В ожидании солнца: реприза

Рубрики: [Музыка]  

Музыка Doors поэтична, ведь Моррисон был, прежде всего, поэтом. Поэзия была танцем его сердца. Конечно, он парадоксален, в нём уживались безудержный романтик и жёсткий исследователь человеческих комплексов и пороков. Он был алогичным музыкантом, не подходящим ни под какие стандарты; он и его музыканты создавали невероятные музыкальные построения с любовью к каждой интонации, возгласу, тембру, звуку… И эта алогичность истинна, в ней секрет магической энергии группы. А когда его не стало, всё закончилось. Это безвременье продолжалось долго, очень долго. Шли годы, менялись моды и жанры, звезды зажигались и гасли, и лишь свет одной из них никогда не иссякал. Образ неукротимого Джима сохранился в том первозданном состоянии до наших дней не только благодаря своей сверхчеловечности. Конечно, в нём есть удивительная красота неземного, но он другой Бог – очень близкий. Этот Бог не молчит, а постоянно с тобой беседует, даёт советы, тихо звучит в порыве осеннего ветра, порой рычит от отчаяния. Стоит только включить тебе свой магнитофон или поставить пластинку, и ты уже не один…

* * *

Постаревшим Манзареку и Кригеру ничего не оставалось, как всеми правдами и неправдами дать новую жизнь своему великому товарищу по команде. Певцу, который теперь вместо него на сцене, не позавидуешь. Может, его и певцом в полном смысле этого слова назвать нельзя. Это актёр. Он даже двойник, а эта роль ещё труднее. Вот он выходит к микрофону, а все видят образ своего главного героя и восхищаются им, и лишь потом, после концерта, смотрят в программку и уточняют его имя. Людям очень трудно жить без героя, поэтому необходимо создать заменитель. Может быть, прав был Денсмор, не пожелавший участвовать в этом спектакле?

Кроме двух легенд, на сцене появились вокалист Дэйв Брок (вылитый Моррисон) и басист с барабанщиком. Под несмолкающую овацию заиграли первую вещь – Roadhouse Blues, затем последовали Break On Through To Another Side и Strange Days. С первых же аккордов поклонники группы из числа молодёжи, а их в зале было большинство, стали вскакивать со своих мест и метаться по проходам. Самые энергичные подбегали к сцене, фотографировали, но охранники тут же водворяли их на места. Это продолжалось до тех пор, пока вокалист не пригласил всех зрителей подойти поближе к ним, минуя все гранд- и вип-партеры. Сотни человек рванули со своих мест к кумирам, и уже через несколько секунд у сцены образовалась настоящая давка. Молодые люди и девушки толкались локтями, наваливались друг на друга, тянули руки к музыкантам и вообще вели себя так, будто они не в «Крокусе», а, к примеру, в д/к Горбунова в те годы, когда приезд рок-звезд был для многих в диковинку. А ведь их не было даже в проекте, когда не стало Великого Шамана. Рок – музыка молодых, для нее нет понятия «слишком стар для рок-н-ролла», а есть «слишком молод, чтобы умереть». Моррисон давно умер, но сейчас они видели на сцене его соратников, музыкантов, без которых само понятие «рок-музыка» было бы иным, тех, кто в далёкие шестидесятые создавал фирменное, неповторимое звучание группы. Они с головой окунались в это пространство невероятной страсти и магических ритмов. Они словно не замечали отсутствия Джима, вместо которого теперь уверенно существовал, передвигался и голосил его дух. Ничего лишнего в поведении на сцене, никакого позёрства или копирования – всё органично, немного по-своему, но одновременно очень по-моррисоновски.

Среди вскинутых в едином порыве рук не было ни одной «козы» или каких-нибудь других модных распальцовок: либо victory, либо большой палец вверх. Никакой агрессии и превосходства, только прежние, добрые хиповые штуки. Однако попадались и случайные люди. Одна девушка вцепилась в своего парня и, испуганно озираясь, прижимала к груди театральную сумочку, здесь явно неуместную. Вытерпев минут двадцать, она с недовольным видом протиснулась через толпу и исчезла в темноте зрительного зала.

Стало жарко. В толпе у сцены народ буквально обливался потом, на спинах намокли рубашки и майки. Песни исполнялись почти нон-стоп, и вот уже на сцену выскочил полураздетый парень под хорошим градусом и покатился кубарем перед монитором вокалиста. Музыканты не обратили на эту выходку ни малейшего внимания – и не такое видали в прежние годы, но охранники «Крокуса» среагировали моментально и решительно уволокли парня в сторону. Результатом этого стали раздавленные очки-капли вокалиста; они так и провалялись на сцене весь концерт.

И еще был бесподобный видеоряд, окончательно погрузивший публику в эстетику психоделии 60-х. Хаотически скачущие геометрические фигуры и огненные фракталы сменялись картинами растущих цветов и грибов; потом это прерывалось кадрами бескрайних калифорнийских хайвеев и мчащихся по ним автомобилей, следом шли документальные съёмки разгонов антиправительственных демонстраций времён вьетнамской войны, затем зрители видели безумство публики на концертах Doors и, конечно же, Моррисона – живого, удивительного, магического…

В зале творилось нечто невероятное, похожее на коллективный экстаз. Многие пропевали вместе с группой каждое слово, причем у молодёжи это получалось значительно лучше. И фанаты, и английский знают – чудесные люди. В этом море улыбок кто-то пытался кружиться в медленном танце, кто-то щёлкал зажигалкой, девушки визжали и лезли на плечи, парни хлопали друг друга с ладони. Просто какое-то всеобщее братство в отдельно взятом зале! Концертный зал «Крокус-сити» такого никогда не видел и теперь вряд ли когда увидит.

* * *

Безусловно, есть и другие великие группы, но Doors и их музыка – уникальные. И спустя десятилетия они всему миру доказали это ещё раз. Многих ли рок-героев вспомнят наши потомки? Не знаю. А Doors будут первыми!

Фото автора.


Георгий Аветисов

Музыкант, литератор, фотограф. В составе подпольной группы «Рикки-Тикки-Тави» сокрушал устои советской эстрады виртуозным исполнением в бешеном темпе джаз-роковых риффов на 13/8. Увлечение Индией и трансцендентальной медитацией чуть не довело Георгия до цугундера, но вовремя наступившая перестройка захлестнула артиста обилием творческих инициатив.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Экранизация «Облачного атласа»
Олег Юрьевич талантливо играет
Подобрать французского мужа
Брюс Уиллис попал в десятку
Обновленная «Овация»
Пение на пароходе
Дрю Бэрримор едет в Болливуд
Рок-н-ролл мертв?
Сидит на тестостероне
Детектив «Тонкий человек»
Уэллер завершил работу
Гир вместо Аль Пачино
Будут привлечены коллеги
Исполнит Дэвид Ли Рот
Кто заменит Шварценеггера
Начинают работать
Последний эфир Меркьюри
Присматриваются к новым ролям
Такая разная любовь
Тайная любимая песня
Ховард имеет виды на Фостер
Костнер снимется в Казахстане
Дом огорожен от фанатов
Бездомные короткометражки
Секрет «Секрета»
Третий раз замуж
Театральное событие
Коротко
Фильм о детском хоре
Operalia в Москве
Эрнест Хемингуэй vs Юлиан Семенов
Полет музы в 3D


««« »»»