Антонио Бандерас, рыцарь кинематографической доблести

Рубрики: [Интервью]  [Кино]  
Метки:

Антонио Бандерас

О никотине, алкоголе, женщинах и прочих прелестях жизни побеседовал с культовым актером Антонио БАНДЕРАСОМ. Три момента, которые остались за рамками ТВ-общения; пока мы в гостевой чаевничали (Антонио пьет только зеленый чай, но с тааааким количеством сахара!) я узнал, что:

* Бандерас по России и Казахстану летает частным бортом.

* Антонио владеет виноградником в своей родной Испании; до сделки с голливудской звездой этот участок назывался Bodegas Anta Natura, но сменил название и на Anta Banderas. Увы, его винный бизнес не заладился.

* Из всех многочисленных интервью в его жизни, Бандераса больше всего обломал визит в «Прожекторперисхилтон». Переводчица не переводила ему шутки ведущих в «ухо», а только беспрестанно ржала. У гостя было ощущение, что все смеются над ним и лидер команды Ваня Ургант вызывал у голливудской знаменитости приступ неприязни. Сказал мне, что чувствовал себя крайне некомфортно во время записи. Замечу, что как мегапрофи Бандерас сумел скрыть свои ощущения. Я, в свою очередь, как мог объяснил ему про формат усопшего проекта и сказал, что шутки квартета (Иван Ургант, Сергей Светлаков, Гарик Мартиросян & Александр Цекало) перевести действительно было сложно и даже носители языка не всегда въезжали в изысканный стеб ведущих… Сам Бандерас, по мне, «шутку юмора» ценит и всегда готов зажечь.

«Если честно, имя мне выбирал Педро Альмодовар»

– Добрый вечер, Антонио.

– Здравствуйте.

– Я могу называть вас Антонио? Ведь ваше первое имя Хосе, да?

– Да. Мое полное имя звучит, как Хосе Антонио Домингес Бандерас. Но можете называть меня, как хотите.

– Весь же мир знает вас, как Антонио Бандераса. При том, что Бандерас – это фамилия вашей матери. Почему вы выбрали именно эту фамилию?

– Почему? Если честно, выбирал даже не столько я, сколько Педро Альмодовар. Я тогда в профессии использовал полное имя – Хосе Антонио Бандерас. Это было еще в 80-ых. Я работал в национальном театре. И вот Педро Альмодовар позвал меня сниматься в фильме «Лабиринт страстей». Это был его второй фильм, а для меня первый. И тогда он сказал, что Хосе Антонио Домингес звучит, как имя тореадора.

– Но это же круто – быть тореадором в Испании.

– Да, но только не когда ты актер. Твое имя должно быть более совместимо с профессией. И тогда он спросил, а как звучит фамилия твоей матери? Бандерас? Отлично. Антонио Бандерас – то, что надо. И я согласился. Так я и стал Антонио Бандерасом.

«Могу немного и по-итальянски говорить»

– Ну, давайте от тореадоров перейдем к другим героям-рыцарям. В последнем фильме, точнее, мультфильме, который вы спродюсировали, «Джастин и рыцари доблести», вы так же озвучили одного из героев. И озвученный вами персонаж отнюдь не является героем. Он отчаянно пытается им казаться. Но тщетно. И что меня поразило, ведь вы же продюсер этого проекта. И в общем-то, могли выбрать любого персонажа. Почему же вы сделали именно этот выбор?

– Как продюсер, я старался прислушиваться к мнению людей из творческой группы. Я очень уважаю их мнение и выбор. А режиссер сказал мне: мы бы очень хотели, чтобы ты выбрал того персонажа, потому что он совершенно не похож на тех, кого ты когда-либо озвучивал. А точнее, похож, только на одного – «Кота в сапогах». Поэтому, почему бы тебе не сыграть такого персонажа? Я, разумеется, согласился и поддержал решение режиссера.

– Получается, это все-таки был не ваш выбор?

– Нет. Будучи продюсером, я принял выбор режиссера. И не стал с ним спорить.

– Все началось со «Шрека», где вы тоже озвучили одного из персонажей. Затем это переросло в самостоятельный анимационный фильм про вашего героя. Вы гордитесь им?

– Абсолютно точно.

– Вы знаете, что меня поразило? Я посмотрел все ваши интервью, ну, все, что смог найти на YouTube, и в одном из них вы говорите, что, работая над анимационным фильмом, вы отдаете всего себя персонажу, не только свой голос. Что вы едите в Силиконовую долину или куда-то еще и узнаете все о своем персонаже. Его движения и прочее. Это правда?

– В каком-то смысле да. И этому я научился, работая в DreamWorks. Вот то, что мы применили в «Джастине», это все та технология и техника, которой я научился еще в DreamWorks. Она заключается в том, что актер встречается со всеми членами команды, со всеми создателями. Вместе прочитывается сценарий. А по мере прочтения ты уже, как актер, вносишь поправки. Фактически вносишь предложения, которые обсуждаются всей командой.

– Вы озвучивали своего героя по-испански?

– Британские актеры, которые озвучивали англоязычную версию, такие как Руперт Эверет, Оливия Уильямс, Марк Стронг, все эти актеры не смогли озвучить испаноязычную версию, потому что они не знают языка. Это лично мое преимущество, что я могу сделать картину на оригинальном языке. А потом перевести ее на испанский для своей страны. Еще в DreamWorks я поступал так же. Делал дорожки для Испании и Южной Америки, плюс отдельную версию для них.

– Да? Они отличается? Контекст отличается?

– Немного да. Потому что у них другие шутки, слегка другое чувство юмора. Для Испании я записал другую версию. И так же я озвучивал итальянскую версию.

– Вы говорите по-итальянски?

– Могу немного и по-итальянски говорить тоже. Это прекрасный язык, впрочем, как и испанский.

«Это смешно и мне очень нравится»

– А когда вы в последний раз были в Малаге, в вашем родном городе?

– Я был там на местных торжествах, которые были посвящены сбору денег для моей благотворительной деятельности. Я президент общества, которое выплачивает стипендии для ребят, у которых нет денег на университет. Это наша первая цель, первая задача. Во-вторых, мы сотрудничаем с ассоциацией, которая предоставляет уход за больными раком. И третьей нашей задачей является сотрудничество с организацией, которая помогает людям в сложной финансовой ситуации. Особенно пожилым.

– Вы знаете, в Андалузии практически в каждом городе и в каждой деревне говорят, что на самом деле Антонио Бандерас родился здесь, именно у них. Слухи ходят повсюду. В Пуэрто-Банюсе, элитном курорте есть площадь, названная в вашу честь. И местные говорят: «Знаете, почему? Потому что Антонио Бандерас родился именно здесь, в этом здании. Здесь сейчас супермаркет, но раньше было маленькое здание, больница, в которой родился Антонио». Так, где вы по-настоящему родились?

– Я родился в Малаге, в столице Андалузии.

– Потому что «Википедия» гласит, что вы родились в Бенальмадене, в провинции Малаги.

– Нет, это неправильная информация.

– Значит, в Малаге? Столице одноименной провинции?

– Абсолютно верно. Вы знаете, это смешно и мне очень нравится, это мило. И было бы хуже, если бы говорили «нет, не здесь он родился, он родился там».

«Я больше себя ассоциирую с труппой передвижного театра»

– Это правда. Они действительно вами гордятся. Фактически они гордятся тем, что вы многого добились, прорвались и достигли колоссального успеха в Голливуде, Мекке американского кино.

Но я ценю ваши испанские фильмы. Я помню фильм Педро Альмодовара с вашим участием «Кожа, в которой я живу». Это потрясающий фильм. Реально страшный, но такой, который можно смотреть множество раз. И каждый раз открывать что-то новое. Расскажите об этой работе. Ведь в ней вы вернулись к своим корням, к работе с Педро Альмодоваром.

– Это правда. Педро Альмодовар сыграл ключевую роль в моей карьере. И он важный человек в моей жизни. Не столько, как режиссер, но как творец. Он научил меня очень многому.

– Например?

– Он сломал все правила в испанском кинематографе. И за это ты обязан заплатить определенную цену. Потому что, когда ты ломаешь правила и создаешь новые концепции в кино, люди зачастую не принимают этого. Им требуется время, чтобы переварить, синтезировать все, чтобы было им показано, чтобы понять это.

И Педро показал мне, как важно следовать за своими идеями, воплощать свою индивидуальность, а не продаваться чьим-то идеям. Он был очень сильным в начале своей карьеры, когда предлагал альтернативные способы повествования. И никогда не прогибался, если видел плохие отзывы или слышал, как люди жалуются из-за того, что он – с точки зрения морали – ворвался в те области, которые до него еще никто не затрагивал. Он просто продолжал идти, продолжал свое дело.

И в конце концов он выиграл эту схватку. И был какой-то момент в Испании, я помню, где-то в середине 90-ых, когда появилось слово – альмадоваровский. О, это рубашка такая альмадоваровская. Или тот разговор такой, альмадоваровский. Он дошел до такого момента, когда его узнавали и его именем определялись вещи.

Так что «Кожа, в которой я живу», стала последней ступенькой, вершиной нашей совместной работы за столько лет. И к пониманию этого фильма можно подходить абсолютно с разных сторон.

Многие думают, что это психологический триллер. Лично я думаю, что это отражение нашего создания, творения. Для тех, кто не смотрел этот фильм, это история пластического хирурга, который хочет преобразить мужчину в женщину против его воли. Но на самом деле весь фильм о создании, о том, какими возможностями располагает режиссер для создания своей действительности, сотворения своей вселенной, где он может в определенном смысле стать творцом, богом.

– Да, да, очевидно, что ваш персонаж – псих. Но при этом очевидно и то, что он своего рода бог. И вы это гениально показали. А вы общаетесь с Педро помимо работы?

– Да. Мы друзья. И я, бывает, приезжаю в Мадрид, а он в Лос-Анджелес. Мы часто видимся и все время поддерживаем контакт.

– Он критикует, комментирует то, что вы делаете? Например, ваши анимационные картины?

– Да. Он знает, чем я занимаюсь, следит за моей деятельностью. Я знаю об этом. Потому что каждый раз, когда мы встречаемся, он обязательно поздравляет меня с успехами. Хотя при этом он достаточно критичен. Если ему что-то не нравится, он не будет это скрывать, он выскажет тебе это прямо в лицо. «Это не так, это было неправильно, Антонио, тебе не следовало этого делать». И он часто прав.

Он понимает профессиональную жизнь с точки зрения режиссера. В то время, как я смотрю на нее с позиции актера. Мне нравится то, что моя профессия дает мне возможность меняться, постоянно воплощать разных людей в разном стиле.

Однако я не из тех актеров, которые заботятся только о своей карьере, думают только о том, как их воспринимают люди. Я больше себя ассоциирую с актерами, которые с труппой передвижного театра ездили из деревни в деревню, которые могут днем сыграть трагедию Шекспира, а вечером легкомысленную комедию.

Я счастлив, что моя профессия дает мне возможность играть на разных площадках, разных языках, разных стилях. Я люблю играть в театре, в мюзиклах, сниматься в триллерах, социальных драмах, комедиях. Я обожаю все это. И я не могу скрыться от этого, это моя природа. И я обожаю жить на съемочной площадке. На этом месте мне комфортнее всего.

«Я очень люблю русских женщин»

– Вы обсуждали то, что вы делаете, с семьей? С Мелани и с дочерью?

– Да, конечно. И, кстати, не только моя бывшая жена актриса, но и моя теща была актрисой, снималась у Альфреда Хичкока. И моя дочь – актриса.

СПРАВКА

В 1995 году на съёмочной площадке фильма «Двое — это слишком» испанского режиссёра Фернандо Труэбы разгорелся роман между Бандерасом и Мелани Гриффит — актриса бросила ради него Дона Джонсона, а сам Антонио расстался со своей женой Аной Лесой, с которой был вместе с 1988 года. Уже через год возлюбленные сыграли свадьбу, а ещё через некоторое время у них родилась дочь Стелла дель Кармен Бандерас Гриффит (род. 1996).

Воспитывали дочь Мелани от предыдущего брака – Дакоту Майи Джонсон (род. 1989). В 2014 году пара подала на развод, окончательно развелась летом 2015 года.

– Расскажите об этом.

– Да, и она занимается актерским искусством правильным способом. Она не хотела, чтобы папа и мама ей помогали. Она скрывает тот факт, что мы ее родители, когда это возможно.

– Почему?

– Потому что она знает, что это может сыграть против нее на определенном этапе ее карьеры. Это правда.

Мы ее очень поддерживаем в эмоциональном плане, просто, как ее родители. Но не в профессиональном плане. Она не позволяет нам помогать ей профессионально. Но это, в принципе, понятно, это имеет смысл.

Давайте я приведу просто небольшой пример, который раскроет ее, как личность. Она снималась в независимом кино в Нью-Йорке. И продюсеры фильма испытывали финансовые трудности в процессе завершения фильма. Я и Мелани в это время были в Нью-Йорке. Мы встретились. И я предложил продюсерам фильма помочь, восполнить недостающие средства в бюджете, чтобы можно было фильм доснять. Но, когда Дакота узнала об этом, она сказала «нет, ни в каком случае не делай это». Потому что теперь все будут думать, что я снимаюсь в этом фильме, потому что ты вложил в него деньги. И она мне не разрешила. Это показывает, насколько она строга к таким вещам. Она очень серьезна, шаг за шагом следует к своей мечте.

Играла сначала в небольших проектах небольшие роли. Приняла участие в проекте «50 оттенков серого», экранизация очень популярной трилогии, где она сыграла главную героиню.

– А она говорит по-испански?

– Да. Слегка забавно, но да.

– Забавно – это в каком смысле? У нее акцент?

– Да, у нее очень своеобразный акцент. А младшая, Стелла, ей 17 лет, вот у нее настоящий андалузский испанский. Звучит, как музыка для моих ушей.

– А вы, на каком языке вы думаете?

– На обоих.

– На обоих? Но это же сложно!

– Да. Я знаю. Но иногда мне даже снятся сны на английском.

– Правда?

– Да. Иногда я даже вижу сны на английском. И во сне я говорю на идеальном английском.

– Но вы и так прекрасно говорите на английском. У вас приятный акцент.

– Но во сне я говорю, будто я выпускник Оксфорда или Кембриджа.

– Моя подруга из Великобритании, режиссер документального кино Оливия обожает ваш акцент. Она вообще считает вас самым прекрасным мужчиной. Вообще самым прекрасным созданием на земле. Говорит, что у вас очень сексуальный акцент.

– Ну, мне в это сложно поверить, я не могу быть объективным в данном плане. Я как-то работал в фильме «Филадельфия» с Томом Хенксом. И он сказал мне: Антонио, это будет сложно, но не теряй свой акцент. Я спросил, зачем? А он: потому что это твоя фишка. Она отличает тебя от других. По твоему акценту люди тебя сразу узнают. И ты можешь делать определенные вещи благодаря акценту. Кстати говоря, «Кота в сапогах» я озвучивал именно благодаря ему.

– Да, это правда, правда. Говоря о «Филадельфии», вы там играете гея. Я читал, что Бред Питт отказался играть главную роль в фильме «Александр» про Александра Македонского из-за гомосексуальной темы. А результате Оливер Стоун отдал роль Колину Фарреллу. А вы не боялись, что, если вы сыграете гея, пойдут слухи о том, что вы нетрадиционно ориентированы? Или вас не волнуют подобные вещи?

– Понимаете, я не боюсь и не стесняюсь своей сексуальной ориентации. Я знаю, кто я. Я думаю, это достаточно очевидно, особенно после 20-летнего брака. Я актер. Я профессионал. И у меня нет никаких предубеждений против геев. Если мне надо сыграть гея, я сыграю его со всем достоинством. Если это не достойный гомосексуалист, а, например, гомосексуалист-убийца, я буду играть гея-убийцу.

Я, например, играл преступников, убийц. Но это же не значит, что я сам убийца и убиваю. Я вообще не люблю оружие даже. Но тебе надо их сыграть, потому что ты профессионал.

Так что у меня никогда не было проблем с этим. Это, кстати, один из уроков Педро Альмодовара. В «Законе желания», фильме Альмодовара, в котором я снимался где-то в 85-м году, меня очень критиковали с точки зрения морали. Потому что там была запечатлена достаточно откровенная сцена с двумя мужчинами. И всех это очень поразило. Было много разговоров на эту тему. Но мой персонаж убил человека в 21-й сцене фильма. И на это никто внимания не обратил. Все хорошо. Мы иногда очень циничны в отношении морали в фильмах и прочих вещей.

Я считаю, если это сделано честно, если ты был последовательным в том, что ты делаешь, тогда не должно быть проблем. И я никогда не сомневался в своей сексуальной ориентации. Я люблю женщин. Я очень люблю русских женщин. Я говорю правду. В них что-то есть, клянусь вам. Но, если мне нужно играть роль, у меня не будет сомнений и лишних вопросов.

«Испанцы умеют обращаться с алкоголем»

– Раз уж мы затронули мораль. В нашей стране с недавних пор появился закон, касающийся курения и в фильмах. В котором говорится, что, если герой курит, и при этом это положительный герой, то это пропаганда курения. Что вы думаете об этом? Вы сами курите?

– Да, я курю. И это, наверное, мой единственный недостаток. Меня иногда спрашивают, каким будет твой следующий проект. Я отвечаю – бросить курить. Это мой следующий проект. Я бы с радостью сделал это в целях оздоровления.

Но в Америке дела обстоят совершенно по-другому. Там ты не можешь закурить, если ты положительный герой. Только, если ты злодей, ты имеешь право курить. Если ты хочешь быть главным героем, и куришь – ни за что. Что очень странно, потому что главные звезды, идолы американского кино, такие как Роберт Митчелл, Хэмфри Боград, все мегазвезды, прославленные имена, все они были курильщиками и курили в фильмах. И я не знаю, что они делают с этими фильмами. Они же не могут просто стереть это из фильма.

Ну, наверное, это правда. Иногда создавать образ, моральный образ героя, идола поколения, и при этом курящего, – это неправильно. Но я считаю, что нам надо быть более терпимыми. Не все, что делается в фильмах, должно быть скопировано в действительности.

И надо понимать, что это просто художественное произведение. И фильмы служат разным целям, как в искусстве в целом. Есть фильмы, которые смотрят для легкомысленного развлечения. Они смешат тебя. Ты забудешь об этом фильме, выйдя из кинотеатра. Но ты прекрасно провел пару часов. И это супер.

А есть сложнейшие фильмы, отражающие человеческий дух в отношениях между людьми. И есть то, что посередине. Все ценно, если делать это честно. Если ты не пытаешься лукавить, если ты просто говоришь: я хочу вас насмешить и все. Я не буду углубляться в изучение человеческой сути, как по Достоевскому. И если ты при этом не врешь никому, то здорово. Значит, ты имеешь право творить. Если ты скажешь кому-нибудь, что они увидят фильм Ингмара Бергмана, а покажешь «Зорро», то они почувствуют себя обманутыми.

– Это правда. Вы сказали, что курение ваш единственный порок. Но вы же из Испании, вы наверняка пьете вино, потому что испанцы пьют. Испанцы пьют вино, как воду.

– Нет, думаю, существует культура распития вина в Испании. Испанцы знают, как пить. В среднем, да, испанцы могут позволить себе бокал вина за ужином, но не всю бутылку. В меру. И поэтому я считаю, что испанцы умеют обращаться с алкоголем. И даже врачи говорят, что вино полезно для здоровья, если употреблять его в меру.

– В «Джастине» герои пьют, курят или только дерутся?

– Они только дерутся. При этом, драки метафорически выражены через хореографию. Поэтому зрители не увидят откровенного насилия. «Джастин и рыцари доблести» – это фильм, который мы создавали с большой ответственностью. Потому что наша целевая аудитория все-таки дети. Мы хотели показать приключения с юмором и с принципами, ценностями. И главный герой – романтически настроенный юнец, мечтающий стать рыцарем.

– И это примечательно, простите, что перебиваю, то, что он борется с бюрократией.

– Точно.

– Это очень актуально в наши дни.

– Абсолютно точно. Это происходит по всему миру. Количество бумажной работы, документов, которые необходимо собирать. Иногда законы доходят до абсурда. Джастин борется с миром строгих правил, не имеющих смысла. И его отец-адвокат хочет, чтобы он тоже стал юристом.

– Но его дедушка был рыцарем?

– Да. И Джастин хочет вернуться в эпоху романтизма и тоже стать рыцарем.

– Вернуться к корням?

– Именно.

– Я не соглашусь, что это фильм для детей. Он актуален для любого возраста. Как и все, чем занимается Антонио Бандерас. Спасибо большое.

– Спасибо.

Евгений Ю. ДОДОЛЕВ.

Фото: Александр СИВЦОВ.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Канны-2016 между праздником и секьюрити
«Экипаж»: На второй круг
«Высотка»: Диаграмма бессознательного
«Книга джунглей»: Новые приключения Маугли
«Лайф»: Испорченный ребёнок
«Пришельцы 3: Взятие Бастилии»: Что? Где? Когда?
Мария Волкова: «Смерть играть интересно»
Фб-Взгляд
Ефремов Vs Путин


«««
»»»