ФБ-взгляд

Рубрики: [Фейсбук]  

Лента Фейсбука

Унылые! Унылые и абсолютно одинаковые люди сидят в фейсбуке и постят-постят-постят одинаковые унылые ругательства на власть. Как много развелось этих пенсионерок на лавочке! Иногда оживляются и те же унылые посты начинают писать, брызгая слюной.

Это не революция. Нет. Это вялое перебрасывние говноснежками. Надо срочно чистить ленту и никогда не общаться в реале с этими протухшими персонажами, не способными ни на что, кроме как на падение в колодец слабоумия. Оставлю только тех, кого интересно читать и кто умеет себя вести прилично в обществе. А все это унылое братство – пусть общается само с собой.

Андрей ДОБРОВ.

Рассержанные горожане

Если вы не рассерженный горожанин – вы не в тренде. Вам побрезгают пожать руку, не порекомендуют прочесть горячую нетленку в журнале «Сноб», а несгибаемая и пылкая Ксения Ларина никогда восторженно не процитирует вас на «Эхе Москвы». Однако не следует быть злым горожанином! Только рассерженным! Злых – как грязи от Москвы до самых до окраин. Злые никому не нужны и не интересны, ибо они даже не слыхали о придурковатом Романе Романовиче с телеканала Дождь, а «Марио», даже для самых продвинутых из них – не ресторан, но всего лишь компьютерная побегушка на допотопном гаджете. Остерегайтесь по неосторожности преступить грань, разделяющую чистых-рассерженных и нечистых-злых! Выпасть из тренда, как выпасть из гнезда – там страшно, там холодно и непонятно! Мы – рассерженные горожане! Наше место в «Жан-Жаке!»

Аркадий КАЙДАНОВ.

Семь записей в Facebook’e

Из советской истории хочется оставить себе очень немногое: троцкистскую юность Шаламова с оппозиционной демонстрацией 7 ноября 1927-го и дебатами Введенского с Луначарским, фильмы Хуциева с полупустой Москвой под дождем и любовным катарсисом героини среди молодых еще ветеранов 9 мая у Большого театра, прозу Трифонова, да праздничное ощущение 1989 – наконец-то – года.

Оставлять остальное не хочется.

Но – придется.

***

Какая хрупкая вещь это молодое красивое московское благополучие.

1. Квартиры нет и никогда не будет, если случайно не досталась от бабушек собственных или мужа-жены.

2. Мужья и жены (любовники и любовницы) в 21-м веке и в страшном сне не могут себе представить совместную жизнь с родителями объекта (а 30 лет назад это была норма).

3. А цены на съем все растут и растут.

4. А в Париж-Рим-Нью-Йорк ездить привыкли.

5. А если в очереди три часа постоять, как в 1990-м? Что-то не хочется.

6. А что такое двое-трое детей? Это сколько вообще денег, если вы не почвенник и не спартанец, и исходите (как я, например) из того, что «у ребенка должна быть своя комната» и т.п. барство и обломовщина.

7. Донашивать за другими вещи, опять-таки, уже аут оф фэшн.

8. А сколько «бизнесов» в Москве действительно что-то зарабатывают и никуда не денутся, а сколько – являются панамой большей или меньшей долговечности?

9. А ведь есть еще и медицина.

10. А родители-то младше не становятся.

Ке фер? Фер-то ке?

***

Разница между католическими и православными церквями, например, в том, что католичество – это то, что человеку говорит Бог, а православие – то, что человек говорит Богу.

Католический Бог говорит человеку: смотри, какой торжественный, какой богатый и сложный мир я для тебя создал. И как ты сам, человек, великолепен и разнообразно-барочен. Филиппинские паломники, африканские священники, лысые миссионеры с улыбками мафиози, рясы всех цветов, торты фасадов, огромные детские комнаты вертепов, – и все для того, чтобы ты, человек, удивился и восхитился. И был благодарен.

И человек благодарен. Си, си, грациа, шепчет он.

А другой человек говорит православному Богу: я жил неправильно. Я пил неразбавленный спирт, а потом и стеклоочиститель «Максимка», я состоял в «Единой России» и боролся с агентами Госдепа, я бил жену, натравливал на прохожих питбультерьера и скачивал из iTunes Григория Лепса. Но теперь я пришел для того, чтобы Ты меня все-таки принял и, может быть, даже простил. Стою, комкаю в руках шапку и жду. Примешь? Простишь?

Но православный Бог – точнее, Николай Чудотворец, потому что православный Бог это и есть Николай Чудотворец, – молчит. Подмигивает свечками у оклада.

***

Единственное, чего не хватает в Ватикане, – Бога.

Как-то совсем Его там нету.

«Шедевры мировой культуры» есть, швейцарская гвардия есть, русские туристы («Мама, здесь нет вайфая! на Мальте был, а тут нету! Мама, сделай что-нибудь!») есть, а Бога нету.

Вот где-нибудь в штате Массачусетс идешь по пустой – как это у них там всегда днем бывает – пригородной дороге, видишь простенький одноэтажный домик с надписью типа «Храм всех церквей и пророков Израиля, пожертвуйте 2 доллара 55 центов, Страшный Суд на пороге» – и тебя всего охватывает ясное, мощное ощущение Его присутствия.

А в соборе святого Петра – нет, не охватывает.

Но зато там есть Микеланджело.

Россия в двадцатом веке пережила огромный, тектонический переход – от «земли» к «современности».

В процессе этого дела убили столько людей, что даже цифры эти не имеют никакого смысла.

Все равно невозможно представить себе столько мертвых.

И вот, с начала с 1950-х, а потом с 1980-х – пошел медленный, медленный процесс очеловечивания.

Где была просто зона и массовый могильник, и гражданки в телогрейках ходили – там что-то возникло.

Убогое. Но возникло.

И они – медленно – учатся быть людьми.

Я вот, кстати, все думаю: когда же подавляющее большинство русских водителей научатся не ездить при первой же возможности со скоростью 140?

А это, кстати, ничуть не менее страшно, чем закон про детей.

Людьми, они просто должны становиться людьми: не гонять на тачках, не заводить питбультерьеров, не ходить в спортивной форме, не бить других людей, не голосовать за морду из телевизора.

Сколько времени на это нужно? Лучше и не думать об этом.

И уж точно – не злить их.

Потому что тогда они вспоминают про телогрейку.

***

Читаю, читаю ленту – и просто нет сил, какой идиотизм кругом.

«Они не люди. Ах, они не люди».

Вот оно что вдруг оказалось.

Милые вы хорошие, да у нас на нашей с вами родине – и не при Иване Грозном, а когда моя бабушка уже студенткой была – таким же студентам давали 25 лет Колымы за неосторожный разговор и могли доктора забить сапогами насмерть за то, что он не с той фамилией в паспорте лечил не того пациента.

Ну очнитесь же, наконец, и поймите, где вы живете.

«Они не люди», потому что запретили вывозить больных детей и ухаживать за ними там, где для этого есть неравнодушные родители и у этих родителей деньги.

Но это сейчас, когда система жива.

А когда она умрет – да хоть от старческого маразма, необязательна и революция, – и у вас прямо во дворе неизвестные ребятки, то ли нашисты, то ли нацисты, то ли полицейские, то ли «сход», то ли кто, черт их знает, – закопают 500 неопознанных трупов каких-нибудь гастарбайтеров с пулевыми дырками в затылках, тогда что вы скажете?

А ведь и это не предел.

Ну сколько же можно жить в Азии и думать, что живешь в Европе?

Пошли им немного ума, о великий Гудвин.

***

Сейчас уже видно, до какой степени озлобленного неадеквата можно довести нашу систему, если начать ее ребячески атаковать.

Победы из таких атак не получается, зато все та же путинская Россия 2000 – 2011 начинает восприниматься как тихое, невинное место.

А то ли еще будет.

Беда в том, что хорошие люди даже и близко не представляют, сколько там у них, у плохих людей, эшелонов с законами, дубинками, нравственностью, духовными скрепами и адом.

Это реакция на травму – то, что происходит сейчас. Система всегда ожесточается, будучи заметно, но совсем не катастрофично травмирована, как и всегда в случае со всякими 1848-ми и 1968-ми.

Они ведь и смертную казнь могут теперь восстановить в пароксизме духовности.

Тыкали, в общем, тигру в нос белыми лентами, тыкали, и вот он результат.

***

Биография, кстати, у всех этих «депутатов», принимающих «законы», типовая:

1. Вырос под забором.

2. «Привлекался» за кражи и драки.

3. Но взялся за ум: ПТУ с красным дипломом, почетная грамота за общественную работу, диссертация по вопросам пожарной безопасности.

4. Потом приватизировал металлургический завод, убив, по слухам, четырнадцать человек, но это не доказано.

5. Потом получил орден Александра Невского и орден Дмитрия Донского за укрепление духовных основ.

6. Потом в депутаты.

7. Увлекается вольной борьбой и сафари, ездит на «Майбахе».

8. «На досуге перечитывает классику».

Не грози, в общем, Южному централу, попивая сок у себя в квартале.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ.

Депардье vs Монтан

Жерар ДепардьеВ связи с совершенно е…анутой свистопляской вокруг пуза Депардье невольно вспоминается, господа, нечто подобное, имевшее место в далеком 1956 году. Тогда в СССР приезжали с дружественными гастролями большой друг нашей страны Ив Монтан – попеть и его большая подруга Симона Синьоре (красотка!!!) – на посмотреть.

Стоит отметить, что для нашего большого друга Ива Монтана данные дружественные гастроли были проявлением большого личного мужества, так как после ликвидации венгерского мятежа отношение к СССР ввиду некоторой тупости официальной советской пропаганды было… эээ… не совсем благожелательным. К примеру, любимый советскими женщинами и мальчишками Жерар Филипп (не путать с Депардье, один Фанфан, второй Обеликс), узнав о предстоящем визите Монтана в СССР, по одним данным дал ему по морде, а по другим – в оную французскую морду и вовсе плюнул. Думается, из зависти: Монтана с Симоной к нам пустили, а Жерара (Филиппа, не Депардье) – нет.

Итогом же дружественных гастролей нашего большого друга Ива Монтана и его большой подруги Симоны Сиьоре стало то, что вконец за…банный приемами и жополизательством советских чиновников и деятелей культуры Монтан стал немедленно превращаться в антисоветчика (вот он, ответ на наше гостеприимство!!!), ну а Симона Синьоре организовала легендарную выставку-показ нижнего белья, произведенного в СССР, что было расценено этим же СССР, как антисоветская провокация (ну не п…ец ли?), так как наше женское белье было предназначено не для того, чтобы у мужчин стоял, а для того, чтобы в нем было тепло и сухо.

Скептически настроенные свидетели шума вокруг тогда еще нашего большого друга Ива Монтана во время его пребывания в дружественном СССР соревновались в остроумии, высмеивая и наступая на святое. Такие му…аки есть всегда, но настораживает тот факт, что к нынешней ситуации с Депардьем те события почти 60-летней давности соотносятся так же, как иголки у ежа: то есть идентично. Чег стоят одни эти бессмертные строки:

Монтан объездил всю Европу,

Спасибо, что приехал он,

Но целовать за это в ж…пу

Уж извините, миль-пардон.

Вадим ГАСАНОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Асташенок сыграет музыканта
Американская сказка о президенте
Монстры возвращаются в 3D
Спасти город может только Джон О’Мара
Банкир Геращенко
Вера Полозкова, девушка с журфака
Муза для гениев
Ведьмы всех стран, объединяйтесь!
Зло в химической чистоте


««« »»»