Влюбляемся в мечту, а замуж выходим…

Рубрики: [Рецензия]  [Театр]  

До начала спектакля зрителя театра им. Моссовета встречает занавес с мерцающей голубой туфелькой на фоне разрушенного бомбежками Лондона и гул моторов бомбардировщиков. На сцене – военный Лондон 1940 г. Спектакль Мэтью Боурна начинается показом лондонской хроники тех лет.

События разворачиваются в атмосфере воздушной тревоги и бомбежек. В доме отца-инвалида-колясочника, мачехи, сводных сестер и, в отличие от сказки, братьев на положении служанки живет Золушка. Образ ее внешне очень похож на образ отличницы-ботанички, да и сама исполнительница главной роли Керри Биггин внешне очень напоминает Нелли Уварову из сериала “Не родись красивой” (так он назывался, если я не ошибаюсь), до ее перевоплощения в красавицу (после перевоплощения их образы также схожи). Золушка, живя на позиции изгоя, настолько хочет любить и быть любимой, что от этого ее желания оживает даже манекен для пошива мужской одежды и танцует с ней, танцует с ней также то ли в ее мечтах, то ли наяву и ее отец-инвалид. При этом ей весьма недвусмысленно оказывает знаки внимания один из ее сводных братьев, ухаживания которого она с неизменным упорством отвергает, ей нужен только принц.

красный букет

В ответ на ее душевные порывы к ней спускается Ангел (мужская партия) в белом костюме. Ангел показан интереснее всех других мужских образов, оно и понятно – мы влюбляемся в созданный нашим воображением идеал, мечту, который в результате всегда оказывается земным человеком со всеми его достоинствами и недостатками, даже если это и пилот-герой. Движения (хореография, пластика) ангела очень напоминают движения главного лебедя и других лебедей из успевшего уже так нам полюбиться “Лебединого озера” Боурна, который он привозил на Чеховский фестиваль, что, конечно, не может не вызвать ностальгии по этому прекрасному балету и благодарность за напоминание о нем (исполнитель роли Ангела Кристофер Марни танцевал в “Лебедином Озере” Принца).

Ангел влюбляет Золушку в попросившегося к ним в дом на постой раненого пилота (и его в нее), что вызывает недовольство ее мачехи сводных братьев и сестер, которые, впрочем, несмотря на всю серьезность окружающей обстановки – война, бомбежки – ведут праздную, полную веселья и разврата жизнь, устраивают вечеринки, меняют партнеров.

Далее очень талантливо показана сцена воздушной тревоги. На сцену напускают туман и, одетые в костюмы пожарных-добровольцев, как мы позже узнаем из хроники, танцоры фонариками, направляя их то в одну, то в другую сторону, передают ощущение нарастающей тревожности и максимально точно визуально передают саму воздушную тревогу. Те самые знаменитые удары курантов, описанные Прокофьевым, знаменуют собой в балете бомбежку, а свой знаменитый вальс Золушка танцует не с Пилотом, а с Ангелом, символизируя первый период влюбленности и романтических отношений. Ангел увозит Золушку от ужасов войны на роскошном белом мотоцикле с номерами “New Cin”.

Ангел устраивает праздничный вечер для Золушки и Пилота в Кафе Де Пари. Фон создают танцующие пары, одетые в серые и черные вечерние наряды, Золушка выгодно смотрится на их фоне в летящем белом платье в пол, расшитом пайетками, похожем на платья партнерш Фреда Астера в голливудских фильмах того времени, она красива, ухожена, из брюнетки чудесным образом превращена в блондинку (чему возмущались в антракте две феминистки настроенные журналистки). Очень красиво поставлена сцена танца Золушки с поклонниками – как паровозик в известной детской игре, который затем распадается на эффектные поддержки и па (опять же в стиле голливудских фильмов тех лет). Золушка танцует и с Пилотом.

Просыпается она уже в его квартире, влюбленным нужно расстаться, Пилота зовет долг, здесь показана любовная сцена ласк и объяснений, одна из самых красивых в балете, которая вся сплошь состоит из красивейших классических поддержек. Что, возможно, не так легко для ее партнеров, т.к. исполнительница Золушки не отличается миниатюрностью. Но с другой стороны – почему в балете должны танцевать только анорексичного вида девушки небольшого роста со строгим ограничением в возрасте до 35… Мы помним труппу Пины Бауш, там танцуют люди всех ростов, весов и возрастов, может, так и надо – идти по пути нивелирования дискриминации на всех фронтах. Постепенно такой подход Боурна в выборе артистов начинает даже вызывать симпатию.

Золушка, выйдя из квартиры Пилота, попадает под бомбежку, получает ранение, и ее уносят на носилках. Возвратившийся за Золушкой Пилот находит только ее потерявшуюся туфельку. Далее ищет Золушку и на улицах Лондона, и в лондонском метро, где едва не позволяет себя соблазнить продажным женщинам (ничего не поделаешь, такие они, земные мужчины), ищет он ее и на набережной Темзы, но находит только в реабилитационном отделении госпиталя, где ее лечит тот же Ангел в образе Доктора.

Пилота лечат чем-то вроде электрошока, когда его видит Золушка, возможно, поэтому он ее не сразу узнает, возможно, потому, что она снова скромно одетая брюнетка, но, когда на ее ногах оказываются обе туфельки, все встает на свои места.

Заключительная сцена балета: вокзал Паддингтон, Золушка в элегантном черном приталенном пальто и Пилот в новехоньком мундире с чемоданами, на которых написано “Just married”. Молодые собираются уезжать, Золушка довольно тепло прощается со всеми пришедшими ее проводить родными, видимо, примиряясь с ними, кроме достававшего ее ранее ухаживаниями брата. Хочет Золушка проститься и с Ангелом, но он не позволяет ей проявить свои эмоции в полной мере и жестом показывает на ее мужа, что надо понимать как расставание ее с детскими и юношескими мечтами и иллюзиями и вступление ее во взрослую реальную жизнь, где нет места чудесам, но зато есть повседневные обязанности и рутина быта…

Ангел тоже грустит, но недолго. (Ангелы, получается, как и мужчины, непостоянны). На перроне в привокзальном кафе сидит одинокая девушка, Ангел подходит к ней и кладет ей руку на плечо, видимо, история повторится, но уже с новой Золушкой.

Занавес! И вы думаете, это все? Нет! Еще один подарок от Автора – никогда не видела такого в балете – номер на бис: под звуки знаменитого вальса Прокофьева танцуют пары, затем в процессе танца отделяются и прощаются со зрителем. Но и это еще не все! На сцене раздаются звуки фокстрота, который танцуют все, и Золушка с пилотом в центре – Золушка опять красивая блондинка в том самом белом платье. А где же принц – спросите вы? А принц – это сам маэстро Мэтью Боурн, в который раз уже подаривший нам этот праздник души и именины сердца, эту красивую сказку из жизни про чувства, обостренные войной…

Этот балет – память о тех людях, которые противостояли войне, потому что спустя столько лет, мы понимаем, что героями были не только военные, а все-все, кто страдал, ждал, надеялся и делал для победы все, что мог. Маэстро посвятил спектакль своему отцу Джиму Боурну, который был живым свидетелем трагических событий тех лет.

И, конечно, огромное спасибо хочется сказать Мэтью Боурну за особенную мимику и ювелирно отточенную пластику поз его актеров, по-другому танцоров его труппы не назовешь – им не надо говорить – все их позы и пластика говорят за них. Не знаю как, но ему, видимо, удалось хотя бы на миг вернуть нам вершину той школы представления, не побоюсь этого слова – великой, которая существовала до Станиславского, когда актеров боготворили, настолько сильные эмоции они вызывали, что было сравнимо с сеансом массового гипноза, когда из вызывали чуть ли не до 70 раз за спектакль!!! (в это невозможно сейчас поверить, но это действительно так, как было с Ермоловой, Щепкиным, Мочаловым), когда нищие студенты сбрасывались и подносили усыпанные бриллиантами украшения в знак признательности, когда актеры были профессионалами в настоящем смысле этого слова – когда игра была искусством, которому надо было учиться и для которой необходимым условием являлся талант, в отличие от нашего времени, когда в большинстве театров игра актеров не сильно отличается от такой же игры случайным образом набранных людей – не профессионалов с улицы, что дискредитирует и сам театр, как храм Искусства, и профессию.

Татьяна ЛЬВОВА.

P.S. В феврале этого года я была на презентации последней книги нашего прославленного танцора Николая Цискаридзе, я не успела задать вопрос из толпы, и поэтому набралась наглости и спросила его, когда он подписывал мне свою книгу, спросила о Боурне, т.к. в ходе презентации он говорил о многих, но не о нем, я спросила, нравится ли ему Лебединое озеро Боурна, вопрос его настолько заинтересовал, что он спросил меня – нравится ли мне ли мне Лебединое озеро Боурна, я ответила, что да, и хотя я отношу себя к поклонникам классического балета, но Озеро Боурна мне нравится больше классического, его хореография, пластика лебедей ближе к настоящим лебедям, и настолько берет за живое, что я даже прослезилась и видела других таких же людей рядом с собой потрясенных, чего давно со мной не было в балете, и что я не могла успокоиться и все вспоминала балет пока не купила его на диске и регулярно пересматриваю, чего со мной тоже давно не было. Николай сказал, что ему тоже Озеро Боурна нравится больше классического и с большим сожалением вздохнув сказал, что он пытался пробить постановку Озера Боурна в Большом, но там, естественно, отказали, он сам хотел там танцевать.

В интервью прочла, что Мэтью Боурн был приглашен в Большой, но дальше одной встречи не пошло. Представляете чего мы лишились??? Какого балета!!! Пусть руководству Большого станет стыдно, оно откроет глаза и правда и справедливость восторжествуют, Мэтью в интервью говорил о Золушке в Большом, но, конечно, мы мечтаем о Лебедином! Хотя и Золушка по-своему прекрасна!


Татьяна Львова


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Справиться с одиночеством
Ривз и его хокку
За талант приходится платить
Новый «Горец» – как старый
Против сокращения
Хочет стать австралийцем
Авантюрная комедия «Гамбит»
Реакция пока неизвестна
Сорокалетний юбилей AC/DC
Клинт Иствуд снимет байопик
Самая влиятельная рок-группа
Закрыл тему возрождения
Снимется у Сталлоне
«Экспериментальный» фильм
Русалочек будет две
Вернется к бейсболу
Робби Уильямс снова один
Миноуг вернется на экран
Разоблачительные заявления
В роли главного злодея
Доэрти грозит тюрьма
Сядет в режиссерское кресло
Принудили заплатить уборщицам
Научная фантастика от Фостер
Бывшая жена лучше
Синдром медиа-диссидентства


««« »»»