БЕЗ ИНТЕЛЛИГЕНТОВ. УТОПИЯ

Моя ненависть к нашим интеллигентам, несомненно, носит классовый характер. Я вырос в неинтеллигентной среде. Сначала меня окружали обычные дети обычных родителей маленького русского провинциального городка, потом – обычные дети обычных родителей подмосковного рабочего поселка, потом, когда я стал студентом полиграфического техникума и работал в типографии, – такие же обычные рабочие люди. В них не было никакого пафоса, в них не было гонора и снобизма, в них не было столько дерьма, как в русских интеллигентах. Зато многие из них были по-настоящему талантливы и интересны.

Уже первые встреченные мной интеллигенты сформировали и укрепили во мне образ нашей интеллигенции в целом, вернее – не образ даже, а ту отвратительную и мерзкую харю, которая распадается на тысячи и тысячи физиономий, готовых в любой момент слиться в любую паскудную комбинацию. Русский интеллигент – это мягкотелое инфантильное существо с немытыми патлами и гнилыми зубами, существо, обитающее в затемненных прокуренных и затхлых помещениях, абсолютно никчемное и бессмысленное, но на все имеющее свое “мнение”, всегда готовое продаться и продать. Русский интеллигент не имеет ничего общего с русским национальным характером.

Недаром о человеке неприятном, нехорошем, чужом, не нашем в народе принято говорить “гнилой интеллигент”, “интеллигент паршивый” и т.п.

Об интеллигенции написано и сказано столько, что нетрудно понять, насколько нагло и беззастенчиво они создавали свой культ, культ самим себе. Им нужно было оправдать как-то свою никчемность. Чего стоит история интеллигенции, созданная ею самой, чего стоят подвиги и достижения, вошедшие в эту историю?! Быть может, самые значительные русские поэты XX века, Есенин и Маяковский, интеллигентами не были, но те всегда двигали вперед, поднимали на щит и назначали классиками только своих. Это они свели великое русское искусство до черного квадрата, до закорючки. Это они свели великую русскую литературу до уровня пошлого еврейского анекдотца. Это они влезли со своим поганым рылом в наш калашный ряд.

Первые профессиональные интеллигенты появились в России всего-то в конце XVIII – начале XIX веков из числа образованных бездельников высших сословий. Их было еще слишком мало, чтобы они могли навредить культуре такой великой и большой страны, как Россия. Культура продолжала оставаться народной в полном смысле этого слова почти до конца XIX века. Но уже тогда интеллигентская вредоносность проявляла себя “в полный рост”. Декадентщина, смута и брожение в умах и разложение всех и всяческих устоев привели страну к катастрофе.

Интеллигенты у власти – это страшная недопустимая ситуация. Если в царском правительстве, последнем царском правительстве, интеллигентов можно было по пальцам пересчитать, то уже Временное правительство состояло практически только из них. Результат известен.

Ленин все свое отношение к интеллигенции лучше всего выразил в фразе: “Они думают, что они мозг нации, на самом деле они говно”. Поставленные перед жестким выбором – или измениться или исчезнуть – интеллигенты показали свою крысиную сущность. Достаточно вспомнить, как Мейерхольд писал доносы на Таирова, а Таиров на Мейерхольда. Но уже при Сталине, вдохновившем создание тепленьких местечек под названием творческие союзы, жизнь интеллигентов стала веселее. Во всяком случае им было позволено оставаться теми, кем они были, есть (к сожалению) и будут (к несчастью, но все-таки надеюсь, что – нет!). Когда я слышу и читаю, как их называют героями антисталинского сопротивления, мне становится смешно. Разве Пастернак не был любимым сталинским поэтом и не писал стихи о Сталине по заказу Бухарина для публикации в “Известиях”, разве Булгаков не был любимым сталинским драматургом и не написал о нем пьесу “Батум”, разве жалкий Мандельштам не вымучивал из себя старательно “Оду Сталину”, разве Ахматова не писала стихи к 70-летию Вождя, Друга и Учителя “Слава Миру”, разве нынешние герои-евтушенки не сочиняли о нем восторженных виршей, разве, разве, разве?! Им хотелось жить и размножаться – это понятно, это естественно, человек – единственное животное, плодящееся в неволе лучше, чем на свободе – но зачем объявлять их героями? Интеллигенты не могут быть героями, это не их профессия, не их специальность, не их ПРОФИЛЬ. К тому же, они редко выговаривают букву “рррр”…

Сейчас интеллигенты опять находятся у власти. Свиноподобный интеллигент Егор Гайдар, внук замечательного неинтеллигентного писателя. Интеллигенты Чубайс, Козырев, Черномырдин, Сосковец, Заверюха… Никогда еще в российском правительстве не было столько смешных и нелепых фамилий. Никогда еще Россией не правил такой бездарный, убогий, вечно бухой царь. Такой царь нужен интеллигентам, такой царь им удобен. Традиционно “творческая” интеллигенция у нас выполняла роль цепной шавки. Только отпусти поводок, скажи “фас” – покусает любого. Но никогда интеллигенты не были так кровожадны, как во время октябрьских событий 1993 года. Тем самым они сами себе подписали приговор. Отмыться им от этого уже не удастся никогда.

Меня не убеждает расхожее мнение о том, что лучше уж пусть Россией правят воры, владеющие несколькими иностранными языками, чем воры, которые с трудом владеют своим собственным. Меня не убеждает ни один из доводов интеллигентиков в свое оправдание. Поскольку я вырос в неинтеллигентной среде и слава Богу никогда не принадлежал к интеллигенции, моя ненависть к ней носит несомненно классовый характер.

Из этой ненависти родились следующие тезисы:

1. Они должны жить в постоянном страхе.

2. Они должны знать, что каждый их шаг, жест, поступок, каждое слово, сказанное или написанное, и каждая мысль находятся под контролем.

3. Они должны находиться в строгом государственном подчинении.

4. Они должны быть строго ограничены в передвижениях.

5. Необходимо вернуться к емкому определению “интеллигентская прослойка” со всеми вытекающими отсюда последствиями.

6. Им должно быть стыдно за то, что они – интеллигенты, что они родились, воспитаны или стали такими.

7. Они должны понимать свою ущербность и антинародную сущность. Они должны испытывать чувство бесконечной благодарности, что народ их кормит и терпит.

8. Доступ интеллигентов в государственные и властные структуры должен быть строго ограничен или даже вообще запрещен.

9. Им должно быть запрещено иметь семью и детей.

10. Возможен вариант по переселению интеллигентов в специальные резервации.

11. Интеллигентское творчество не должно быть допущено до широких масс, в идеале интеллигентское творчество не должно быть допущено.

12. Нужно помнить, что в борьбе с интеллигенцией все методы хороши.

13. В ближайшем будущем интеллигенция должна быть ассимилирована и уничтожена как класс.

Да здравствует Россия, свободная от интеллигентов! У нас есть своя национальная культура, свои герои и своя история, и незачем делить все это с интеллигентским отродьем. Да будет так.


Ярослав Могутин

Собкор «Нового Взгляда» в США

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

“ДАЖЕ ОКОПНУЮ ВОШЬ ПОДХВАТИЛ…”
НАШИ “МУРКИ”
35262 ЖИРИНОВСКИХ И 21753 ЖИРИКА ОБИТАЮТ В БОЛЬНИЦАХ МОСКВЫ
ЛИМОНКА В ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ БЛОКИ
ФРАНКЕНШТЕЙН КОММУНИЗМА
ЛИМОНОВУ – СЛОВО. ДАЖЕ НЕСКОЛЬКО СЛОВ.
СТАЛИ ВОРОВАТЬ ДАЖЕ ИДИОТОВ, А ЗРЯ
КАК НАМ ОБУСТРОИТЬ РОССИЮ
ПОХИЩЕНИЕ И КАЗНЬ АЛЬДО МОРО
КИРКОРОВ В РОЛИ РЕАНИМАТОРА
МАЛОЛЕТКА ИЗНАСИЛОВАЛА ПЕНСИОНЕРА
ЗАГОРЕЛСЯ ПЬЯНЫЙ
СТАЛИ ВОРОВАТЬ ДАЖЕ ИДИОТОВ, А ЗРЯ
ТАМПЛИЕРЫ ПРОЛЕТАРИАТА


««« »»»