«Высотка»: Диаграмма бессознательного

Высотка

«Высотка», хаотичная дистопия режиссера Бена Уитли, поначалу доброжелательно приглашает зрителя поселиться на одном из этажей небоскреба, однако уже при первом знакомстве с главным героем и его соседями понимаешь, что мирного сожительства тут не предвидится. Создатель широко признанных артхаусных работ «Список смертников» и «Поле в Англии» снял свой самый близкий по форме к блокбастеру фильм, вооружившись впечатляющим видеорядом и именитыми актерами во главе с Томом Хиддлстоном. Но внешность, как мы знаем, часто бывает обманчивой. 

Кино является экранизацией книги известного английского писателя Джеймса Балларда. Баллард получил широкое признание не только за свои научно-фантастические романы и рассказы, но в большей степени за психопатологические триллеры. Ярчайшим примером термина является фильм Дэвида Кроненберга «Автокатастрофа», вышедший в 1996 году и также основанный на книге Балларда. Для тех, кто не в курсе нужно напомнить, что в книге/фильме была показана сексуальная связь между человеком и автомобильными авариями. Однако «Высотка» стала апогеем урбанизированной тематики в произведениях автора. По сюжету, холостой доктор Роберт Лэнг (Хиддлстон) поселяется на одном из этажей только что отстроенной высотки (не на нижних этажах, и не на верхних, в серединке). Небоскреб, по проекту архитектора Энтони Рояла (Джереми Айронс), должен был стать решением многочисленных проблем современных мегаполисов: загрязнение воздуха, воды, окружающей среды, перенаселение и так далее. Однако решено было сохранить социальное расслоение, то есть бедные и многодетные семьи живут на нижних этажах, а богатые и помпезные резиденты небоскреба на верхних. И данная закономерность особенно приходится не по душе Рику Уайлдеру (Люк Эванс), жителю низовья, отчаянно пытающегося снять документальный фильм о межклассовой дискриминации.  

Бен Уитли и сценарист Эми Джамп, следуя первостепенным заветам Балларда, пытаются наглядно продемонстрировать психологические искривления сознания человека, загнанного в затруднительную ситуацию. Поначалу они воздействуют на зрителя подсознательно, например, как бы случайно показывая на заднем фоне плакат Че Гевары во время разговора Уайлдера со своей беременной женой о социальной несправедливости, а затем происходящее уже открытым текстом принимает вид бессвязного хаоса с зачастую забавными гротескными скетчами, вроде препарирования черепа или детского штурма бассейна. Причем большинство этих зарисовок можно смело менять местами, так как они не особо влияют на смысл, а даже скорее сводят на нет любые попытки построить четкую сюжетную линию в уме. 

Уитли даже не скрывает откровенного сравнения небоскреба с уменьшенной моделью общества. Более того, он его зовет живым организмом, а всё происходящее в нем – потоком бессознательного. Хотя складывается впечатление, будто бы идея фильма зиждется сугубо на фрейдизме, отсюда и многочисленные половые акты и ответ доктора Лэнга на вопрос, что в его коробках (при заселении он ввез огромное количество коробок, но так и не разложил из них вещи, а на вопрос о их содержимом, Роберт, как бы про себя, ответил, что там «секс и паранойя»), но еще одним аспектом фильма являются мысли основателя гуманистической психологии Абрахама Маслоу. Да, того, кому приписывают авторство знаменитой пирамиды. Он предельно ясно в свое время дал понятие и закономерности иерархии потребностей. В «Высотке» эта иерархия потребностей выкручена на максимум, отчего социальный эксперимент приобретает предельно радикальные последствия, вплоть до убийств и похищений. От ежедневных веселий и плясок жильцы постепенно переходят к коллективному безумию, в котором каждый социальный класс пытается перетянуть одеяло на себя, а индивиды окончательно теряют человеческие качества. Стилистически это подчеркнуто учащающейся скоростью монтажа, кадры меняются пропорционально переходу от рационального мышления декаданствующих людей к рефлекторному.  

Но создатели фильма слишком глубоко копают, оставляя после себя лишь пустую ямку на месте, где должен был быть связный сюжет. Красивые операторские заплывы на искусственные пейзажи и приятная глазу игра Хиддлстона делают лишь полдела, оставляя вторую составляющую картины Уитли проецированию бессознательных инстинктов из теорий Фрейда на современную межклассовую модель общества. И из-за этого, фильм, вместо того, чтобы поселиться где-нибудь между этажами «умно» и «захватывающе», застревает между «забавно» и «красиво». Периодически мы можем наблюдать за лихорадочными попытками перемещений по этим этажам, как доктора Лэнга, так и режиссера Уитли, но лифт так и не может найти оптимальную остановку до самых финальных титров. В итоге, вместо свежего остросоциального психологического фильма, на выходе мы получили просто хорошее экстравагантное кино  от Бена Уитли. 



Вадим Богданов

Постоянный критик "Нового Взгляда". Главный редактор портала THECONVERSATION.RU (контакты для связи можно найти там).

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

«Пришельцы 3: Взятие Бастилии»: Что? Где? Когда?
Канны-2016 между праздником и секьюрити
«Экипаж»: На второй круг
«Книга джунглей»: Новые приключения Маугли
«Лайф»: Испорченный ребёнок
Ефремов Vs Путин
Антонио Бандерас, рыцарь кинематографической доблести
Мария Волкова: «Смерть играть интересно»
Фб-Взгляд


««« »»»