во всемирный конгломерат с ежегодным доходом в 3 млрд. долл., в 52 отделениях которого занято 1400 сотрудников.

Отделение “Итеры” обосновалось в Соединенных Штатах в 1994 году, когда Макаров присоединил к своей компании Джексонвильский филиал со штатом в 12 человек и начал налаживать связи с чиновниками из правительства и представителями политических кругов. Макаров за счет своей компании оплатил (в размере 27 811 долл.) поездку в бывший Советский Союз члена палаты представителей от штата Флорида республиканки Коррины Браун и двух ее помощников, с переменным успехом он добивался встреч с представителями федеральных ведомств в Вашингтоне и опубликовал брошюру, утверждающую, что “Итера” прокладывает американским компаниям путь к зарубежным рынкам поставок газа”.

На фасаде конторы Макарова вывешен американский флаг, но, если честно, миссия “Итеры” в Соединенных Штатах и ее международные связи остаются неясными.

Загадки, окружающие “Итеру”, отражают встающую перед администрацией Клинтона проблему, связанную с ее усилиями по продвижению американских интересов на мировом энергетическом рынке с оборотом, достигающим триллиона долларов в год: наиболее выгодные и в то же время рискованные сделки американские нефтегазовые компании заключают в государствах бывшего Советского Союза, где бизнес представляет собой опасную и запутанную игру с участием скрытых от взора многонациональных корпораций, охвативших своей деятельностью весь мир.

В последние годы возникли десятки подобных “Итере” компаний, многие из которых связаны с республиками бывшего Советского Союза и руководители которых имеют паспорта самых разных стран мира. И все они включились во всемирную борьбу за право эксплуатировать еще не использованные запасы нефти и газа в Каспийском море, крупнейшем после ближневосточных месторождений этих энергоносителей, доступных для разработки.

В период после окончания холодной войны внешняя и внешнеторговая политика Соединенных Штатов в Каспийском регионе была направлена на то, чтобы помочь друзьям Америки и вытеснить ее противников при заключении этих сделок. Однако для занимающихся этими вопросами американских политиков и внешнеторговых чиновников, осаждаемых разного рода лоббистами, агентами влияния и прочими просителями, бывает нелегко определить, кто на чьей стороне находится и почему. И в самом деле, политические и коммерческие союзы в Каспийском регионе изменяются так же быстро, как цены на рынке фьючерных сделок по нефти.

История “Итеры” типична для той подковерной борьбы, которая ведется вокруг каспийских запасов нефти и газа. Некоторые американские политики поддерживали “Итеру” и с благодарностью принимали взносы сотрудников ее отделения в США, считая, что одного присутствия компании в Джексонвиле достаточно, чтобы обеспечить поддержку со стороны США. Однако некоторые федеральные ведомства не спешат оказывать помощь компании, чье американское происхождение вызывает сомнение.

Некоторые конкурирующие американские энергетические компании ставят под вопрос миссию “Итеры”, поскольку она прочно ассоциируется с “Газпромом”, российским газовым монополистом, который противодействует планам Соединенных Штатов по расширению их присутствия в Каспийском море.

В одном из интервью Макаров настаивал, что “Итера” абсолютно не зависит от “Газпрома”. Но некоторые должностные лица в Туркменистане, обладающем огромными запасами нефти, где Макаров начал свою триумфальную деятельность, утверждают в частных беседах, что “Итера” – это дитя “Газпрома”, основанное в 1988 году будущим российским премьером Виктором Черномырдиным.

“Газпром” хотел бы помешать поддерживаемому Соединенными Штатами строительству каспийского газопровода, который мог бы подорвать его монополию на газораспределительную сеть, охватывающую все республики бывшего Советского Союза.

Администрация Клинтона поддерживает идею прокладки газопровода для транспортировки туркменского газа в Турцию в обход России, чтобы подорвать господство “Газпрома”. Американские официальные лица считают это важнейшим условием для достижения экономической независимости странами Каспия, богатыми энергетическими ресурсами.

“Итера” заключила союз с “Газпромом” для продажи газа Украине. Споры вокруг роли “Итеры” в этой сделке продолжаются до сих пор. “Итера” была посредником между “Газпромом” и правительством Туркмении. Но в марте 1997 года президент Сапармурад Ниязов аннулировал контракт “Итеры” и прекратил поставки газа по сетям “Газпрома”. Ниязов заявил, что “Итера” задолжала Туркменистану 200 млн. долларов.

С того времени “Газпром” продолжает настаивать на том, что Туркменистан не сможет возобновить подачу газа по его сетям, если “Итера” не вернется в дело в качестве партнера.

Американские чиновники испытывают к “Итере” противоречивые чувства. Макаров уже встречался с представителями Госдепартамента и некоторых других учреждений. Однако представители Министерства торговли отказались встречаться с представителями “Итеры”, которые формально еще не просили о предоставлении помощи. Высокопоставленный чиновник, просивший не называть его имени, заявил, что “Итера” не вписывается в образ компании, которым мы помогаем… Мы не заметили, чтобы “Итера” имела достаточно большой бизнес в США, для того чтобы претендовать на нашу помощь”.

По правилам Министерства торговли, компания должна доказать, что более 50 % ее бизнеса приходится на американские товары или услуги или что она действует в интересах США.

Стивен Кеглер, адвокат и официальный представитель “Итеры” в Джексонвиле, заявил, что во Флориде находится всего лишь “административный и вспомогательный офис” фирмы. В последнее время компания рассматривала возможность заключения нефтяных сделок в Парагвае, а также различные инвестиционные проекты в районе Джексонвиля, заявил он.

По данным штата, этот офис скорее занимается “побочными” инвестициями компаний, которыми управляет Макаров или другие сотрудники “Итеры”, чем самой “Итеры”.

Например, в январе этого года компания “Иглстар Интертрейд Лтд.”, зарегистрированная на британских Виргинских островах и президентом которой числится Макаров, заплатила 2 млн. долларов за неблагоустроенный участок пляжа в фешенебельном курорте Понт Ведра Бич. Кроме того, “Иглстар” приобрел и другие участки поблизости. По словам Кеглера, являющегося официальным представителем “Иглстар” и “Итеры”, это абсолютно самостоятельные компании. Однако, по данным штата Флорида, Кеглер зарегистрировал еще несколько компаний во Флориде, используя адрес “Итеры” и указывая людей, связанных с “Итерой”, в качестве сотрудников этих компаний.

Относительно хозяев “Итеры” Кеглер заявил только, что ее акционеры – это “международная группа лиц”, и отказался сообщить какие-либо детали.

Макаров сказал в одном из интервью, что он приехал в Джексонвиль благодаря своей дружбе с Лазарем Финкером, который уехал из России на преподавательскую работу в Джексонвиль и принимал Макарова во время его первого визита в 1992 году. По словам Макарова, он начал постигать основы бизнеса еще при коммунистах, когда частное предпринимательство находилось под запретом. Макаров закончил свою спортивную карьеру в середине восьмидесятых годов, когда Туркменистан был еще частью Советского Союза. Он основал фабрику по пошиву джинсов в Казани. “Когда советская система рухнула, – говорит Макаров, – я заметил множество “дыр” на рынке продовольствия и одежды”.

В 1992 году Макаров зарегистрировал компанию “Ормания Трейдинг” на Кипре, указав себя, двоих россиян и одного киприота в качестве ее директоров.

По словам Макарова, в 1993 году он поставил в Туркменистан продуктов питания на 30 млн. долларов, а также занимался обменом новозеландского масла на туркменскую нефть.

Друзья детства заняли ключевые посты в правительстве Туркменистана, и “дела быстро пошли в гору”, говорит Макаров. “Мы вдруг поняли, что существуют сахар и домашняя птица, которых нет ни в России, ни в Туркменистане, ни в Таджикистане, и чтобы найти все это, нам надо обратиться к Западу”.

В 1994 году макаровская фирма “Итера” начала работать в Джексонвиле. В том же году Макаров начал заниматься газовым бизнесом, после того как правительство Туркменистана предложило расплатиться с ним природным газом с государственных месторождений вместо наличных денег.

“Они предоставили нам всю документацию, (согласно которой) этот газ принадлежит нам, и со всеми этими документами я приехал в Москву в качестве частного лица”, – сказал он.

Макаров направился прямо в “Газпром” и был тепло принят благодаря имеющимся договоренностям о транспортировке газа. С помощью компании “Итера” “Газпром” намеревался укрепить нарушившиеся связи с Туркменистаном. “Итера” также показала “Газпрому”, как избавиться от головной боли, связанной с оплатой счетов украинскими предприятиями, испытывающими финансовые трудности.

Согласно письму сенатора Тома Харкина (Д-Айова), в этот период компания Макарова была уполномочена продавать 20 млрд. куб. м туркменского природного газа и имела “эксклюзивное право” на транспортировку газа через территорию России.

В 1996 году “Газпром” создал новое совместное предприятие, в котором доля компании “Итера” составила 4 % и которое должно было продавать туркменский газ Украине и заниматься разработкой строительства газопровода в Пакистан.

Затем были созданы другие совместные предприятия “Газпрома” и “Итеры” в Армении, Грузии и Молдове.

В Украине торговля газом была связана с политическими интригами и острой конкурентной борьбой. “Итера” должна была конкурировать с государственной монополией на поставки газа, а также другими частными компаниями, имеющими связи в политических кругах. Произошло даже убийство одного из руководителей компании “Итера” в Украине, совсем в духе гангстерских фильмов.

Судя по документам и официальным заявлениям, “Итера” имела значительную поддержку со стороны “Газпрома”. Президент “Газпрома” Рэм Вяхирев говорил в прошлом году о компании “Итера” восторженно и одновременно защищал ее, называя “одной из лучших, если не лучшей компанией”.

Попытка Макарова заручиться поддержкой Вашингтона была вполне понятна, учитывая влияние правительства США в Украине и Туркменистане. Установление деловых связей с американскими энергетическими компаниями стало стратегической линией этих правительств, стремящихся вырваться из-под покровительства Москвы, отмечают официальные лица в США.

По сообщению одного источника, в 1995 году консалтинговая фирма, имеющая связи с Демократической партией, устроила для Макарова встречу с президентом Клинтоном на приеме в Вашингтоне.

По словам официального представителя компании, Макаров пожал руку президенту и получил фотографию, позже напечатанную в рекламном проспекте “Итеры”, но не имел с президентом серьезного разговора. Белый дом заявил, что у них эта встреча не зафиксирована официально.

Благодаря одному своему знакомому в мае 1995 года Макаров имел двадцатиминутную встречу с Харкином. Месяц спустя Харкин написал украинскому послу Юрию Щербаку и выразил озабоченность по поводу отношения к компании “Итера” в Украине.

Отмечая, что правительство Украины приостановило прямые поставки туркменского газа украинским предприятиям через частные предприятия, Харкин предупредил, что эти действия могут “повредить деловой активности одной американской компании”, и высказал “серьезную обеспокоенность негативными последствиями этого для… торговых и деловых отношений между Украиной и США в будущем”.

В феврале следующего года три официальных лица компании “Итера” и жена одного из них перечислили 8 тыс. долл. США на избирательную кампанию Харкина.

В октябре Макаров и представители “Итеры” встретились с руководством компании “Оверсиз Прайвет Инвестмент Корп.”, федеральным агентством, предоставляющим американским фирмам, работающим за рубежом, кредиты и страховые услуги. Макаров сказал, что компании “Итера” было известно о том, что агентство предоставляет услуги по страхованию от политического риска в странах (бывшего Советского Союза); поэтому мы к нему и обратились.

Жена Харкина, Рут, которая в то время была президентом агентства ОПИК, сказала, что она не припоминает такую встречу. Представитель ОПИК сообщила, что группа представителей компании “Итера” встречалась с должностными лицами финансового отдела и “по-видимому, посещала руководство”.

Однако результаты встречи разочаровали нас, сказал Макаров.

Два месяца спустя Макаров оплатил визит в Москву и в другие города г-жи Браун, члена Конгресса от Республиканской партии от города Джексонвиль, и двух ее помощников. Браун провела пресс-конференцию в Киеве с главой украинского отделения “Итеры” и встречалась с президентом Ниязовым в Туркменистане.

В местной прессе, освещавшей визит Браун в Туркменистан, о ней говорилось, что она “представляла “Итеру””, но она отвергает такую формулировку. В своем заявлении она сказала, что “легко приняла решение совершить эту историческую поездку” в качестве первого члена палаты представителей, посещающего Туркменистан. Она подчеркнула, что ей удалось убедить Украину поставить 500 тыс. тонн пшеницы, которые та должна была ей отгрузить по соглашению с компанией “Итера”.

Оглядываясь назад, Макаров сказал, что он разочарован своими переговорами в Вашингтоне.

“От того, что я предлагал, могли бы выиграть все, – сказал он, имея в виду неудачные переговоры с ОПИК, – я могу сказать вам, кто останется в проигрыше, – США”.

© 1998, Компания “Вашингтон Пост”.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ТАКУЮ БЫ ЭКОЛОГИЮ МОСКВЕ-РЕКЕ
“АКАДЕМИКИ” СЫГРАЮТ У КЕОСАЯНА “САМИХ СЕБЯ”
СКОТТ УЭЙЛАНД ПОДАВЛЕН АРЕСТОМ, А ЕГО ПОКЛОННИКИ СОЧУВСТВУЮТ МУЗЫКАНТУ
РОК-Н-РОЛЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ЕВГЕНИЯ ОСИНА
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ КИРСАНА ИЛЮМЖИНОВА
Будем жить на вокзале
ИГОРЬ САРУХАНОВ ПОЕТ О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ
ПЕСНИ ФРЭНКА СИНАТРЫ СПОЮТ ПОЛ АНКА И БИЛЛИ ХОЛИДЕЙ
КОРОТКИЕ ВСТРЕЧИ
ПРЕКРАЩЕНО ДЕЛО ПРОТИВ КЭТЛИН МАКМАНАМАН
“НЕСЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ” ПИШЕТ МУЗЫКУ ДЛЯ ТВ (ИНОГДА ПРИ ПОМОЩИ БЕТХОВЕНА)
“ПРЕДПОЛОЖИ ЧЕЛОВЕКА КАК ЧЕЛОВЕКА…”
SPICE GIRLS: ЗАМЕНА ГЭРИ ХОЛЛИУЭЛЛ НИКОГДА НЕ БУДЕТ НАЙДЕНА
ГДЕ НАШ “ТИТАНИК”?
ЛИЗА МАРИЯ ПРЕСЛИ ВСЕ-ТАКИ РЕШИЛА СТАТЬ ПЕВИЦЕЙ
ЗВЕЗДНАЯ ДОРОЖКА СТАЛА ЛЕСТНИЦЕЙ
БЕЛЫЙ КЛЫК ДИКТАТУРЫ
АЛЕНА СВИРИДОВА ГОТОВИТ ДЕМО-ЗАПИСЬ
НОВЫЙ ГОД, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ
НОВАЯ ЖВАЧКА “НА-НА”
РОМАН РЯБЦЕВ ПОКОНЧИЛ С ТАНЦЕВАЛЬНОЙ МУЗЫКОЙ
ОЙ, ЦВЕТЕТ КАЛИНА…
МИХАИЛ ШУФУТИНСКИЙ – НА ЛЕТО В АМЕРИКУ


««« »»»