Мари-Франсуаза Бештель: «Вклад СССР в победу не вызывает сомнения»

Рубрики: [Интервью]  [политика]  

– Вы по образованию философ и руководили кузницей руководящих кадров Франции – школой национальной администрации ЭНА. Как вам кажется, философия оказывает влияние на современную французскую политику?

– Философия во власти это чисто французская вещь. Мы критикуем Платона за то, что он поддержал идею диктатуры тридцати, мы помним, что ни Кант, ни Гегель никогда не давали советов правителям, равно как ни один британский, американский или русский мыслитель не были советниками руководителей государств, но для Франции это вполне обыденное явление, когда интеллектуал, в особенности философ наставляет политическое руководство. У нас принято считать, что мыслители должны играть роль в государственном управлении. Все это восходит к Вольтеру, который, кстати, советов власти тоже не давал и был к ней весьма критичен, но место, которое он занял в мировой культуре, прочно запечатлелось в нашей памяти.

В нашем сознании живы идеи французской революции, под которой мы понимаем не только освобождение народа, но и его просвещение. А кто у нас является главным носителем знания? Интеллектуалы. Они самые образованные, а значит надо давать им слово. Поэтому в последнее время у нас часто появляются статьи с вопросами «куда же подевались все интеллектуалы?» и «почему их совсем не слышно?». Франция одна такая.

Уважение к интеллектуалам это конечно хорошо, но не всегда. Все мы знаем, какую в вышей степени отрицательную роль во французской политике сыграл наш известный философ Бернар Анри Леви. Особенно вредил он тогда, когда руководители к нему прислушивались. Жак Ширак его никогда всерьез не воспринимал, и никогда де Голль не обратил бы на него ни малейшего внимания, но Миттеран внял его советам, когда речь зашла о конфликте на Балканах. Он держался до последнего, не хотел идти против Сербии, но в конце концов, и многих из нас это сильно удивило, он все же послушался Бернара Анри Леви. И невзирая на печальные последствия, этого человека у нас, по-прежнему, слушают!

– Теперь Бернар Анти Леви консультирует Порошенко… А как вам кажется, украинская тема во французских СМИ освещается объективно?

– Нет, она показана очень однобоко. И если человеку хочется иметь представление о том, как реально обстоят дела, ему приходится самому искать информацию в интернете. Можно конечно найти сбалансированные передачи и статьи, но это будут не самые популярные СМИ. Хорошо, что есть уважаемые и хорошо информированные люди, которые открыто высказываются на тему Украины, много пишут в блогах, но чтобы найти баланс надо хотеть его найти!

Перекос в освещении происходит как за счет экономического давления на СМИ, так и за счет очевидного атлантистского влияния на умы. За последние десять лет оно серьезно усилилось, ведь исторически Франция никогда не была проамериканской – у нас остались очень неприятные воспоминания об американцах времен Второй мировой войны. Мы не забыли их бомбардировки, помним как они себя вели, ведь англичане, к примеру, вели себя совершенно иначе. И наше отношение к Америке четко проявилось во времена правления генерала де Голля. Де Голль оттого и был так популярен, что отражал умонастроения народа и пытался сделать из Франции сильного посредника между противостоящими блоками, свободного в суждениях и независимого в оценках. Постепенно эта роль свелась на нет, потому что в нашей стране политические партии обладают большим влиянием, а две главные партии – консерваторы, которых возглавлял сначала Ширак, а затем Саркози, и социалисты, которых возглавлял Миттеран, а теперь Олланд – обе развернулись в сторону Атлантики.

– Как вы оцениваете перспективы украинского конфликта?

– Нормандский формат – прекрасная модель выхода из сложившейся ситуации. Год назад мы во Франции совсем не были уверены в том, что такое будет возможно, но все получилось и Минские соглашения имеют шанс претвориться в жизнь. И потом, я не знаю как в Германии, но во Франции уже видны признаки адекватности в оценке событий на Украине. Уже всем очевидно, что ответственность лежит на обеих сторонах, а не на одной. Мы, как парламентарии регулярно приезжаем в Москву, чтобы свидетельствовать, что у нас с Россией историческая дружба. В конце концов это сработает, да и сейчас уже видно, что ситуация лучше, чем была год назад.

– Французские СМИ могут стать к нам терпимее?

– Если Минские соглашения дадут результат и санкции будут сняты, пресса в отношении России изменится вслед за генеральной линией. У нас сначала политика, потом медиа.

– Вам не кажется, что Америка стремится ослабить Евросоюз?

– Я не могу сказать, чтобы американцы делали все возможное, чтобы лишить Европу независимости. Дело в том, что Евросоюз и европейский континент это разные вещи. Я евроскептик, и для меня будущее Европы – это именно европейский континент. А что касается Евросоюза, то мне не кажется, что он движется в правильном направлении, потому что его интересы идут вразрез с суверенным интересами стран в него входящих. Более того, он не помогает странам-членам находить компромисс между собой, напротив он душит голоса отдельных государств и, соответственно, народов их населяющих. Поэтому я считаю, что Евросоюз, в том виде, в котором он существует сейчас, не опасен для США, а вот Объединенная Европа, которая вырисовывается на горизонте, та, что включила бы в себя если не всю, то значительную часть России, могла бы стать опасным соперником США.

Достаточно поставить себя на их место, чтобы понять природу таких опасений: американцы наслаждались мегавластью после распада СССР, а теперь их влияние снижается. Они уже смирились с тем, что Китай их соперник, но появление второго соперника в виде Европейского континента – идея, которую они не могут переварить. Именно поэтому США категорически против того, чтобы Россия заняла свое место в Европе.

– Как вы относитесь к усилению слежки в Европе?

– Я работала над законами, связанными с терроризмом, а сейчас занимаюсь подготовкой закона о спецслужбах. Могу со всей ответственностью заявить, что мы во Франции не хотим никакого Patriot Act, потому что это не соответствует нашей культуре. Мы против того, чтобы вламываться в дома, подслушивать частные разговоры, знать все обо всех. Нам не нравится идея сажать людей в тюрьмы без юридических оснований.

Мы пытаемся найти баланс между свободой и безопасностью, ведь мы имеем сегодня дело с серьезным вызовом – интернетом. Благодаря сети легко рекрутировать джихадистов, а джихад – реальная опасность. Используя сеть можно купить оружие, фальшивые документы, да что угодно! То есть мы намерены следить за происходящим в интернете с помощью системы, которая вычленяла бы подозрительных пользователей. И лишь при наличии серьезных оснований подключали бы спецслужбы. Важно, чтобы спецслужбы оставались под жестким контролем специальной комиссии и административного судьи, который имел бы право в любой момент вмешаться в процесс. То есть мы надеемся создать систему контроля над спецслужбами и не допустить полной его утраты, как это произошло по ту сторону Атлантики.

– Как вы считаете, возможен ли во Франции пересмотр итогов Второй мировой войны?

– Нет, во Франции итоги Второй мировой пересматриваться не будут. Вклад СССР в победу не вызывает сомнения. Очевидно, что коммунистический и современный периоды слегка демонизируется в прессе, но это все поверхностное. Что касается истории Второй мировой войны, то ее изучают в школе, а роль СССР никогда не преуменьшалась.

Беседовал Стас НОВИНСКИЙ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Депортация как чьего-то ума флуктуация
Франция в лицах. Об Украине, Европе и России
Ив Поццо ди Борго: «Надо, чтобы был плохой и хороший»
Скоростной адреналин
Тьерри Мариани: «Я верю в Евросоюз»
Фб-Взгляд
Общественная палата: российской молодежи – бесплатное кино
Моя Победа: «Песни о войне» и девочки в бикини
Фестиваль «Трайбека» вчера и сегодня
Древо жизни


«««
»»»