Моя Победа: «Песни о войне» и девочки в бикини

Рубрики: [Мнение]  

Победа

Столько людей в последнее время ежедневно тратят все свои силы на то, чтобы внушить русскому народу крайне лживую мысль: о победе во Второй мировой войне следует забыть и перестать ее праздновать.

В причинах необходимости такого забытья все эти кликуши путаются.

Одни говорят, мол, давно это было, вы же не празднуете доисторические войны и победы давно минувших дней. Типа, забыли же о Куликовской битве и Первой мировой. И не помните о Ледовом побоище и Отечественной войне 1812 года. Как это – забыли и не празднуем?! Празднуем! Мы вообще любим историческое кино. А «Гусарская баллада»? А «Александр Невский»? Это все – с детства знакомое и родное… Не говоря уж о сериалах.

Вторые несут что-то про то, что нам похвалиться больше нечем, чем победой во Второй мировой.

Скажем так, большинству героев греческих легенд и мифов хватило одной локальной победы над Троей, чтобы на тысячелетия обессмертить себя и свой подвиг. А тут размах подвига побольше будет! Но нам ведь есть, чем еще гордиться: от Достоевского до Гагарина, балетом, спортом и музыкой, но дата красная – у Победы. 70 лет. Глуповато в День Победы во Второй мировой отмечать, к примеру, День космонавтики, не правда ли?

Третьи источают яд по поводу того, что Советский Союз был ничем не лучше нацистской Германии, и просто один тоталитаризм поборол другой.

Что, якобы, не русские победили, не СССР, а один гнусный тоталитарный режим схватился с другим, залив планету морем крови. Но и тут у вас осечка, ребята! Не так все это. Нет! На тот момент было все достаточно определенно – были Свет и Тьма. И Свет победил. И на стороне света был СССР. А на стороне Тьмы – нацистская Германия. 

Когда жертва КГБ, диссидент и христианский проповедник Валерий Баринов, основатель христианской рок-группы «Трубный зов» пишет в своем Facebook’е: «70 лет победы над фашизмом!!! Слава тебе, Иисус!!!», его трудно заподозрить в симпатии к тоталитарным системам.

Image 3

Но на него в комментариях тут же начинают выливать помои неизвестно кто, называющие себя добрыми христианами и поборниками демократии, пытающиеся принизить и растоптать подвиг советского народа в победе над фашизмом.

Кто спорит с этим утверждением Валерия Баринова – явно форменный сатанист!

И имя им – легион. В котором есть и четвертые, и пятые, и другие, и иные, и русские, и украинцы, и евреи, и американцы, и безродные космополиты, но всех их объединяет одна мысль, навязчиво доносимая до меня и моего народа: Забудьте свою историю! Предайте забвению свои ритуалы! Уничтожьте свой культ! Перестаньте любить своих героев! И т. д. и тому подобное

Наблюдать сие – более чем странная примета нового времени.

Прочитав все это в сети, я и захотел написать данный текст. Ну и задать вполне, как мне видится, логичный вопрос: Ребята, а вы часом не обалдели (в оригинале грубее – Прим. ред.)?

Чем сильнее внешние силы хотят стереть что-то из памяти народа,  тем больший достигается обратный эффект.

Image

И дети, идущие в бессмертном полку с портретами своих прадедов, которых и в живую-то  никогда не видели, – объединяют теперь демократов и сталинистов, мусульман и православных, бедных и богатых. Потому что у нас у всех воевали родные на той Войне.

Не воевали только у тех, наверное, кто громче всех сейчас визжит, что День Победы это атавизм. И еще, сдается мне, у них фамилия одна на всех – К-к-к-кротов! 

 

- Объясните мне, пожалуйста, Кротов, причину возникшей в вас брезгливости по отношению к людям одной с вами крови. 

- Ну-у… Безмозглые какие-то. Быдло!  

- Что такое «быдло»? 

- Ну, это, вроде как стадо, что ли. Стадо! 

- Вы тяготеете к европейской культуре, Кротов, нам это нравится. Так что учите язык, вы нам будете очень нужны. Не считайте, что предстоит только та операция, о которой я сказал. Предстоят операции и в России…

(с) Противостояние, 1985 г.

 

Замените в этом фрагменте  ”бббыдло” на “ккколорадов” и “вввату” и диалог станет весьма актуальным и современным… до омерзения, к его участникам. 

Image 2

Вообще склонность к обливанию грязью своего детства, своей страны, своих родных, своей истории – характерная особенность уродливых людей. Людей, у которых нет фотографий с красивыми родными, героями войны, и счастливых воспоминаний из детства. Люди с ограниченными возможностями Духа. Не умея творить и созидать, они могут лишь осквернять и разрушать.

Но хватит о них! Поговорим о Празднике! И как мы пришли к тому, что среди нас завелись гниды, которые в нем усомнились… Это случилось не сразу. Это долгий процесс. И я увидел его начало.

Русская зима. На снегу мой однокашник по начальной школе рисует палкой свастику. Я наблюдаю за его упражнением. И он мне объясняет и показывает пальцем на рисунке, что свастика это четыре «Г»! Гитлер, Геббельс, Гиммлер и Геринг.

Палкой он замыкает свастику в квадрат.

И тут же начинает нещадно бить по этим квадратам один за другим полностью уничтожая рисунок вместе с сугробом.

Крича: «Смерть фашистам!»

Это первое воспоминание связанное с гитлеровской Германией о необходимости уничтожения которой знает даже первоклашка.

Image 1

Настолько же отчетливое воспоминание, как первый показ по ТВ остросюжетного фильма «Отряд особого назначения», когда я, подпрыгнув на диване, радостно завопил «Ура! Наши!» в момент, когда наш диверсант метнул нож в фашиста. Это была такая искренняя детская радость от того, что он попал во врага! Такой заливистый смех и счастье от убийства воплощения зла!

А потом вдруг эпоха Радости и Победы сменилась унылым  жанром, который я называю «Ветеранплотейшен». И первой ласточкой его стало одно  небезызвестное кино…

В День Победы в мое детство показывали чаще всего один и тот же кинофильм. Но если в Новый год я до сих пор готов смотреть «Ирония судьбы или с легким паром», то «Белорусский вокзал» уже тогда терпеть не мог. Со всей этой плаксивой атмосферой дома престарелых ветеранов. Не такими я видел наших героев дедов, когда представлял их на войне. «Один шанс из тысячи», снятый за пару лет до «Белорусского» нытья, где среди моря и солнца советские диверсанты во главе с комикс-супергероем Отто Солоницыным расправлялись с глупыми нацистами. Вот такими они являлись мне, как в этом шедевральном боевике Левона Кочаряна. А в этом «Вокзале» героев преподносили, как унылых пенсионеров. Слезливая московская лента образца 1970 года меня с детства повергала в страшную фрустрацию. Почему тот же Всеволод Сафонов, играя нацистского преступника в фильме «Совесть» спустя четыре года, выглядел бодрячком, а тут его специально состарили и добавили седины? В этом я еще ребенком увидел порочность режиссерской задумки. Добавить пыли и тлена в чистую жизнь ветеранов. Зачем?

Мой дедушка – герой Малой Земли, бывший морпех, в том 1970-ом году отдыхал на Черном море и активно приударял за подружкой моей 20-летней мамы. В годы съемки «Белорусского вокзала» он влюбился в девчонку, только что закончившую школу, а та влюбилась в него без памяти. Мама еле спасла брак бабушки, отослав свою подругу куда подальше, и мой дедушка конец отпуска провел в легкой депрессии. Вот что делали ветераны в те времена, а не жевали эти белорусские привокзальные сопли. В 70-ых мой дедушка успешно ловил шпионов в ленинградском порту, а не вызывал сочувствия, как специально состаренные актеры в вышеупомянутом кинофильме.

В 80-ых годах он носил джинсы, модные сорочки, берет и мокасины. Он слушал в плеере новинки диско-музыки.

Он не был пенсионером. Он был импозантным мужчиной и работал, не покладая рук.

Дедушку знала как героя войны масса погранцов.

Мы, благодаря ему и его военной истории, могли попасть в любые закрытые пограничные зоны на курортах. Там и отдыхали в основном. От Широкой балки до Голубой бухты.

Да, он старел. Но не так клеветнически, как показывали ветеранов в подобных фильмах о войне.

Он старел в кругу любимой семьи и в автомобильных летних путешествиях на юг в которых мы распевали с ним «Выходила на берег Катюша…». Забавно, что я представлял, что героиня песни не босоногая красавица по имени Катя, а секретное оружие “Катюша”, и песня визуализировалась у меня кадрами из вышеупомянутой ленты 1978 года «Отряд особого назначения» о боевой машине реактивной артиллерии. 

Ту атмосферу уныния и упадка, которой известен «Белорусский вокзал», я даже не почувствовал на последнем параде Победы, на который пришел с дедом.

Я уже был подростком. А он начинал болеть. Но мы были снова вместе в этот день.

К концу 80-ых ветераны ВОВ действительно состарились, стали много болеть и лежать в больницах. Спустя много лет, после того, как их уже попытались показать такими в кино. Поколение, некогда победившее в самой большой и страшной войне в истории человечества, стало уходить из-за старости. Всем, кому было 20, стало 60.

Это не могло не отразиться и на самом празднике: если совсем маленьким ребенком я чувствовал себя среди ветеранов, словно с могучими великанами-богатырями, то в подростковом возрасте увидел пожилых и ранимых людей, подверженных болезням и старости. Это наполнило мое сердце щемящей тоской по явно уходящей эпохе.

Навсегда запечатлелась сцена, произошедшая в один из последних Дней Победы, когда мой дедушка Валера еще мог ходить на них. Это был году в 86-ом, наверное. Потом он тяжело заболел и умер в 1989-ом. 

После парада, который мы прошли, как всегда с 70-ых годов: от монумента героическим защитникам Ленинграда на Московской – по Ленинскому проспекту – до Автово – плечом к плечу. Ветераны по пути купили колбаски, сыра, алкоголя и зашли во дворик – присесть на скамеечки. Разложили праздничный пикничок, чтобы отметить Праздник. Символично то, что в том дворе был дзот – один из многих в Ленинграде. С датами 1945-1985.

Помню, как сейчас, – невдалеке сидела какая-то ПТУ-шная гопота, презрительно и насмешливо посматривавшая в нашу сторону – типа, приперлось старичье с малолеткой…

Мне стало так обидно за деда и его друзей и стыдно перед ними за этих ушлепанов, у которых уже тогда не было за душой ничего святого!

Это выродки и их потомки потом развалят страну, которая, впрочем, похоронит и их самих под своими обломками. Это они станут бандитами и ларечниками, у которых только доллар будет единственной путеводной звездой в их тусклых жизнях.

А ветераны, выпив по одной, вдруг похлопали меня по плечу и сказали моему деду: «Как же тебе повезло с внуком. А наши не ходят с нами. А твой, сколько мы помним, всегда с тобой. Да уже за одно это ему надо медаль дать!»

А я ходил бы с дедом на парад еще много лет, если бы он был жив!

Но меня сильно ранило тогда, что за это естественное чувство преданности ветераны искренно захотели отдать свои награды,  заработанные в бою. Я тогда чуть не расплакался. Так стало их жалко. Чего же было ждать дальше? Нечего. Окончательно Победа была предана в 90-ых с распадом СССР.

Но поразительно другое. Праздник выжил! Выжил, благодаря народной памяти и последнему поколению СССР, которое, став активным в нулевых, к десятым годам вернули великий Праздник на свое почетное место в нашей жизни.

И сейчас активизировалась враждебная пропаганда. Но давайте задумаемся: от чего нас хотят отучить внутренние и внешние враги?

Что главное в Дне Победы? Демонстрация силы и военный парад? Нет. Для этого есть и другие праздники. 

Лишний раз напомнить о великой роли СССР и советской нации в освобождении всего мира от нацизма? Это и так все, надеюсь, знают.

Так что для нас и наших детей праздник такой далекой уже Победы людей, которых в живых остались единицы? Я вам отвечу.

День Победы напоминает мне о главном. О самом главном. О счастье.

Я обязан быть счастливым. Вкусно есть, модно одеваться, путешествовать и наслаждаться жизнью. Это мой святой долг перед памятью родных. Перед дедом Валерой, который с простреленной ногой, чавкая залитыми кровью сапогами, взял со своим десантом Малую Землю, а потом стал отцом моей матери. Перед дедом, с которым мы объездили все черноморское побережье по местам воинской славы. Я обязан быть счастливым перед дедом Николаем, красноармейцем и младшим братом моей бабушки, не оставившим потомства. Николай – командир роты автоматчиков, получил орден Славы за мужество и отвагу в боях за освобождение Венгрии. Когда лично захватил два бронетранспортера противника и метко брошенной гранатой уничтожил экипаж из пяти человек, пытавшихся спастись бегством, и расстрелял из автомата трех немецких солдат. Он писал своей маме, моей прабабушке Нане, что не может прятаться за спины своих однополчан и должен сам первым подниматься в атаку и увлекать бесстрашием бойцов своего отделения.

И за месяц до конца войны он погиб во время очередной атаки. Пулеметная очередь оборвала жизнь 19-летнего парня. В Австрии нашел он свой последний приют и был похоронен с воинскими почестями рядом с католическим храмом.

Они воевали за меня. Они умирали за меня. Они погибли ради моего счастья.

Поэтому День Победы для меня – День Солнца и Радости, смеха, улыбок и вечной молодости!

Поэтому я не смотрю дурацкие фильмы, а смотрю на красивых девочек и радуюсь чудесной погоде,

И в этот день вспоминаю еще одну веселую историю из детства.

Дедушка Валера часто приносил мне из порта, где работал, голландский «Дональд» и голландские аудио-кассеты.

«Дональд» из Амстердама был розовый, с вкладышами и дивно надувался! О кассетах – разговор особый. На них был записан Высоцкий.

Но как он был оформлен в мире капитала и чистогана – отдельная песня!

Видеть полуголых девиц на диско-альбомах «Boney M» и «Cerrone» было привычным делом, но увидеть такое на обложках Владимира Семеновича было крайне неожиданно!

Помню свое недоумение от кассеты в руках.

Я понимал, что кассеты Высоцкого «Песни о войне» это совсем не то же самое, что Оркестр Фаусто Папетти, но было ощущение, что дизайнер у них был один. И там и там красовались девочки топлесс или в бикини у бассейна.

Так я впервые открыл для себя песни Высоцкого о войне.

Мне предложила это сделать потрясающая красотка, сверкая каплями воды на загорелом теле.

Расчет голландских музыкальных производителей был верным. Ясно, что полуголая девушка продаст все, что угодно. Даже русского барда в Амстердаме.

Но вот для советского подростка такое оформление приобретало совсем другой смысл. Высоцкий не ассоциировался у меня с девочками в бикини, даже если он и любил их, что наверняка.

Но я был рад, что он был выпущен именно в таком виде. От этих кассет веяло какой-то свежестью и новизной. Никогда песни о войне не были представлены так красочно и ярко.

Я запомнил это навсегда и улыбаюсь, думая о зарубежных господах-оформителях, своим оформлением поставивших трагический релиз Высоцкого в один ряд с шедеврами диско и изи-листенинг музыки. Это была наша своеобразная идеологическая мина, заложенная в поле евро-эстрады.

И каждый раз под напором критики из цикла «А не пора ли забыть?» я вспоминаю все эти прекрасные, такие разные вещи из детства и не понимаю подобных вопросов. Как можно забыть то, что любишь? Своего дедушку-героя? Я знаю, что в каждой работе, картине, тексте, да что там, просто даже в обычной житейской радости храню память о нем – и улыбаюсь им всем в ответ. Это почитание предков, ребята. Неужели не ясно?

И  тут же приходят на ум песни о войне Высоцкого. И, конечно, эти неуместные и такие горячие девочки в бикини у бассейна. И я уже не сдерживаю смех.

Высоцкий курил Мальборо, ездил на Мерседесе, так же чтил наших общих предков, и поэтому мы с ним принадлежим к одному племени, к которому явно не принадлежат те, кто выступает против святого Праздника. И я понимаю, что следую традиции в нашем искусстве и в нашей культуре, несмотря на то, что пользуюсь айфоном или люблю нью-диско. Я все равно – плоть от плоти этой страны и ее жизни.

Забыть? Сейчас?

Особенно о том, что темные силы с каждым годом все больше и больше хотят растворить и обесценить великую Победу в глазах потомков.

Но зачем нам забывать о Празднике Света и Всеобщей Радости?

Зачем нам забывать о своих вечно живых и бессмертных родных?

К чему мне забывать о том, что мне надо быть счастливым?

Наоборот – об этом надо напоминать!!!

А кто этого не понимает – тот просто не любит Родину. Все так предельно просто. А Родину не любить – это, как не любить свою девочку…

Да понимайте как хотите историю, забывчивые вы мои друзья, но это наша жизнь и пока мы живы мы будем помнить.

А потом передадим вместе с медалями и орденами дедов свои воспоминания их правнукам. И кассеты Высоцкого с песнями о войне, оформленные девочками в бикини – тоже. Может быть, так скорее наши потомки их услышат. Все-таки реклама не зря придумана.


Дмитрий Мишенин

Cоздатель арт-проекта Doping-Pong, один из пионеров российского digital art., а по совместительству – публицист, автор российских и зарубежных молодежных журналов от «Птюч» и «ОМ» до PiG и «Хулигана». Несмотря на занятость, всегда находит время на занятия журналистикой.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Депортация как чьего-то ума флуктуация
Франция в лицах. Об Украине, Европе и России
Мари-Франсуаза Бештель: «Вклад СССР в победу не вызывает сомнения»
Ив Поццо ди Борго: «Надо, чтобы был плохой и хороший»
Скоростной адреналин
Тьерри Мариани: «Я верю в Евросоюз»
Фб-Взгляд
Общественная палата: российской молодежи – бесплатное кино
Фестиваль «Трайбека» вчера и сегодня
Древо жизни


«««
»»»