Постельцинская интеграция в Центральной Азии

Совершенно очевидно, что постельцинский режим будет иметь более жесткую и более патриотическую линию во взаимоотношениях с Казахстаном и другими независимыми государствами Центральной Азии. Это видно по политическим заявлениям на самых первых шагах предвыборного марафона. Руцкой, Романов, Зюганов, Жириновский, Затулин и другие лидеры не только консолидируют вокруг себя патриотически настроенных избирателей, но и пробивают брешь в заговоре молчания нынешнего руководства России и его политических фаворитов вокруг действительного положения дел в ближнем зарубежье и положения там этнических русских и русскоязычного населения в целом.

Эти проблемы стоят весьма остро, и важность их решения постоянно обсуждается и на Совете Федерации, и в Государственной Думе, а также политическими деятелями новых суверенных государств.

Несмотря на неиссякаемый поток инициатив Н.Назарбаева по Евразийскому союзу, все более проявляется его откровенный национальный протекционизм и ущемление прав русских, которых в Казахстане примерно половина населения. Этот процентный состав следует скорректировать с учетом социальной роли русских. Их доля в числе занятых в металлургии и машиностроении составляет более 90%. Растениеводство целинных районов – это тоже сфера труда русского населения.

Исторически восточный Казахстан и ряд западных областей входили в состав России и были переданы Казахской ССР после революции. Начавшаяся с объявления суверенитета топонимическая война, когда стали менять русские названия городов на якобы исторически казахские, в том числе таких новых, как Шевченко, лишь подрывает доверие местного русского населения к Евразийским инициативам Н.Назарбаева.

Желание Президента Казахстана перенести столицу в г. Акмала (бывший Целиноград) – это желание усилить казахскую прослойку в наиболее уязвимом в национальном отношении регионе. Однако реальных денег на организацию такого крупного бюрократического переселения нет. Казахи из восточного Китая тоже не горят желанием переселяться и быть орудием колонизации этих территорий. В Китае сейчас уровень жизни выше, чем в Казахстане.

Двойное гражданство конституцией Республики Казахстан признается за “гражданами, вынужденно покинувшими ее территорию, а также казахами, проживающими в других государствах” (ст. 4), следовательно, не признается за теми лицами (прежде всего, русскоязычным населением), которые постоянно проживают на территории Казахстана.

Межгосударственные соглашения, принятые по данному вопросу на Алмаатинской встрече, могут расцениваться русскими жителями нового зарубежья не иначе как предательство. Согласно им, человек, имеющий, например, гражданство Казахстана, проживший несколько месяцев в России, автоматически теряет гражданство Казахстана.

Статус государственного языка и требование к его свободному владению для занятия государственных постов и руководящих должностей в Казахстане, как и во всех других государствах Центральной Азии – это не что иное, как языковый террор против русскоговорящего населения, противоречащий и нормам международного права.

Тем более, что рабочим (то есть тем, на котором прорабатываются и готовятся предварительно все документы, а затем переводятся на государственный) является и еще долго будет русский язык.

Не случайно поэтому русские общины Казахстана обратились к Н.Назарбаеву с открытым требованием вынести на референдум 29 апреля по вопросу о продлении его президентских полномочий до 2000 года,еще один вопрос: “Согласны ли вы с тем, что в Республике Казахстан должны быть два государственных языка: казахский и русский?” Иначе они призовут русскоговорящее население к бойкотированию референдума.

Языковая дискриминация – самая простая и доступная для всех звеньев бюрократической пирамиды и, безусловно, будет и впредь мощным генератором межнационального напряжения и оттока русскоговорящего населения. Только в 1994 г. из Казахстана уехало почти 250 тыс.русских, Узбекистана и Таджикистана – по 100 тыс., Киргизии и Туркменистана – по 50 тыс.человек.

Многие хозяйственные руководители, ИТР и врачи, а также технократическая прослойка среднего звена родным для себя считает русский язык, независимо от своей национальности. КПСС в период своего краха даже не пыталась консолидировать тех казахов, узбеков, киргизов, таджиков, которые уже оторвались от своей национальной почвы и являются носителями русской культуры. В бывших республиках они стали самой гонимой прослойкой населения. У русских была и есть Россия, а эти остались изгоями в собственных странах. Позицию коммунистов продолжили и российские демократы, и новорожденные вожди наций практически во всех странах ближнего зарубежья.

Нельзя далее не замечать того, как идеолог Евразийского сотрудничества у себя в республике вольно или невольно создает основу для мощного этнического конфликта.

На этом фоне резко повышается роль и возможности для политического маневра у лидера Узбекистана И.Каримова.

Узбекистан отсекает Казахстан от пылающего войной Афганистана, где налажена схема взаимодействия с исламским миром по организации вооруженной борьбы, чему свидетельство Таджикистан.

Реально в Центральной Азии русский сепаратизм как ответная реакция на недальновидную политику нынешнего руководства не будет иметь таких опасных последствий, как в Приднестровье. Без российской поддержки он не возникнет, а в случае российской поддержки, не исключено, что первым его сторонником станет И.Каримов, хотя его публичные заверения могут и не соответствовать его действиям. Суть в том, что реально власть И.Каримова в Узбекистане не имеет угроз ни сверху, ни снизу, но есть реальная угроза с юга.

Новая волна насилия, вспыхнувшая в апреле, и новые жертвы на таджикско-афганской границе, где стоят, в основном, российские пограничники, подтверждают всю серьезность конфликта. Таджикистан уже потерял в боевых действиях более 200 тыс. человек. Его углубление может стать дестабилизирующим фактором огромной разрушительной силы для всей Центральной Азии. Это более всего и понимает И.Каримов, являющийся инициатором многих разумных предложений по урегулированию этого конфликта. Но и стабилизация положения в Афганистане не сулит ничего хорошего. Она может покончить с реальной автономией афганских узбеков во главе с генералом Р.Дустумом на севере Афганистана. Угроза физической расправы толкнет узбекских воинов искать укрытие в соседнем Узбекистане, то есть перебраться через Амударью в Сурхандарьинскую область. И.Каримов реально представляет, какую мощную опасность для самой спокойной и благополучной области представляют афганские боевики и члены их семей. Это не мирные узбекские дехкане, а как принято говорить в Афганистане, люди сочетающие в себе три основные черты: воин, торговец, богослов. Они способны взорвать спокойную обстановку не только в области, но и во всей Средней Азии. Российские пограничные войска не смогут противостоять этой армии, а собственной боеспособной армии ни одно государство Центральной Азии не имеет. В свое время Каримов первым из глав независимых республик переподчинил себе советские войска, находившиеся на территории Узбекистана и развалил Туркестанский военный округ. Его почину последовали все руководители постсоветских государств.

В Таджикистане, при всей сложности обстановки, имеется 201 российская дивизия, и только армия, а не пограничные войска, способна противостоять боевикам из Афганистана. Но именно этого у Каримова нет. Он реально понимает, что его армия, где стареющие русские офицеры командуют молодыми необученными узбеками, абсолютно небоеспособна.

В будущем, как только в России установится сильная государственная власть, очевидно одним из первых ее союзников станет И.Каримов. Ему нужен военный союз с Россией, дабы уберечься от своего нынешнего “друга” Р.Дустума.

Конечно, сразу же возобновятся поставки узбекского хлопка в Россию, немедленно будет принят закон о двойном гражданстве, русский язык получит статус государственного, и появятся другие атрибуты интернационализма, вплоть до возврата Ташкентскому госуниверситету имени Ленина, то есть имени его создателя (в 20-м году ленинский поезд с 86 профессорами и преподавателями положил начало высшему образованию в крае).

Имея столь горячее подбрюшье, И.Каримов едва ли имеет реальные возможности для прочного казахско-узбекского союза. Ему сейчас как никогда важно перейти от сотрудничества с генералом А.Николаевым к сотрудничеству с П.Грачевым. Но после Чечни навряд ли российских парней удастся вслед за Таджикистаном послать и в Узбекистан. Задача у Каримова сверхсложная, а постоянно им декларируемая стабильность в регионе – это стабильность на пороховой бочке.

Н.Назарбаев имеет запасной вариант. Вместо Каримова иметь стратегического союзника в Пекине. Но Пекину мощный Казахстан не нужен, так как угроза национального сепаратизма в Тибете и Синьцзян-Уйгурском автономном округе для них давняя, но весьма актуальная угроза. Консолидация Казахстана и Китая на фоне тибетского сепаратизма для китайцев более опасна, чем выигрыш от сотрудничества с Казахстаном. Скорее всего, китайцы, следуя мудрой китайской доктрине, как хорошо сидеть на вершине холма и смотреть на дерущихся тигров, будут занимать гибкую политику и выторговывать у России что-то для своих интересов на Дальнем Востоке.

Таким образом, в постельцинский период весьма реальной представляется борьба за национальную автономию в рамках Казахстана либо возврат в Россию северных и восточных русскоязычных областей Казахстана. При этом Узбекистан, Киргизия, Туркменистан и Таджикистан скорее всего займут пророссийскую позицию в интересах собственной стабильности. Возможные на этом фоне новые евразийские инициативы Н.Назарбаева не будут иметь успеха, т.к. получит огласку ныне замалчиваемая российским руководством этнократическая позиция Назарбаева внутри собственной страны.

Строго говоря, Назарбаев как политик ничем не отличается от Ниязова, Каримова и Акаева. Те же придерживаются завуалированной тактики выдавливания русских из своих республик даже вопреки экономическим потерям.

Аморально поэтому России дотировать или выделять льготные кредиты тому или иному государству, не замечая при этом нарушения прав человека в этих новых независимых государствах и тяжелого социально-экономического положения русскоговорящего населения, вынужденного тысячами бежать из стран ближнего зарубежья.

Проблема Назарбаева, в отличие от других азиатских президентов, в том, что русских в Казахстане более 5 миллионов и огромная общая граница с Россией. Вытеснить и заменить русских удастся и уже удается лишь на высших ступенях бюрократической пирамиды, что практически уже сделано. Но когда в движение придут массы, бюрократическая пирамида рухнет в первый же день.

Политические мотивы хозяйственной интеграции у Казахстана и республик Средней Азии в корне отличаются. Узбекистан, Таджикистан и Киргизия вынуждены идти на более тесные контакты с Россией для обеспечения собственной стабильности. Казахстан, потерявший кредит доверия прежде всего среди местного русскоязычного населения, возможно, будет переживать в постельцинский период серьезные проблемы как политического характера, так и территориальной целостности.

Итак, в будущем даже небольшие подвижки Москвы во взаимоотношениях с этими государствами, несмотря на беспрецедентное продление президентских полномочий до начала следующего тысячелетия, будут существенно отличаться значительными поворотами в политике и экономике независимых стран Центральной Азии.

Никита НАЗАРОВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Необходимое введение к началу избирательного марафона
Экскурсовод Шаккум
День Победы
ПОЛИТИКА ДОХОДОВ: ИТОГИ РЕФОРМ И ПАРАДОКС “СТАБИЛИЗАЦИИ”
Сводка-15
Доброе дело
Соответствует ли благодарность общества ветеранам вашему вкладу в Победу?


««« »»»